«Приветствую этот ленинопад, хотя жаль, что он носил несколько хаотичный характер»

Директор Одесского художественного музея Александр Ройтбурд — о своем увольнении, декоммунизации, украинской политике и скандальной славе

текст: Наталья Шкуренок
Detailed_pictureАлександр Ройтбурд на открытии выставки «Нонконформисты. Музейный формат» в Одесском художественном музее© Из личного архива Александра Ройтбурда

Скандал с увольнением Александра Ройтбурда с должности директора музея этой осенью снова привлек внимание к целому букету проблем, актуальных не только для Украины, но и для всех независимых государств, входивших когда-то в качестве республик в состав СССР. Имеет ли право власть диктовать художнику, что он может делать и думать, или нет? Кто в музее главный — директор, выбранный по конкурсу, или чиновники? И не превратится ли официальная политика декоммунизации в настоящее культурное варварство и своеобразную «холодную войну» с Россией? Обо всем этом Александр Ройтбурд рассказал в единственном интервью, которое он дал современным российским СМИ в последнее время.

— На вашей странице в Википедии по-прежнему написано, что вы — директор Одесского художественного музея, хотя вас, кажется, уволили… Что происходит?

— Меня уволил Одесский областной совет, то есть они там, в совете, об этом сказали. Но механизм увольнения в местном законодательстве не прописан. Совет даже не уведомил о моем увольнении ни областное управление культуры, ни руководство музея — просто в совете так решили… С таким же успехом я сам себя могу уволить, испугавшись грозных окриков из областного совета, но я как-то не спешу. То есть формально мне не вручили приказа об увольнении, в моей трудовой книжке нет приказа об увольнении, так что я де-факто не уволен.

— А разве областной совет вообще может увольнять или назначать директора музея совершенно самостоятельно?

— Члены совета думают, что могут. Вопросы назначения-увольнения регулируют два закона — закон о местном самоуправлении и закон о культуре; в отношении меня закон о культуре имеет приоритетное право. Но одесская власть считает, что закон о местном самоуправлении делает их всесильными богами. Между двумя этими законами есть некоторое противоречие: в законе о самоуправлении написано, что меня должен утвердить местный совет. Но он не имеет права отменять результаты официально проведенного конкурса на должность директора музея! А я занял эту должность по результатам конкурса! Вот только если бы я скрыл судимость или какие-то еще криминальные факты, совет мог бы меня уволить. А просто потому, что я им не нравлюсь, — нет. Но Одесский областной совет, похоже, искренне не понимает, что не может делать все, что хочет, только потому, что он этого хочет! Насколько я знаю, сейчас при Минкульте Украины и администрации президента создана специальная группа юристов, которые разрабатывают новый закон, устраняющий эту юридическую лазейку. Как мне уже сказали, в кулуарах этот закон уже называют «закон Ройтбурда».

Александр Ройтбурд на открытии своей выставки «Галантный век Просвещения». Частная галерея, Киев. 2018Александр Ройтбурд на открытии своей выставки «Галантный век Просвещения». Частная галерея, Киев. 2018© Из личного архива Александра Ройтбурда

— Значит, по-прежнему ходите на работу? И чем занимаетесь?

— Сегодня, например, продумывали будущую экспозицию второго этажа, решали реструктуризацию научного отдела; я подписывал бумажки, водил людей по музею, заказал раму на темперу художника Игнатия Нивинского — все в рабочем режиме! И я, конечно, готовлю иск против областного совета, который проголосовал за мое увольнение.

— Вы директорствуете всего полтора года. Как сами оцениваете свою работу? Много успели?

