13 ноября 2020Литература
5444

Этвуд и Объедков, а также атака ботов

Дмитрий Кузьмин об одном литературном казусе

текст: Дмитрий Кузьмин
Detailed_pictureЭмблема Интернационального cоюза писателей© inwriter.ru

Нынешняя осень ознаменовалась необычной активностью одной из многочисленных новых писательских организаций, возникших в России за последние годы, — Интернационального союза писателей (ИСП). Эта организация, на гербе которой красуется недвусмысленно напоминающий о масонах циркуль, судя по всему, выбрала для себя не только довольно занимательную рекламную стратегию — использование имен известных авторов без их ведома и согласия, — но и весьма характерный способ борьбы с теми, кому это не нравится.

Первый скандал случился в сентябре, когда ИСП объявил лауреатов своей награды — Московской литературной премии. На протяжении всего 2019 года «писатели, поэты, драматурги, публицисты со всех уголков планеты присылали нам свои произведения, чтобы принять участие в этом престижном конкурсе», уверял пресс-релиз ИСП. При этом среди лауреатов оказались Владислав Крапивин и Николай Коляда, Александр Проханов и Алексей Навальный, Евгений Водолазкин и Майя Кучерская — тоже, если верить букве пресс-релиза, пожелавшие «принять участь в престижном конкурсе». Разумеется, именно их участие придало особую весомость появлению по соседству с ними имен, никому в профессиональной среде неведомых: писатели Иван Митряйкин и Екатерина Кольцова (Кулага), поэты Анатолий Объедков и Людмила Безусова, уж верно, создали что-то выдающееся, раз смогли на равных состязаться со звездами. Проблема, однако, в том, что звезды о своем участии в «престижном конкурсе» ИСП, разумеется, не догадывались. Три «лауреата» — драматург Валерий Печейкин, литературовед Илья Кукулин и поэт Галина Рымбу — опубликовали открытое письмо, в котором протестовали против такой манипуляции своими именами. Руководитель ИСП Александр Гриценко, нимало не смущаясь, заявил в ответ, что среди лауреатов премии, действительно, были и авторы, которые не выдвигались на нее сами, — однако пресс-релиз премии этого по-прежнему не признает, продолжая утверждать, что это Дину Рубину и Александра Дугина, Гузель Яхину и Александра Снегирева «сама обстановка конкурсной борьбы заставила поработать над повышением своего профессионального уровня, что необходимо истинному творцу». Характерно, что «за этику и мораль премии отвечает председатель общественного Совета Интернационального Союза писателей, депутат Государственной Думы VII созыва Равиль Хуснулин» — его жена, филолог Разиля Хуснулина, значится почетным членом ИСП, ее страница на сайте организации сообщает нам, что книгу Хуснулиной о Достоевском «высоко оценила королева Великобритании Елизавета II, признавшись в личном письме Р.Р. Хуснулиной в 2006 году, что разделяет многие убеждения автора».

В ноябре ИСП сделал следующий шаг — и объявил лауреатов уже другой, Лондонской, литературной премии, выйдя тем самым на международную арену. Здесь те же Анатолий Объедков и Людмила Безусова разделяют лавры уже с Маргарет Этвуд, Томом Стоппардом и Джулианом Барнсом — все это, полагает ИСП, «опытные авторы, которые уже прошли немалый путь по литературной стезе, имеют определенную известность и популярность и готовы выйти на новый уровень». Поскольку Стоппарду и Этвуд, вероятно, не довелось узнать о случившемся с ними в далекой России удивительном приключении — писем протеста в этот раз не последовало, только иронические реплики в Фейсбуке. Однако благодаря этим репликам некоторые авторы обнаружили свои имена в списке почетных членов ИСП — и поэт Виталий Пуханов отправил в ИСП письмо с требованием об удалении из этого списка себя и своей супруги, писательницы Ольги Славниковой, одновременно опубликовав об этом пост в Фейсбуке (в настоящее время удален). Имена обоих в самом деле из списка исчезли — но страница Пуханова в Фейсбуке подверглась атаке ботов: более 1000 пользователей с вьетнамскими, арабскими, тайскими и другими экзотическими именами оставили под постом об ИСП, сообщает Пуханов, эмодзи с реакцией возмущения (считается, что алгоритмы Фейсбука в этом случае приводят к тому, что пользователь попадает в бан). В тот же день, но несколько раньше, такая же атака ботов постигла пост поэтессы Дарьи Суховей о личном общении с руководителем ИСП Александром Гриценко.

Отчего эта последовательность событий, довольно курьезная сама по себе, заслуживает внимания? Дело не только в том, что худое слово в адрес предприимчивых литературных организаторов может оказаться чревато последствиями, — это в мире тюремных сроков за репост не новость. Дело в том, что для очевидного очковтирательства используются культурные и медийные механизмы, которые сами по себе вполне конструктивны и демократичны. В самом деле, ведь именно так и происходит в культуре движение символического капитала: в одном и том же премиальном списке оказываются общепризнанные классики, подающие надежду дебютанты и маргинальные фигуры, получающие благодаря перемене контекста свой шанс выдвинуться в центр профессионального и общественного внимания. Именно о том, что такая конструкция — норма для культурного процесса, напоминает нам, в частности, только что объявившая лауреатов 2020 года премия «Поэзия», которой руководит тот же Виталий Пуханов. Но буквально один шаг в сторону — и как будто бы тот же самый механизм (не считая закулисной части, в которой «Поэзия» скрупулезно получала у каждого автора согласие быть номинированным — несмотря на то, что, в принципе, такого обязательства у премии нет) у нас на глазах начинает работать не как инструмент культурного движения, а как орудие подмены и подтасовки. И это, по всей видимости, всего лишь частное проявление в одной отдельно взятой профессиональной сфере тех же общих закономерностей, в силу которых позитивные по замыслу механизмы (в частности, электоральные) все мощнее работают по всему миру на подрыв тех самых ценностей, которым вроде бы призваны служить. Но кто и на каком основании будет отделять настоящую литературную премию от фейковой или настоящую демократию от имитационной?

Впрочем, всегда есть шанс, что по крайней мере на данном конкретном участке культурного пространства скучные бинарные оппозиции сняты метаиронией и прочим карнавалом. Зачем Интернациональному союзу писателей, в свободное от поощрения готовности Маргарет Этвуд выйти на новый творческий уровень время озабоченному поддержкой творческих порывов писателей «Луганской Народной Республики», масонский циркуль на логотипе? Зачем нужно, чтобы атаковать в Фейсбуке Виталия Пуханова (а заодно и расставлять лайки под собственными постами Александра Гриценко) отправлялись бесчисленные однотипные аккаунты с именами вроде Hmodi Assd, Jun Rui Pon и Anugrah Kumar — что им наша русская литературная Гекуба и почему их не зовут Иванами Петровыми и Николаями Сидоровыми? Все это нам только что в очередной раз разъяснили: «Метаирония нужна именно для того, чтобы запутать собеседника. Чаще всего этот прием используется, когда говорящий сам находится в замешательстве и пытается скрыть этот факт». Правда, автор цитаты почему-то считает, что прерогатива такого остроумного выхода из положения принадлежит исключительно зумерам, поколению сегодняшних 20-летних, — и это несмотря на то, что очевидным флагманом метаиронии в сегодняшнем медийном пространстве выступает, безусловно, президент Трамп. Или нет, не выступает? Или это они с Александром Гриценко всё всерьез? Ну не может же быть такого.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте