21 июля 2015Кино
144

Бабушка и габбер

Немое кино под авангардную музыку: второй сезон «Киноозвучки» в «Музеоне»

текст: Евгений Галочкин, Максим Семенов
1 из 5
закрыть
  • Сегодня, 21 июля, в московском парке «Музеон» начинается ставшая уже традиционной ретроспективная программа «Киноозвучка» — показы немой советской киноклассики с живым музыкальным сопровождением (показы будут проходить каждый вторник, начало фильма — в 22:00). Первой в программе стоит «Моя бабушка» Котэ Микаберидзе, озвучивать которую будет импровизационный дуэт Константина Сухана и Дмитрия Кузовлева. Подробнее об этом и прочих фильмах программы — а также о музыкантах (и композиторах), отвечающих за звуковое сопровождение, — рассказывают Максим Семенов и Евгений Галочкин.

    Bigmat_detailed_picture
    «Моя бабушка»Режиссер Котэ Микаберидзе, 1929 г. (21 июля, 22:00)

    Большой стол, обставленный стульями. Спинкой каждого стула служит дверь с табличкой. На табличке — указание должности. Здесь живут бюрократы. Иногда они влюбляются, иногда даже умирают, но по преимуществу предаются священной лени, которую не прерывает даже приход посетителей. В их блаженной стране забвения само время способно остановиться.

    Но не спит комсомолия! Один ловкий удар пером… И вот некий бюрократ лишается места. Все, что может его спасти, — это «бабушка», протекция, рекомендация от хорошего человека.

    Шедевр авангарда, некогда запрещенный за «троцкистское отношение к загниванию советской системы», фильм Котэ Микаберидзе, является частью сатирической традиции, существовавшей в советском искусстве во второй половине 20-х. Помимо произведений Маяковского (монументальная фигура рабочего из «Моей бабушки» напоминает об эстетике окон сатиры РОСТА) к ней можно отнести несколько фильмов. Это «Дон Диего и Пелагея» Протазанова, «Шкурник» Шпиковского, «Госчиновник» Пырьева и потерянная комедия Левшина «Хамелеон».

    Намертво привязанные к «здесь» и «сейчас», они оказались едва ли не самым доходчивым и уж точно самым актуальным из того, что оставил нам советский киноавангард. Каждый их трюк нагляден и оправдан, а сюрреалистический мир скучающих чиновников и ловких дельцов выглядит ново вне зависимости от политического строя.

    Стоит отметить, что все это еще и очень весело. Та же «Моя бабушка» — это прежде всего сатирическая комедия, а потому ее гротеск не мрачнее гротеска любой комедии вообще. Микаберидзе предпочитает эксцентрику резонерству. Даже его сарказм смотрится жизнерадостно. А когда ожившие детские игрушки в кадре чередуются с висящим под потолком бюрократом и его пляшущей от счастья женой, не остается ничего, кроме чистого восторга.

    Озвучка: Константин Сухан и Дмитрий Кузовлев

    Дуэт Константина Сухана и Дмитрия Кузовлева родился не случайно и, на самом деле, достаточно давно. Уже зимой прошлого года ребята терзали аналоговые синты, сэмплеры и примочки, создавая местами причудливый атональный кач какой-то особой природы: сквозь скрежетания секвенсоров явно различался грохот бочки, в какой-то момент порождающий самый настоящий габбер. Сухан (трубач «Метро-3»,«Брома» и др.) в те моменты не брался за медь, а мультиинструменталист Кузовлев не прикасался ни к гитаре, ни к басу. А сейчас ребята придумали специальную программу, расширив инструментарий. Сухан по привычке не будет играть на трубе, его оружие — столетняя мандолина, вибродинамики и разные резонаторные предметы в основном ударного толка. Кузовлев тоже остается верен себе — он оставит гитару дома и возьмется за синтезаторы и контроллер. Получившаяся пульсация должна лихо пойти под ехидную эксцентрику «Бабушки».

    Да, на самом деле проект Сухана и Кузовлева называется «Зеркало». «Зеркало — это как бы экран, в котором мы видим кого-то или что-то. Это явно не я и не тот предмет, который отражается. Это уже кто-то новый. Появившийся. Подходя к зеркалу, я смотрю фильм. И мы с Димой будем сидеть и смотреть зеркало», — так комментирует свой метод сам Константин Сухан.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям»Вокруг горизонтали
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям» 

Разговор о полезных уроках советского диссидентства, о конфликте между этикой убеждения и этикой ответственности и о том, почему нельзя относиться к людям, поддерживающим СВО, как к роботам или зомби

14 декабря 202221538
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 202220156
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202236098
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 202220152
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202230064