3 октября 2018Академическая музыка
58280

Вышиванка

«Буковинские песни» Десятникова доехали до Москвы

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture 

Цикл фортепианных прелюдий Леонида Десятникова «Буковинские песни» в разной комплектации уже год путешествует по миру. Алексей Ратманский поставил на половину из них балет в Нью-Йорке, потом были Лондон и Платоновский фестиваль в Воронеже, мировая премьера всех 24 штук на Дягилевском фестивале в Перми, открытие сезона в Петербурге, на очереди — Тель-Авив.

Московская премьера состоялась в Малом зале консерватории в рамках фестиваля «Эстафета Веры», посвященного выдающемуся фортепианному педагогу Вере Васильевне Горностаевой, к которой все участники программы имели почти семейное отношение. 24 прелюдии Десятникова сыграл Алексей Гориболь, которому они и посвящены. Предваряли их 24 фортепианные прелюдии Шостаковича в исполнении Полины Осетинской и для разогрева — его же Концертино для двух фортепиано. Десятников присутствовал в зале — том самом, что помнит еще премьеры камерных сочинений Шостаковича. В общем, получилось событие редкой элегантности и старорежимности. Но что важнее — большой художественной силы.

Прелюдии Шостаковича Полина Осетинская играет давно и хорошо, записала с ними диск, лепит из них большую форму умно, тонко и аристократично. Обнаженная музыкальная мысль тянется непрерывно, ни на секунду не отпуская слушательского внимания. Полусерьезные миниатюры молодого композитора складываются у нее в грандиозный документ, придавливающий одиночеством и искренностью.


«Буковинские песни» созданы на основе фольклорных материалов Западной Украины, найденных в советской хрестоматии 50-х годов. Кроме украинских мелодий тут есть молдавские, румынские, еврейские. Десятников любит заниматься такими раскопками. Его «Русские сезоны» (тоже превращенные Ратманским в балет) вдохновлены сборником с песнями Смоленского Поозерья, «Зима священная» — текстами из советского учебника по английскому языку 1949 года.

В данном случае сквозь ироничный лоск питерского денди проступает украинское детство композитора — с музыкой радио и телевидения. В каждую прелюдию вплетена песня — но так хитро, что и не поймаешь. Наносить поверх чужого, но такого родного текста патину, кракелюр или что-то, чему еще не придумано название, вышивать затейливые узоры или отвлекать внимание контрастно-стилевыми вторжениями — все это хорошо узнаваемые, виртуозно отточенные и доведенные здесь до блеска десятниковские методы ускользания.

С не меньшим блеском их представляет публике Алексей Гориболь, давно дышащий в такт с этой музыкой. «Стейнвей» у него порой звучит как цимбалы, разрозненные страницы рукописи он вкусно перебирает, будто те только что написаны, и не скрывает своего счастья. Шутка ли: у него теперь есть 24 прелюдии — одна бисовее другой — и суперхит — прелюдия № 22! Можно ли писать музыку для неподготовленного рояля в XXI веке? Еще как можно!

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201915870
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201912790
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201916820