22 мая 2020ECOCUP
3923

«Зеленый курс» ЕС — это скорое будущее. Где в нем место России?

Это обсуждали на дискуссии в рамках фестиваля Ecocup Green Talks европейские политики и российские ученые

текст: Татьяна Ланьшина
Detailed_picture© EPA / ТАСС

Новый фестиваль Ecocup Green Talks, организованный при поддержке представительства ЕС в России и Фонда имени Генриха Бёлля, проходит в этом году в онлайн-формате на Кольте с 21 по 24 мая.

* * *

21 мая состоялась одна из ключевых дискуссий международного фестиваля «зеленого» документального кино Ecocup Green Talks под названием «Пойдет ли Россия “зеленым курсом” Европы?». В ней приняли участие представители Европейской комиссии и Европейского парламента, Центра либеральной современности и НИУ ВШЭ. В качестве модератора выступила Наталья Парамонова, директор фестиваля и журналист. О дискуссии рассказывает старший научный сотрудник РАНХиГС, генеральный директор ассоциации «Цель номер семь» Татьяна Ланьшина.

Регистрация на все события фестиваля

В декабре 2019 года Европейская комиссия представила программу действий под названием «Европейский зеленый курс». Программа подразумевает масштабную трансформацию европейской экономики для достижения углеродной нейтральности (нулевых чистых выбросов парниковых газов) к 2050 году при повышении качества жизни и создании новых рабочих мест. Для реализации новой стратегии в ближайшие 10 лет будут привлечены государственные и частные инвестиции в размере 1 трлн евро.

Изменения в европейской экономической политике не могут обойти стороной Россию — одного из важнейших экономических партнеров ЕС. В России эти изменения пока в основном рассматриваются в контексте рисков, а самым обсуждаемым элементом новой европейской повестки стали углеродные таможенные пошлины. При этом «Европейский зеленый курс» открывает перед Россией не столько новые вызовы, сколько дополнительные возможности, в том числе экономические. И искать новые сферы и механизмы сотрудничества между Россией и ЕС необходимо уже сейчас. Обусловленный пандемией COVID-19 экономический кризис лишь усугубляет эту необходимость.

«Зеленая» экономика как новая возможность

«Европейский зеленый курс» покрывает многие аспекты устойчивого развития и делает большой акцент на инклюзивности и справедливости. Он включает в себя сокращение масштабов в загрязнении окружающей среды, развитие «чистого» транспорта и «чистой» энергетики, повышение качества управления отходами и переход к циклической экономике, развитие устойчивых практик ведения сельского хозяйства и сохранение биоразнообразия.

По словам Сирила Лойзеля, ведущего специалиста генерального директората по вопросам борьбы с изменением климата Европейской комиссии, Европа уже добилась существенного прогресса в сфере охраны окружающей среды. С этой точки зрения жизнь в Европе сейчас сильно отличается от той, какой она была 30 и более лет назад. Но сделать нужно гораздо больше.

В рамках «зеленого курса» в Европе ждут новой волны инвестиций в реновацию зданий для повышения их энергоэффективности, существенного снижения выбросов в сталелитейной, цементной и химической промышленности. Продолжатся ускоренное развитие возобновляемых источников энергии и создание инфраструктуры для «чистого» транспорта — заправочных станций для электромобилей и автомобилей на водородном топливе. В сельском хозяйстве будут внедряться принципы устойчивого развития. Новая экономическая политика будет сосредоточена вокруг трех ключевых аспектов: наука и инновации, инвестиции и «справедливый переход». Под «справедливым переходом» имеется в виду особенное внимание к трансформации регионов, которые сильно зависят от старых и «грязных» отраслей (например, от добычи угля), а также поиск новых моделей роста.

Михаэль Блосс, член Европейского парламента, отметил, что пока «Европейский зеленый курс» — это только направление, общая концепция развития на ближайшие десятилетия. Но уже совсем скоро она обретет конкретные законодательные рамки. Например, сейчас Европейский парламент обсуждает проект закона о климате. Текущая его версия предполагает снижение выбросов парниковых газов на 40% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года. Но эта цель в конечном итоге может стать гораздо более амбициозной — сокращение может составить до 55% или даже 65%. Если все это станет реальностью, это приведет к серьезнейшей трансформации энергетического сектора и переходу на ВИЭ даже в таких зависимых от ископаемого топлива странах, как Польша и Чехия. ВИЭ могут стать основным источником энергии уже в ближайшем будущем. Есть исследования, которые показывают, что Европа способна полностью перейти на них уже к 2040 году.

Михаэль Блосс в прошлом представлял Федерацию молодых европейских «зеленых» — зонтичную организацию молодежных «зеленых» движений, которые только выросли за последние годы в странах ЕС, и предпочтения молодежи в этом смысле стали вполне ясны. Население ЕС в целом тоже поддерживает новый курс.

