«Волга больна, вылечить ее мы не можем, но можем “прослушать” ее шумы и крики...»

Художник книги Евгений Стрелков о зин-культуре, геоакустике, ручной и цифровой печати и своей московской выставке

текст: Надя Плунгян
9 из 9
закрыть
  • Ледяные объекты и черный фонтан
    Евгений Стрелков на выставке «Лоции» в Тульском музееЕвгений Стрелков на выставке «Лоции» в Тульском музее

    — Последний вопрос — скажите несколько слов об экспозиции московского варианта выставки «Лоции». Насколько я понимаю, сюда войдут не только книги, но и поэтические произведения и найденные объекты?

    — Выставка на Шаболовке — некий итог (надеюсь, промежуточный ☺), это мои «20 лет в искусстве». В экспозиции можно увидеть почти все мои книги художника (числом около 30), но не только. Я вспомнил и о своем уже прошедшем увлечении — создавать объекты в городском или природном ландшафте из пепла, золы, снега, мела, ткани, пластика... Эти проекты будут представлены лишь в виде фотодокументации (принты на стенах), но сюжетно они порой тесно связаны с книгами художника.

    Скажем, увитый черными лентами заброшенный фонтан в Астрахани стал основой для посвященной Хлебникову книги «Дельта Вэ». А эскизы объектов на окском льду возле заброшенной водокачки в Нижнем Новгороде вошли в книгу «Каталог проекций». Саратовский «След сада» начался с изображения золой теней несуществующих яблонь сада Павла Кузнецова (тот начинал автобиографии словами «родился я в семье садовода»), а закончился масштабной мейл-арт-акцией — четыре десятка банок с саратовским яблочным вареньем были отосланы в адреса музеев, хранящих картины Павла Кузнецова, с рекомендацией «к чаю».

    И есть третий слой, тоже важный для меня, — эфирный слой электронных медиа. Это анимационные ролики (о героях нескольких книг художника). Это графический звук, созданный из очертаний волжских водохранилищ или уровня Волги. Это слегка анимированные слайд-фильмы по мотивам фотографий знаменитого нижегородского светописца Максима Дмитриева.

    Наконец, четвертый слой, который не будет вывешен на выставке, но будет в ее параллельной программе, — это слой поэтический. Героями, темами, проблемами он тоже часто пересекается с моими книгами художника. Скажем, Андрей Сахаров, Самуил Гмелин, Максим Дмитриев, Велимир Хлебников — персонажи и моих стихов, и моего бук-арта. Волжский каскад — тема и поэтического цикла, и серии книг художника, и музыкальной сюиты, созданной при моем скромном участии композиторами Шайдуллиной и Вдовиным.

    Но книги художника — все-таки первый (и самый мощный, если говорить геологическим языком) слой выставочного проекта. А есть еще и «нулевой» слой — это объекты, сделанные не мной, но вошедшие в ткань моих произведений. Это найденные (буквально) на волжско-окских берегах странные вещи, в основном железные, которые, будучи сфотографированы, стали иллюстрациями нескольких авторских книг. Это и любезно предоставленные Политехническим музеем для выставки радиоприборы 1920-х — а тема радио меня по-прежнему занимает.

    Так что выставка, по крайней мере, трехчастная. Всё вместе — как говорил Хлебников, «сверхповесть <...> из самостоятельных отрывков, каждый с своим особым богом, особой верой и особым уставом».

    Надеюсь, что зрительское впечатление тем не менее будет цельным. И рассчитываю, что мы сможем сделать яркую экспозицию. Выставки еще и потому интересно делать, что пространство зала каждый раз по-разному расставляет акценты, иногда довольно неожиданно для самого художника. А пространство галереи «На Шаболовке» сложное и умное. Впрочем, и о тамошних экспозиционерах можно сказать теми же словами; надеюсь, и это мне поможет.

    Евгений Стрелков в мастерскойЕвгений Стрелков в мастерской© Алик Якубович
Комментарии
Сегодня на сайте
Чаплин AVСовременная музыка
Чаплин AV 

Long Arm, АДМИ и Drojji рассказывают, как они будут озвучивать фильмы Чарли Чаплина, используя джазовые сэмплы, игрушечную дрель и русский футворк

18 апреля 20196090