— Честно говоря, я надеялся на большее, но и тот рывок, который мы уже совершили, впечатляет. Мы привели в порядок несколько залов, поменяли рамы, стекла ставим музейные, экспозицию чуть-чуть меняем. Главное, в музей стало ходить гораздо больше людей, здесь почти ежедневно происходят какие-то художественные и просветительские события — постоянные лекции, «музейники» (такая форма концертов: их нам дарят музыканты, а билетом на концерт является билет в музей). На встречи с посетителями музея приходили Сергей Жадан, группа «Хамерман знищує віруси» («Хаммерман уничтожает вирусы» — одна из самых эпатажных украинских музыкальных групп. — Н.Ш.), Дмитрий Быков, Орлуша, Борис Херсонский, джазовое трио Андрея Показа — сложно всех перечислить. Мы проводим благотворительные завтраки во дворе музея, и люди героически идут к нам. Хотя сейчас из-за бесконечного ремонта дорог к нам совсем не просто добраться, но посетители, преодолевая полосу препятствий, идут на выставку Константина Сомова. Воскресная касса составляет 15–20 тысяч гривен, хотя еще два-три года назад в музее бывали такие времена, когда неделями никто туда не приходил, а как-то в феврале случилось так, что пришел 1 человек за месяц!.. У нас начали работать детские студии, кружки.

Александр Ройтбурд проводит директорскую экскурсию в Одесском художественном музееАлександр Ройтбурд проводит директорскую экскурсию в Одесском художественном музее© Из личного архива Александра Ройтбурда

— Говорят, что вы — чуть ли не единственный директор музея в Украине, которому удалось привлечь спонсоров в музей!

— Не единственный. У Национального художественного музея Украины и Мыстецкого арсенала тоже достаточно спонсоров. Но они находятся в столице, им проще. У нас в этом году слабее получилось с крупными жертвователями, но мы привлекли уже около 60 тысяч евро в клуб Григория Маразли — клуб назван именем бывшего городского головы Одессы, который в 1888 году передал здание дворца городу для создания там художественного музея. Впервые в истории музея в срок выпустили каталог новой выставки: у нас сейчас проходит выставка Константина Сомова, коллекция его работ в нашем музее — третья по значимости и объему после Третьяковки и Русского музея. В общем, жизнь идет.

— Тогда что же это за выброс энергии, или «цыганочка с выходом», которую устроил Одесский областной совет? Они недовольны вашей бурной деятельностью?

— Группа депутатов изначально была против моего назначения. Сначала по политическим мотивам: я достаточно проукраински настроен, а в совете крепки позиции пророссийского «оппозиционного блока», для которого неприемлемы моя позиция, участие в Майдане. Они собрали на меня совершенно феерический компромат и сами в него поверили — например, что я пришел в музей продавать картины из фондов по личному заказу Марины Порошенко (председатель Украинского культурного фонда с 2018 года. — Ред.). И это для них святое, они рассказывают эту байку самим себе и всем вокруг, разубедить их невозможно. И почему по заказу Марины Порошенко, а не папы римского?

— Действительно. Получается, что увольнение директора, который зарабатывает для музея деньги, — это пророссийская позиция? Так считает совет?

— На мой взгляд, это во многом просто сознание люмпенов. Увы, наша политическая элита — не всегда люди интеллектуальные, чаще очень простые и не сильно грамотные. Но я думаю, что вам в России не надо объяснять, что такое «политическая элита»…

Александр Ройтбурд в своей мастерской в КиевеАлександр Ройтбурд в своей мастерской в Киеве© Из личного архива Александра Ройтбурда

— С моей точки зрения, то, что произошло с вами в Одессе, можно назвать проявлением обратной стороны декоммунизации. А на ваш взгляд?

— Не уверен! Я не коммунист и не левый, хотя мы сейчас включили в постоянную экспозицию музея (конечно, с критической аннотацией) портрет Сталина работы Исаака Бродского — чтобы показать сталинскую эпоху. В целом я поддерживаю декоммунизацию и считаю, что убранные с улиц и площадей памятники советской эпохи — это хорошо. Хорошо, что убрали эти бесконечные бюсты и памятники Ленину, которые густым слоем стояли по всем городам и селам. Приветствую этот ленинопад, хотя жаль, что он носил несколько хаотичный характер. На мой взгляд, нужно было бы убрать и проявления других тоталитарных идеологий — например, правых, националистических. Но это не значит, что сброшенных Лениных не надо было сбрасывать. Жаль, что вместе с обычным гипсово-бронзовым мусором выкинули и настоящие произведения искусства — например, статую Ленина работы Меркурова с Крещатика. На мой взгляд, нужно было ее, как московский памятник Дзержинскому, увезти и сохранить в музее. Я не противник, а, скорее, сторонник декоммунизации, но считаю, что она нередко принимала характер культурофобии, когда уничтожали все, сделанное в советское время, и таким образом, например, уничтожили огромное количество мозаик, в которых не было явных признаков идеологии, это были добротные декоративные вещи. Не сбивают же в Мексике фрески Диего Риверы, хотя Мексика — отнюдь не коммунистическая страна, а во фресках есть явные идеологические оценки.

