«Волга больна, вылечить ее мы не можем, но можем “прослушать” ее шумы и крики...»

Художник книги Евгений Стрелков о зин-культуре, геоакустике, ручной и цифровой печати и своей московской выставке

текст: Надя Плунгян
3 из 9
закрыть
  • Голос водного зеркала


    Евгений Стрелков. Сирены: каскад. Альманах «Ч/б». Книга художника. Шелкография. 2004
    © Алексей Шевцов

    — Ваши книги представляют собой очень многослойные произведения, фактически это визуальное исследование, которое может быть расширено до отдельной выставки. Как начинается работа? Как вы находите основное «зерно» своей темы и как потом начинает вокруг него конструироваться каркас? Расскажите на каком-нибудь конкретном и самом любимом примере.

    — Да, мои книги сложносочиненные. Часто это действительно итог большого проекта, не всегда даже художественного, может быть, краеведческого или связанного с популяризацией истории науки. Тема как-то возникает, длится, имеет свои частные итоги, и вдруг где-то в конце рождается замысел печатной книги художника. Скажем, как «Сирены» — довольно важный для меня проект.

    Надо сказать, что я живу на Волге, в Нижнем Новгороде. По образованию я радиофизик, занимался геоакустикой, пока не ушел в глухие для науки 90-е годы в свободное плавание. Для пропитания занялся газетной и книжной версткой, дизайн-проектами.

    Мы много печатали тогда (делали дизайн и размещали в типографиях) экологические отчеты. Так, верстая все эти таблицы загрязнения воды и воздуха, я понял, какое это бедствие — волжские водохранилища. Река цветет, рыба гибнет, вода становится непригодной для питья, дно покрывается слоем солей тяжелых металлов. Меняется микроклимат — ведь такие огромные акватории появились.

    Лед с водохранилищ сходит позже, чем с реки; в Пошехонье перестал вызревать лен, когда залили гигантское Рыбинское море. Значит, меняется уклад (рыбы нет, льна нет, заливных лугов нет)… Наконец, прямо у реки было все самое интересное и ценное: пристани-склады-церкви — именно они и ушли под воду. Ушли и целые города — Молога, Ставрополь-на-Волге, Пучеж, Василева Слобода, Корчева...

    Словом, возникла русская Атлантида. На месте городов и сел — прихотливой формы мелкие водные зеркала. Голые формы.

    Как физик-акустик, я знал, что любая форма имеет свои характерные частоты. Те же скрипки или горны, к примеру. У нас (на карте) формы плоские, но это не важно.

    Мы написали компьютерную программу, которая превратила эти формы в звуки, — и звук для каждого водохранилища был свой, так как форма уникальна. Я почувствовал себя если не доктором, то кем-то вроде оператора УЗИ-сканера. Волга больна, вылечить ее мы не можем, но можем «прослушать» ее шумы и крики... Мой друг, акустик и программист Алексей Циберев, написал программу, где расстояние от плотины до берега превращается в высоту звука. Радиус-вектор, проведенный от плотины до берега, обходит (как луч локатора) контур искусственного моря — и рождается звук. Он рваный, дисгармоничный, но чуткое ухо может услышать в нем обрывки мелодий той, исконной, Волги. Ведь Волга всегда звучала — крестьянскими напевами, колокольными звонами, пастушьими рожками и пароходными гудками. Краеведы рассказывают, что волжские судовладельцы отбирали боцманов по мастерству рисунка протяжного пароходного гудка...

    Так родился саунд-проект, а вместе с ним и шелкографическая книга — с картами, графиками и спектрами звука, чертежами акустических механизмов и фрагментами старинных гравюр. Дальше — больше: мы показали «компьютерный звук» музыкантам Ольге Шайдуллиной и Станиславу Вдовину. И они сделали свой материал на эту тему. А я сделал книгу «Сирены: каскад». Туда вложен компакт-диск с музыкой (а это уже музыка, конечно).

    Видеоверсия проекта есть в сети. Для нее придуман отдельный интерфейс: контуры водохранилищ заполняются горизонтальной штриховкой по мере звучания. А в книге художника цитируется Альбрехт Дюрер: его перспективные построения, портреты, зарисованные им чудовища — от носорога до сиамских близнецов.

    Дюрер, наверное, появляется здесь как назидание: и прекрасная, математически выверенная перспектива способна рождать чудовищ, как пресловутый сон разума... Это как раз случай Волжского каскада.

Комментарии
Сегодня на сайте
La traviataКино
La traviata 

«Тайна падшего ребенка» Джерри Шацберга в «Гараже»

25 июня 201910500