5 августа 2015Литература
8007

Большой историк умер

Памяти Роберта Конквеста. Вместо некролога

текст: Павел Матвеев
Detailed_picture© Linda A. Cicero/Stanford News Service

Собственно, добавить к тому, что уже было написано, мне нечего.

Кроме разве что одного.

Выдающийся англо-американский историк сэр Роберт Конквест, чья земная жизнь завершилась два дня назад, прожил ее достойно. И не просто достойно, но — максимально. Это утверждение прошу воспринимать как аксиому, поскольку ни пересказывать лишний раз его биографию, ни приводить библиографию не стану. Любой желающий может ознакомиться с ними сам, если испытывает к тому потребность. Тем же, для кого это имя является синонимом слов «клеветник» и «очернитель», рассказывать что бы то ни было об этом человеке все равно бессмысленно — они для себя все давно уже решили и им уже ничем не помочь, поскольку это не лечится.

Давным-давно подмечено: самые лучшие и дающие наибольшую фактологическую базу для дальнейших исследований исторические труды о том, что представляет собой Россия, во все века писали побывавшие в ней иностранцы. И неважно, какие это были иностранцы — купцы, по совместительству являвшиеся также и разведчиками, как Исаак Масса, или дипломаты, являвшиеся разведчиками не по совместительству, но по профессии, как Антонио Поссевино. Или же и вовсе такие примечательные персонажи, как вечный «солдат удачи» авантюрист Жак Маржерет — готовый служить кому угодно, лишь бы только вовремя выдавали жалованье и не мешали прирабатывать на стороне. Не говоря уже о маркизе Астольфе де Кюстине, авторе эпохально знаменитого сочинения «Россия в 1839 году», сумевшем вывести из себя самого российского императора Николая I, каковой, ознакомившись с данной книгой, в бешенстве кричал на весь Зимний дворец: «Боже мой! И зачем я только вообще говорил с этим [*глупым человеком; оригинальное выражение цензурировано по требованию Роскомнадзора]!»

Столь болезненная реакция императора вполне понятна и легко объяснима. Главной задачей всех правителей России со времен Ивана IV Грозного было создать о самих себе и своем государстве искаженное, намеренно закамуфлированное представление в цивилизованном мире. Чтобы сначала этот самый мир развести, как привокзальных лохов, а потом — ежели представится такой случай — пожрать со всеми его потрохами и косточками. И, отрыгнув, распялить жирные губы в самодовольной глумливой ухмылке: «Гы-ы-ы-ы! А вона как оно обернулось, херр Шредер…» Впрочем, херру Шредеру на подобный оборот давно, как говорится, положить — что ему Таити, его и так неплохо кормят. Но не все еще в свободном мире, по счастью, такие, как этот херр. И вот для таких, которые не такие, как этот, и предназначены исследования, которые делают такие, как Роберт Конквест. Где с использованием реальных, а не вымышленных дат, цифр и фактов анализируется подлинная сущность самого чудовищного в XX веке на планете Земля тоталитарного образования — Союза Советских Социалистических Республик. Бывшего на протяжении семи десятилетий гигантских размеров мясорубкой для перемалывания человеческих костей и давилкой — по выжиманию из перемолотого мяса цистерн человеческой крови. Государством, над позорной судьбой которого кое-кто до сих пор льет крокодильи слезы, именуя его похабный конец «величайшей геополитической катастрофой в истории».

Когда в 1974 году в Италии было опубликовано первое издание «Большого террора» в переводе на русский, анонимный рецензент эмигрантского журнала «Континент», бегло, на полутора страничках, обозрев 1000-страничную книгу, пришел к следующему выводу: «Чтение книги Конквеста не назовешь, конечно, приятным или занимательным. Но не прочесть эту книгу значит не пожелать прочесть едва ли не самую страшную страницу человеческой истории».

С тех пор книга Роберта Конквеста неоднократно переиздавалась, выйдя к настоящему времени на языке оригинала уже четырьмя изданиями. Причем по мере того, как автору становились доступными все новые и новые документы из казавшихся прежде абсолютно недосягаемыми советских архивных могильников, Конквест дорабатывал свою монографию, дополняя ее новыми сведениями и устраняя изначально имевшиеся в ней фактологические неточности — обусловленные, разумеется, не предвзятым отношением историка к теме своего исследования, но только лишь тем обстоятельством, что в годы, когда оно писалось, Конквест не имел ровным счетом никакой возможности в эти самые архивы заглянуть.

Местное русское издание «Большого террора», вышедшее в далеком 1991-м в Риге, по сию пору остается не только первым, но и единственным. Книгу за давностью лет невозможно приобрести иначе, как прибегнув к услугам букинистических лавок, да и то не факт, что страждущему удастся ее раздобыть. Поэтому единственным действенным способом ознакомления с ней является поход в одну из многочисленных пиратских библиотек, ныне подвергающихся наездам со стороны идейных и юридических правообладателей преступного режима, на разоблачение ублюдочной и людоедской сущности которого сэр Роберт Конквест положил большую часть своей чрезвычайно долгой и продуктивно прожитой жизни.

Такое положение представляется, мягко говоря, более чем странным. Однако факт есть факт: нынешним российским издателям, выпускающим помимо тоннами штампуемой псевдоисторической макулатуры, каковую без устали строчат и поставляют своим заказчикам всевозможные Прудниковы и Мухины, в том числе и вполне приличные книги, идея переиздать «Большой террор», «Жатву скорби» и другие работы Роберта Конквеста, как видно, просто не приходит в голову. И это прискорбное обстоятельство лично у меня вызывает только одно чувство — чувство безграничного сожаления по поводу того, что приписываемая авторству художника Васнецова поговорка «Плох тот народ, который не любит, не ценит и не изучает своей истории» еще долго будет оставаться в России более чем актуальной.

Что же до процитированного выше вывода континентовского рецензента, то с этим утверждением полемизировать бессмысленно. Надо читать.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 2020971