— Что такое, на ваш взгляд, декоммунизация в искусстве?

— Таинственное явление, я его не понимаю! На мой взгляд, это такой популярный тренд, заданный некоторыми представителями арт-комьюнити… Кто-то из художников, похоже, устраивает на этом свою арт-стратегию. Но то, что обществу необходимо очиститься от идеологии коммунизма, для меня очевидно.

Александр Ройтбурд проводит директорскую экскурсию в Одесском художественном музееАлександр Ройтбурд проводит директорскую экскурсию в Одесском художественном музее© Из личного архива Александра Ройтбурда

— В связи с вашим увольнением из музея я посмотрела разные видеоролики, и, в частности, один из аргументов чиновников облсовета за ваше увольнение — это ваша позиция в отношении страшных событий в Одессе 2 мая 2014 года. Вы радовались гибели людей?

— Ни в коем случае! Но я убежден, что, если бы в тот день победили те, кто начал эту, с позволения сказать, войну, то есть пророссийские силы, у нас тут был бы ад почище Донбасса. Я этого не хотел и не хочу — и очень рад, что победили проукраинские силы. Хотя мне очень жаль невинно погибших. Все, кто развязывает войны, должны помнить — за чужую агрессию невинные люди платят своими жизнями. Сочувствую жертвам бомбардировки Дрездена, их не должно было быть. Но то, что Германия проиграла ту войну, — очень хорошо.

— У меня сложилось впечатление, что нередко декоммунизация в Украине тесно переплетается с банальной антирусской риторикой…

— В воюющей стране антирусская риторика понятна: когда пророссийские сепаратисты ежедневно убивают граждан Украины, антироссийская риторика абсолютно уместна. А вот то, что должно вызывать опасения, — это возможное наступление эпохи варварства, когда уничтожаются произведения искусства только потому, что они были созданы в советское время, даже если в этих произведениях нет ни малейшего признака… Недавно у нас в Одессе уничтожили два таких декоративных мозаичных панно с торцов домов: на одном были птицы, на другом — музыкальные инструменты. Сбили, чтобы расширить этаж. Это культурофобия периода первичного накопления капитала, а не борьба с тоталитарной идеологией.

Александр Ройтбурд на фоне своих работ в экспозиции Одесского художественного музеяАлександр Ройтбурд на фоне своих работ в экспозиции Одесского художественного музея© Из личного архива Александра Ройтбурда

— В разговорах с некоторыми кураторами выставок и современными украинскими художниками я услышала, что сейчас в современном искусстве Украины после пяти лет бурной политической жизни (революция — война — смена власти) ощущаются пустота и растерянность…

— Мое субъективное мнение — считаю, что на смену периоду больших ожиданий от правительства Порошенко пришел период больших ожиданий от правительства Зеленского. Очень многие люди искренне воодушевлены электоральной революцией. Это, вероятно, и вызывает у художников ощущение вакуума и пустоты — что дальше? Но у меня позитивные ожидания от новой власти в сегменте культуры есть: я, например, познакомился с несколькими новыми деятелями в этой сфере, которые произвели благоприятное впечатление своими взглядами, потенциальными проектами… Однако я придерживаюсь принципа «поживем — увидим».

— С одной стороны, сочувствую Украине, с другой — завидую: понятно, что ситуация сейчас может повернуться в любую сторону, но вы двигаетесь, меняетесь, думаете, живете…

— У нас в Одессе был митинг после моего отстранения, пришло около двух тысяч человек. И пришло несколько россиян, которые чуть ли не прыгали от восторга, — они говорили: как давно мы не видели митинга без ментов! Это действительно счастье, что мы можем открыто высказывать свое мнение. Может, и у вас когда-нибудь с этим будет хорошо?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте