5 апреля 2019Кино
40620

Никто, кроме нас

«Мы» Джордана Пила как невозможность социального хоррора

текст: Екатерина Загвоздкина
Detailed_picture© Monkeypaw Productions

Добропорядочная американская семья (темнокожая, но это не так уж важно) приезжает на калифорнийский курорт Санта-Круз. Погода отличная, муж (Уинстон Дьюк) весел, дети (Шахади Райт Джозеф и Эван Алекс) слушаются, а если дома надоест, можно съездить на пляж выпить по коктейлю в компании слегка навязчивых друзей (Тим Хайдекер, Элизабет Мосс) — но Аделаиде (Лупита Нионго) на отдыхе не нравится: в детстве она зашла в зеркальную комнату в местном парке развлечений и встретила своего двойника. После этого девочка натурально потеряла дар речи — врачам пришлось снова учить ее говорить. Аделаида и сегодня, спустя 30 с лишним лет, повсюду видит тревожные знаки, а вскоре на лужайке перед домом появляются двойники семьи в красных комбинезонах и с ножницами. Что нужно гостям, сначала не совсем понятно — но ножницы намекают: ничего хорошего.

О снявшем фильм «Мы» режиссере Джордане Пиле все узнали, когда его дебютную картину «Прочь» (2017) выдвинули на «Оскар» в трех номинациях, в том числе в главной. Лучшим фильмом «Прочь» не признали, но Пила наградили за оригинальный сценарий — метафорический рассказ о том, какие искривленные формы принимает сегодня расизм, удивил тогда многих.

© Monkeypaw Productions

«Мы» — снова триллер (футболку с Майклом Джексоном из клипа «Thriller» в начале фильма носит главная героиня — неизвестно, когда такое теперь увидишь в кино) и снова с социальным подтекстом. Начинается он в таких знакомых, кажущихся безопасными пространствах — домах и машинах, на пляжах и в парках развлечений, которые Пил мастерски делает пугающе очужденными (как жуткую гостиную с фарфоровыми чашечками в «Прочь»); он выкачивает из них воздух, наполняет саспенсом. Над этим уютным миром висит зловещая тайна, на нее нам постоянно намекают — и, проявившись, она, кажется, целиком погребет действительность под собой.

© Monkeypaw Productions

Но после того, как угроза материализуется, начинается совсем другое кино — то, в котором делают большие заявления. В этой амбициозности Пила (а, несомненно, у него очень большие планы) состоит и главная проблема фильма. «Мы», вопреки утверждениям многих критиков (очевидно, сделанным на том основании, что режиссер и главные герои фильма — темнокожие), — кино не о расизме. О чем, заявлено уже в названии: «Us» — это и US (США); на вопрос, кто они такие, пришельцы-двойники отвечают: «Американцы». В трейлере фильма титры наложены на картинки, напоминающие тест Роршаха, — мол, вот вам, зрители, результаты исследования личности. Что оно выявило? Страх перед чужаками, которые, хотя и похожи на нас внешне, на самом деле — кровожадные дикари, позарившиеся на наши «блага цивилизации».

© Monkeypaw Productions

В апреле выходит новая «Сумеречная зона» — в перезапущенном культовом сериале Пилу доверили быть не только продюсером, но и рассказчиком. Показывать пограничные состояния и тайные страхи режиссер умеет отлично — программные заявления выходят хуже. Социологический комментарий не заставит вас вздрогнуть — а это, в принципе, главное, ради чего смотрят триллеры, даже самые социально ангажированные.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201932380
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201924690
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201932630