«Я не хочу идти никаким другим путем, кроме искусства»

Сергей Сафонов, Юрий Петухов, Людмила Денисова, Вера Евстафьева — о выставке Антонины Софроновой и издании ее первого альбома

текст: Надя Плунгян
5 из 5
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Вера Евстафьевадизайнер шрифта, каллиграф, педагог, правнучка А.Ф. Софроновой

    — Вы — художник шрифта, но всегда хотелось спросить: есть ли у вас внутреннее чувство, что работы Софроновой как-то повлияли на вашу собственную изобразительную систему?

    — Софроновские работы для меня, как и работы бабушки, Ирины Евстафьевой, которая при мне и рисовала, особенно на даче, когда мы проводили лето вместе, — это среда, в которой я выросла. Москва этих пейзажей — это мое представление о Москве. То есть их работы встроены в мой образный мир.

    Иметь таких художников в семье, включая еще и Блюменфельда, нелегко. Постоянно преследует сравнение — и свое собственное, изнутри, и извне, от учителей и от других художников. Сравнение заранее не в пользу младшего — из-за этого часто и не хочется что-то делать в той же области. Так что я стала рисовать снова только тогда, когда очень захотелось. И когда уже я решила пойти учиться, когда поступала в институт и сейчас, когда стала снова рисовать, почувствовав, что что-то наконец созрело, — я, конечно, стала жить не в узком контексте семейного опыта, а в общем целом потоке.

    — И все же этот опыт дал и свои ограничения в восприятии современных школ?

    — Я думаю, что детство в художественной семье дает хорошую насмотренность — и, наверное, определенный вкус, предпочтения. А дальше уже пути могут быть разными. В том, что касается образования, в нашей семье не было приверженности одной школе. Я — ученица И.П. Захаровой, и, думаю, мое рисование и видение формы в большей степени идут от нее, от старой полиграфской школы. Только не Фаворский: для меня он очень тяжеловесен и заумен, он почему-то не пускает в свои работы. Сложно даже рассматривать, незнакомый язык. Мне ближе рисунок незамученный, свежий и хара́ктерный.

    Девочка с кошкой. 1932Девочка с кошкой. 1932© Галерея «Ковчег»

    — Есть ли у вас представление о месте, которое живопись Софроновой занимает в большом контексте русского или советского искусства?

    — Непростой вопрос, конечно, сложно посмотреть со стороны. Но, наверное, все же больше так: Софронова и Ирина Евстафьева — это «свое», привычный мне взгляд, в том числе привычное отношение к искусству как к постоянному поиску, а не повторению наработанного приема, и многое другое. Это часть моего восприятия, мой мир образов с детства.

    Другого контекста я, наверное, долго не видела. На выставки меня особо не водили и специально не образовывали в области искусства, просто дома у нас и у бабушки с дедушкой (Евстафьевых) висели работы, я видела, как рисует бабушка, слышала домашнее обсуждение новых работ. Знала, что Софронову ценят, что ее смотреть приходят искусствоведы и коллекционеры. Была большая выставка в Третьяковке к 100-летию со дня рождения, я тогда была довольно маленькая, но помню ощущение особенного внимания к Софроновой, атмосферу восхищения и интереса на открытии.

    И для бабушки — в ее словах, рассказах — Софронова всегда была исключительно прекрасным художником, не помню ни одного слова упрека или чего-то бытового.

    А.Ф. Софронова в 1960-е, МоскваА.Ф. Софронова в 1960-е, МоскваФотография из семейного архива

    — Вы приняли участие в оформлении книг Софроновой и Соколова. Расскажите, как строилась эта работа.

    — Для книг о Соколове я нарисовала заголовки и придумала, как будут выглядеть крупные элементы книги — переплет, титул, шмуцтитулы. Но он не был «моим кругом» с детства: его работы я осмысленно увидела уже в институтское время, потом ездила на его выставку в Ярославле, очень увлеклась...

    Для книг о Софроновой я дала шрифт Россика — там и текста, и разделов меньше, чем у Соколова (названия серий), к тому же работы меньше располагают к акцентированному шрифтовому сопровождению. Ну и еще была личная причина: я ждала ребенка как раз в период подготовки книги, у меня не было возможности много для нее сделать. Но мне кажется, что шрифта достаточно. Он такой же негромкий и деликатный, как работы Софроновой.

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 2020488