6 февраля 2020Кино
4105

Хаос Мерса

В прокате «Каннингем» — объемный док про Мерса Каннингема и его хореографию

текст: Тимур Алиев
Detailed_picture© Arsam International

Каннингем пришел в мир современного танца почти как Ломоносов в науку. Паренек из маленького городка Сентралиа, штат Вашингтон, с населением около 15 тысяч человек (поселок городского типа по российским меркам), средний из трех братьев, Мерс с детства тяготел к танцам, потому решил не идти по стопам отца-адвоката, как его братья, а переехал в Нью-Йорк и в двадцатилетнем возрасте попал в танцевальную труппу — не абы какую, а к Марте Грэм, члену «Великой четверки», группы основоположников американского танца модерн. Преклонение перед авторитетами не было характерно для Каннингема — скорее танцора, нежели хореографа («Я танцор, этого достаточно», — ответит Мерс интервьюеру на вопрос о том, как же его называть). Уже через несколько лет он представит в столице США вместе с композитором Джоном Кейджем свой первый сольный концерт, где покажет первые наработки собственного стиля, основанного на принципах алеаторики, с его фирменными резкими, «бессознательными» движениями.

Ключевой характеристикой танцев, которые исполнял и ставил Каннингем, была фрагментарность. Документалистка Алла Ковган, словно продолжая замысел американца, таким же образом выстраивает и свой фильм о нем. Ковган недостаточно типовых ракурсов «говорящих голов», свойственных зарубежным байопикам об известных людях. Она наполняет фильм видеоматериалами, добытыми из закрытых архивов личного биографа Каннингема, который фиксировал события его жизни с 50-х годов, фрагментами интервью хореографа в разные годы его деятельности, небольшими анимационными вставками, соединяющими весь found footage (прием, подсмотренный в доке «Кобейн: чертов монтаж» Бретта Моргена), а также записями и реконструкциями наиболее известных танцевальных номеров, поставленных героем. Это многообразие материала, в котором сам фигурант, заявленный в названии, появляется не так уж часто, позволяет взглянуть не столько на жизнь Мерса в избитом формате «родился — жил — работал — добился — умер», сколько на его продукцию, на его наследие.

© Arsam International

Примечательно, как Ковган с разных ракурсов смотрит на уникальный танец Каннингема и его социальные коммуникации: Мерс предпочитал экономить слова, но ни секунды не щадил тело, которое говорило о его персоне все. Слава, деньги и понимание публики далеко не сразу пришли к танцору и его труппе; бывало, в танцоров после выступлений летели помидоры, глядя на которые, Мерс сокрушался: «Жаль, что не яблоко, я сейчас очень голоден». Впрочем, отсутствие успеха никак не изменило принципов, которыми руководствовался американец в работе. Основополагающие тезисы Каннингема — оставаться собой, не пытаться повторять за кем-то, не думать, а действовать. В его хореографии не музыка движет телом — тело движется автономно, во все стороны. Бойкот плавности и ритму, практически полное отсутствие гармонии с музыкальным сопровождением вызывали возмущение и изумление публики, но именно это стало визитной карточкой Каннингема и его труппы. Тем же руководствовалась и Пина Бауш, говорившая: «Меньше всего я интересуюсь тем, как люди двигаются, — меня интересует, что ими движет»; именно фильм «Пина» Вима Вендерса стал источником вдохновения для Ковган, решившей снимать свое кино в зрелищном 3D.

Острые углы Ковган в своем хронологическом повествовании аккуратно огибает: общение с композитором Джоном Кейджем — многолетним соратником хореографа, с которым помимо рабочих Каннингема связывали и романтические отношения, — остается за кадром. «Меня заинтересовал не Мерс Каннингем как человек или как личность. Меня интересовала его работа, что я могу сделать с его труппой в 3D», — рассказывает Алла в интервью. И «Каннингем» — действительно кино, в первую очередь, о самом танце, а уже потом о хореографе.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Ссылки по теме
Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 20201590