Путь к «зеленому курсу» занял не один год, а само решение о переходе к новой экономической политике не было простым. При этом важно, что новая программа ЕС руководствуется не идеологией, а результатами научных исследований и объективными данными. Задача ЕС крайне амбициозна и сложна. Европа планирует стать первым в мире климатически нейтральным регионом, первопроходцем на этом пути. Но, как отметил Сирил Лойзель, в ближайшее время у нее могут появиться последователи. Например, новый «зеленый курс» уже несколько лет обсуждается в США, Канаде и Японии.

Кризис COVID-19 как новая возможность

Экономический кризис, связанный с пандемией, не может не отразиться на реализации «зеленого курса». Но, вопреки некоторым ожиданиям, он, скорее всего, не замедлит переход к устойчивому развитию, а ускорит его. Кризисы вообще часто ускоряют. Как отметили все участники дискуссии, многие лидеры мира убеждены сейчас в том, что экономика не должна восстанавливаться после кризиса по тем же принципам, по которым она жила до него. Очевидно, что необходимы кардинальные перемены.

По словам Лойзеля, на восстановление глобальной экономики в ближайшие два года понадобится около 10 трлн евро дополнительных инвестиций. «По сути, это те деньги, которые общество занимает у молодежи, — сказал Лойзель. — И мы не должны создавать еще больший ущерб для последующих поколений. Поэтому “зеленый курс” не станет дополнительным элементом экономической повестки, а ляжет в ее основу. Нужно думать об экономике будущего и не возвращаться к той экономике, которая была у нас 1 января 2020 года». В ближайшее время ЕС представит план экономического восстановления, и «зеленый курс» займет в нем центральное место.

Поддержка «зеленых» секторов экономики стала важной частью антикризисной политики в 2008–2009 годах во многих странах мира, включая США, страны ЕС и Китай. Правда, руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ, заведующий лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игорь Макаров отметил, что Россия не использовала последние экономические кризисы 2008–2009 годов и 2014 года как возможности для трансформации экономики. По его мнению, это не предвидится и сейчас. Пока, к сожалению, в российских официальных кругах не ведется дискуссий о стимулировании «зеленых» секторов внутри антикризисной политики.

ЕС и Россия: возможности среди вызовов

Европейская и российская экономики взаимосвязаны, прежде всего, через международную торговлю. В настоящее время ЕС импортирует из России сырьевые ресурсы и ископаемое топливо, и во многих из импортируемых товаров содержание углерода высокое. Но, как отметил Лойзель, тот факт, что в ближайшее время в Европе существенные инвестиции будут направлены в «зеленые» отрасли, не означает сокращения объемов сотрудничества с Россией. В России есть огромный потенциал для развития чистой энергетики и производства низкоуглеродных товаров, который необходимо использовать.

Игорю Макарову из ВШЭ хотелось бы, чтобы «зеленый курс» стал примером для других стран, включая Россию. Здесь эта идея часто рассматривается как поле для конфронтации: будут введены углеродные таможенные пошлины, начнется существенное снижение зависимости ЕС от России по части энергоресурсов. При этом новую экономическую политику ЕС следовало бы расценивать как поле для сотрудничества.

Вообще без декарбонизации России не может быть декарбонизации Европы, а декарбонизация Европы, в свою очередь, может запустить декарбонизацию России. Очень важно осознавать, что изменение климата носит глобальный характер и эту проблему нельзя решить только национальными или региональными инструментами. Макаров напомнил, что углеродный след Швеции на 60% превышает объем ее выбросов парниковых газов. То есть Швеция переносит свои выбросы в другие страны, импортируя углеродоемкие товары. То же касается и других европейских стран. Страны ЕС должны поставить перед собой задачу сокращения углеродоемкости не только собственного производства, но и потребления. В этом могут помочь углеродные таможенные пошлины. Но они способны лишь частично решить эту проблему. Не менее существенно трансформировать производственные процессы в других странах.

При этом Макаров видит большой потенциал сотрудничества между ЕС и Россией в сфере чистой энергетики. Например, экспорт российского газа в Европу можно заменить экспортом водорода по имеющейся газотранспортной системе.

Ральф Фюкс, директор Центра либеральной современности и автор книги «Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для экологии», отметил, что при масштабной декарбонизации ЕС России необходимо создавать новые знания, внедрять инновации и развивать малый и средний бизнес. Эти задачи представляют собой серьезные вызовы для России на ближайшие 10–20 лет. Пока что Россия планирует увеличивать объемы экспорта нефти, газа и даже угля и сохранять свой статус империи ископаемого топлива. По мнению Фюкса, это существенно подрывает будущее ее отношений с ЕС. Переход к «зеленому курсу» при этом позволил бы России перескочить на следующий этап промышленной революции.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU