23 мая 2014Кино
159

Товарищ правительство!

Пять советских киносюжетов, которые стоит переснять российской власти

текст: Максим Семенов
4 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Ювенальная политика на селе(мать-утопленница и укрепление социальных программ)

    Про деревню рассказывают и «Бабы рязанские» (1927) Преображенской и Правова. Бабья доля — тема актуальная, вспомним недавний фильм Андрея Смирнова «Жила-была одна баба». Картина Преображенской и Правова тоже охватывает промежуток между началом Первой мировой и концом Гражданской. В центре сюжета здесь тяжелая жизнь крестьянки Анны. Бедная девушка пришла невесткой в богатый дом, где ее невзлюбили. Когда муж ушел на фронт и вроде бы сгинул там, свекор начал приставать к Анне с неприятными любезностями. Наконец, тот, кого все считали погибшим, возвращается домой. Падшая Анна со стыда топится в речке.

    Сюжет донельзя мелодраматичный, он вполне подошел бы какой-нибудь «Рабе любви». Да и типаж Анны таков, что она органично бы смотрелась в роли умирающей княжны или графини. Не крестьянка — а мечта интеллигента. Однако есть в фильме что-то, заставлявшее самых настоящих крестьян приезжать в города заранее и ночевать в очередях у кинотеатров. Нечто — или, точнее, некто: это золовка Анны Василиса (Эмма Цесарская).

    Кто хочет — обустраивает быт, а кто не хочет — топится.

    В отличие от воздушной Анны Василиса крепко стоит на земле и быстро приспосабливается к изменениям вокруг нее. Пока Анна заламывает руки и не знает, как жить, Василиса организует приют для сирот в брошенном барском поместье. Такая баба запросто войдет в горячую избу и реализует социальную программу из каких-нибудь майских указов. Чем не пример для подражания?

    Инициатива на местах и никакой рефлексии — это и сейчас смотрелось бы органично! Сиротский приют можно легко заменить на патронатную семью и материнский капитал. В итоге кто хочет — обустраивает быт, а кто не хочет — топится. Просто и наглядно, как агитплакат.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Евгения Волункова: «Привилегии у тех, кто остался в России» Журналистика: ревизия
Евгения Волункова: «Привилегии у тех, кто остался в России»  

Главный редактор «Таких дел» о том, как взбивать сметану в масло, писать о людях вне зависимости от их ошибок, бороться за «глубинного» читателя и работать там, где очень трудно, но необходимо

12 июля 202354891
Тихон Дзядко: «Где бы мы ни находились, мы воспринимаем “Дождь” как российский телеканал»Журналистика: ревизия
Тихон Дзядко: «Где бы мы ни находились, мы воспринимаем “Дождь” как российский телеканал» 

Главный редактор телеканала «Дождь» о том, как делать репортажи из России, не находясь в России, о редакции как общине и о неподчинении императивам

7 июня 202348305