3 июня 2014Colta SpecialsРасклад
443800

Как переписывали историю Крыма

Декан исторического факультета Таврического национального университета Александр Герцен о том, как и почему менялась официальная историография полуострова

текст: Инна Денисова
Detailed_picture© Colta.ru

По сообщению РИА Новости, 2 июня президент Владимир Путин поручил кабинету министров совместно с Российским историческим обществом до 15 августа дополнить концепцию нового учебника отечественной истории сведениями о роли Крыма и Севастополя в судьбе российского государства. Декан исторического факультета Таврического национального университета имени Вернадского Александр Германович Герцен рассказал Инне Денисовой, как под давлением власти за последние 100 лет пересматривали историю Крыма и происхождение восточнославянских народов.

— В разное время историю Крыма рассказывали по-разному. Как менялись взгляды?

— Начать нужно c 1952 года. С конференции в Институте всеобщей истории РАН, где обсуждались вопросы изучения и преподавания истории Крыма.

Председательствовали академик Борис Дмитриевич Греков и археолог Борис Александрович Рыбаков. Они привезли ведущих историков: античников, медиевистов, специалистов по новой и новейшей истории. И давали им жесткие установки.

Историю Крыма решено было рассматривать с позиции не внешних влияний, но собственного развития. Роль Византии была объявлена преувеличенной. Роль Крымского ханства и уровень крымско-татарской культуры в Крыму нивелированы. Особенно раскритиковали Сергея Александровича Бахрушина, крупнейшего специалиста в области истории Сибири, за его статью «Основные моменты истории Крымского ханства», вышедшую в 1936 году. Прошло всего лишь семь лет после выселения татар, надо было ввести этот факт в общее идейно-теоретическое русло.

Беда в том, что Гитлер в «Майн кампф» написал: «Готы — это мы».

Крымское ханство отныне представлялось как агрессивное, отсталое государство с экстенсивной экономикой, зависящей прежде всего от военной добычи, решающее экономические проблемы за счет насильственного присвоения продукта. Темы для музейных экспозиций в тот период могли быть, например, такими: «Агрессивная политика Османской империи и Крымского ханства и героическая борьба русского и украинского народа с татаро-турецкой агрессией».

Еще лучше вышло с готской теорией. О готах в Крыму было очень много написано; их присутствие на полуострове вплоть до XVI века — реальность в этнической истории Крыма. Беда в том, что Гитлер в «Майн кампф» написал: «Готы — это мы». Он хотел сделать Крым всерейховской здравницей, сюда должны были приезжать раненые солдаты и офицеры. Все прочие — и славяне, и татары — изгонялись. Полуостров должен был называться Готландом, Симферополь — Готтенбургом, а Севастополь — Фридрихсхаффеном. Планы были обнародованы, но так и не осуществлены.

В итоге с 1952 года признание самого факта существования готов на территории Крыма объявлялось пособничеством фашистской идеологии. Многие добросовестные исследователи были репрессированы.

На самом же деле крымские готы не участвовали в этногенезе немцев. Они вообще вымерли: горсточка чудом уцелела и жила до XVI века.

Античный период — древние греки появились на полуострове в VI веке до нашей эры — принято было считать колонизацией. Колонизация — это плохо. Местные народы — тавры, скифы, сарматы — шли своим путем, а тут греки им городов настроили. Насадили рабовладельческий строй!

Учебники писали о восстании рабов под предводительством Савмака. Оно действительно случилось в Боспорском царстве приблизительно в 110—109-м году до н.э.: только было это не восстание рабов-скифов против греков-угнетателей, а дворцовый переворот.

Московию и Украину согласно положениям, принятым в Переяславской раде, рассматривали как равноправные державы; потом же Москва нарушила одно положение за другим и в конечном итоге узурпировала власть.

В 56-м году, после XX съезда, началось смягчение курса. Попытки пересмотреть историю Крымского ханства до начала 90-х годов практически не делались. Зато случились подвижки с готами: в конце 60-х годов появились статьи, специалисты указывали на археологические комплексы, именуя их жителей исключительно «так называемыми готами», поскольку все еще боялись обвинений в фашизме.

Все эти повороты прекрасно описаны в романе Оруэлла «1984», блестящей сатире на лабильную историю, меняющую акценты и полюса.

— После распада СССР как рассказывали одну и ту же историю в России и на Украине?

— Здесь фундаментальной проблемой еще со времен Ломоносова были разные взгляды на происхождение восточнославянских народов.

Точка зрения, принятая в советской исторической науке, была сформулирована в послевоенные годы в книге Владимира Мавродина «Происхождение русского народа». Три восточнославянских народа, великороссы, украинцы и белорусы, восходили к единой этнокультурной общности, которую называли древнерусской народностью. Эта общность сложилась в IX—X веках из восточнославянских племен, описанных в «Повести временных лет». При этом едва ли учитывался факт, что Нестор писал свой труд спустя долгое время после этих процессов и его описание прошло редакцию с позиций победившего клана Рюриковичей, то есть приобрело идеологическую окраску.

Точку зрения о самостоятельном пути Украины еще в XIX веке излагал историк Николай Иванович Костомаров. В его «Истории русов» «русами» назывались украинцы.

Официальная российская историография, которую правильнее было бы начинать даже не с Карамзина, а с Татищева, предпринявшего в первой половине XVIII века попытку создать обзорную русскую историю, излагала именно эту идею. Племена были объединены. Установлена власть династии. Начиная с Игоря, ставшего общерусским князем, и до смерти Ярослава Мудрого в 1054 году существовало единое государство — Киевская Русь. Идея «братства народов» была заложена в рассмотрении процесса объединения земель как идущего из Москвы, от Московского княжества. Причина объединения — возвращение своего себе.

Ядром будущей территории Украины было Галицко-Волынское княжество. С конца XV века в Правобережье, входившем тогда в состав Польши, формируется контингент, называемый казачеством: он и начинает определять тенденцию территории к самоидентификации.

В 1650 году в Руане вышел труд французского инженера Гийома Левассера де Боплана «Описание Украины». По поручению польского правительства Боплан занимался на Украине укреплением крепостей и написал очень хорошую книгу, уделив Крыму много внимания. Он был очень образованным человеком. Приложил к описанию карту с территориями Волыни, Днепрянщины и Подолья, описанными именно как Украина. Книга вышла в 1650 году, в период освободительной войны под руководством Хмельницкого: эта война способствовала осознанию себя украинцами большей частью населения.

Генеральная карта Украины по описаниям де Боплана, 1648Генеральная карта Украины по описаниям де Боплана, 1648

На Украине был собственный взгляд на историю формирования трех братских народностей. Дискуссии шли с 60-х годов. Некоторые историки, например Михаил Брайчевский и Владимир Шевкопляс, уже тогда опровергали теорию объединения земель вокруг Москвы. Ставили вопрос: что произошло с Переяславской радой? Было это воссоединением или присоединением?

Сама постановка вопроса вызвала косые взгляды. В 60-е историков уже не сажали, но — полностью игнорировали. Хотя Петра Шелеста — был такой руководитель Украины — обвинили в том, что он разжигает националистические взгляды. При том что в его книге «Украина моя Радянска» — о собственном пути Украины и ее древних корнях — формулировки были очень мягкими. Но в ней усмотрели национализм.

После 91-го года, когда Украина стала самостоятельной, начинается формирование взгляда на украинскую историю как обособленную от триединства. Вместо теории «братских народов» было предложено другое видение: Киевская Русь — государство, наследниками которого является украинский народ. С этой позиции стали писать учебники.

Точку зрения о самостоятельном пути Украины еще в XIX веке излагал историк Николай Иванович Костомаров. В его «Истории русов» «русами» назывались украинцы. Поляки, кстати, до сих пор называют украинцев «русами». Русские в этой концепции были представителями северных племен. У белорусов был свой путь эволюции — от восточнославянского племени кривичей.

Московию и Украину согласно положениям, принятым в Переяславской раде, рассматривали как равноправные державы; потом же Москва нарушила одно положение за другим и в конечном итоге узурпировала власть.

Я лично отвечал только за первый том, историю Крыма с древнейших времен до включения в состав России. Мне не придется многое переписывать.

Существенным был пересмотр роли Ивана Мазепы. Он был объявлен борцом за создание украинского государства. А никаким не предателем, какого мы привыкли видеть в оценке Пушкина и Священного синода. Формула «Мазепа-предатель» забита в ментальности и общественном сознании россиян. То же с Петлюрой, Владимиром Винниченко, УНА-УНСО. Для одних — враги, для других — борцы за обретение народом государственности.

Важную книгу «Украина не Россия» в 2003 году написал Леонид Кучма: в ней был изложен взгляд, необходимый для построения государства и консолидации нации.

Сегодня мы здесь, в Крыму, снова возвращаемся к взглядам на историю, существовавшим до 1991 года.

— А есть ли общие труды по истории Крыма? Чью позицию они отражают?

— Был такой историк Павел Надинский, у нас даже есть улица, названная в его честь. Он написал «Очерки по истории Крыма» в нескольких томах. Взгляды изложены с учетом директив 52-го года. После этого трехтомника никаких обобщающих работ по истории Крыма не было.

Незадолго до последних событий премьер Могилев принял решение написать историю Крыма. И даже выделил средства. Я снова предложил писать трехтомник. Что будет с задумкой сегодня — вопрос. В качестве редактора-составителя я лично отвечал только за первый том, историю Крыма с древнейших времен до включения в состав России. Мне не придется многое переписывать.

А вот тем, кто работал над вторым и третьим томами, над историей Крыма XIX—XX веков, будет сложнее. Поскольку они искали моменты, объединяющие Украину и Крым. Описывали гонения на украинцев и украинский язык, события вроде Эмского указа Александра II 1876 года. Делали акцент на освободительное движение Украины начиная с Кирилло-Мефодиевского братства. Эти события придется теперь преподносить по-другому.

— Можно ли, опираясь на исторический опыт, представить политические последствия?

— В Крыму — я говорю именно с учетом всей предшествующей истории — никогда ничего не решалось. Крым с первобытных времен никогда не был самостоятельным. Даже Крымское ханство никогда не владело всей территорией полуострова. Все события, которые происходили здесь, и импульсы, их подталкивавшие, — все были за пределами Крыма. Ну не субъект мы истории. А только объект, к сожалению. Так что не здесь все будет решаться.

Сейчас никто не хочет рассуждать о последствиях. Это потом скажут: «А что же вы нас не предупредили?» Это очень серьезный шаг, прежде всего для России. Я — патриот России, и я очень боюсь за Россию. Не заплатила ли она слишком большую цену за этот клочок земли, 26 000 квадратных километров? Неизвестно, как дела пойдут дальше. Пока идут не лучшим образом. А Россия сейчас оказалась в изоляции. Лично меня впечатляют примененные санкции. На Западе много считают и пересчитывают.

Россия и в первый раз, в ходе русско-турецкой войны, приобрела Крым легко. Но удерживала — всегда огромным трудом.

Я все время думаю о плате. Вот получила Россия эту территорию, зато приобрела на южной границе враждебное государство. Крым становится анклавом. Мало было Калининграда? Удержать эту территорию обойдется дороже Олимпиады в Сочи. Вода, электричество. Татарский фактор. Думали, что его удастся легко решить. Выясняется, что нет. Татары сейчас очень активно выходят на Турцию.

В 1783 году Россия приросла Крымом. А сейчас она много потеряет. Уже потеряла Украину.

Россия и в первый раз, в ходе русско-турецкой войны, приобрела Крым легко. Но удерживала — всегда огромным трудом. Каждый раз его приходилось возвращать. Или колоссальными дипломатическими усилиями, как это делал князь Горчаков в 1855 году. Или огромными человеческими жертвами. Как в 20-м году, когда большевиками был учинен массовый террор, подавляющий разного рода сопротивления, которых было множество, в том числе и татарское.

Сегодня Россия имеет на юге враждебное государство, получающее общую международную поддержку. Я не политолог. У меня свое видение, основанное на том, чем я могу располагать, — ретроспективной истории. Эйфория пройдет. Будет много проблем. Повторяю: я патриот России. Я к этим проблемам отношусь с состраданием.

— А экономическая ситуация? Есть, например, мнение, что в Крыму залежи полезных ископаемых, Украина их просто не копала.

— Ага, и золото! Как его Украина искала в свое время! Я тут не специалист, но уверен, что эти вопросы сильно политизируются. Крым в геологическом отношении не подарок. Извините, ну какие полезные ископаемые? Известняковое плато. Железа тут почти нет — чуть-чуть на Керченском полуострове, работает Камыш-Бурунский комбинат. Газ действительно есть на шельфе. Но: насколько я знаю — а у меня сын работает в «Черноморнефтегазе», — огромные затраты нужны не только на добычу, но и на разведку. Бурение на глубинах километр и больше — это колоссальные затраты, неизвестно, окупятся они или нет, если начать добычу.

Сейчас все сожалеют о проекте, который в свое время завалила общественность, — Щелковской атомной электростанции. Я сам выступал против в 88-м. Ее действительно поставили на месте геологического разлома. Сегодня она была бы очень кстати. Однако сожалеть нет смысла: при нашей культуре строительства мы могли бы взлететь повыше Чернобыля.

— Останется ли в университете преподавание такой дисциплины, как история Украины? И что будет с преподавателями?

— Дисциплина останется, хотя сократится количество часов преподавания. Часы эти будут отданы истории России.

Увольнять людей никто не собирается. У нас работают преподаватели, пережившие уже трансформацию. Кто-то преподавал историю СССР, например. Или историю КПСС, вместо которой появились социология и философия.

До сентября прошлого года в нашем университете существовала кафедра истории России, которую упразднили, но не по политическим соображениям, а из-за сокращения количества часов. Теперь она появляется снова. Даже две. Кафедра истории России и новой и новейшей истории и кафедра российской истории. Наряду с кафедрой истории Украины и специальных дисциплин.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мы и МайклСовременная музыка
Мы и Майкл 

Посмотрев скандальный фильм «Покидая Неверленд», Денис Бояринов предлагает свой ответ на вопрос, как теперь относиться к Майклу Джексону и его песням

15 марта 2019106950