17 февраля 2014Кино
52962

Как разогревали «Нимфоманку»

Продюсер фильма Луиза Вест рассказала Инне Денисовой о том, кто все это придумал

текст: Инна Денисова, Егор Москвитин
Detailed_picture© Zentropa

— Это вы не разрешили Ларсу фон Триеру сделать пятичасовой фильм? Это вам мы обязаны короткими версиями обеих частей?

История о том, что продюсер посадил режиссера в чулан, закрыл дверь и резал фильм по живому, сильно преувеличена прессой. Фильм сразу задумывался в двух версиях, длинной и короткой. Про две части — другой вопрос. Двухчастность до сих пор многих раздражает, но у сценария, уж извините, сразу была двухчастная структура.

В начале съемок Ларс сказал, что хочет снимать сцены секса детально и подробно. И хочет, чтобы фильм был четырехчасовым. А потом начал монтировать, и стало понятно, что выходит длиннее. Ну вот мы все вместе и решили сделать две версии. Софт и хард. Короткая версия — такой же фильм Ларса фон Триера, как и длинная. Если бы мы ее не сделали, фильм вообще не вышел бы в прокат во многих странах. И Ларс это отлично понимает.

— В Дании и в Турции короткие версии первой и второй частей были показаны вместе. В других странах — например, в России — на экраны выходит сначала первая часть, а потом вторая.

— Это решение прокатчиков. Мы предлагали всем обе. Прокатчики решили, что не у всех есть время сидеть в кино четыре часа. Значит, в России живут очень занятые люди (смеется).

— Вторую часть без купюр вы собираетесь показать на Каннском фестивале?

— А мы сами еще этого не знаем. Нет смысла показывать длинную вторую часть, пока короткая еще прокатывается. Все будет зависеть от проката. И Каннский фестиваль тоже.

Луиза ВестЛуиза Вест© Robin Skjoldborg

— Но в Каннах ждут «Нимфоманку». Если Ларс не отдаст ее Каннскому фестивалю, это будет расценено как месть за «персону нон грата».

— Ерунда. У Ларса многолетняя дружба с Каннами. Простят. Хотя если он поедет туда, то говорить, даже на пресс-конференциях, уже больше не будет никогда.

— У вас уже есть дистрибьюторы, которые хотят прокатывать длинную версию?

— Надеюсь. Дания — точно. Франция — почти сто процентов. Про других не уверена. Про Россию в том числе. С выступлениями ваших депутатов сомневаюсь, что длинную версию отважатся выпустить в прокат.

Вы довольны рекламной кампанией?

— Не просто довольна — это то, чем я по-настоящему горжусь.

— Что в ней, по-вашему, самое удачное?

Конечно, постер со скобками и оргазм-история. Я была ужасно недовольна собой, когда мы раскручивали «Меланхолию», мы могли бы быть гораздо более агрессивными с брендом «Ларс фон Триер». Поэтому с «Нимфоманкой» я сразу решила поступать по-другому. Ларс сказал: «Я снимаю порнофильм, и он будет очень-очень длинным». Я подумала: «Отлично, есть с чем работать».

— Как придумали скобки и O-постер?

— Мы болтали с другом, Филипом Липски, с которым вместе раскручивали датские комедии и делали очень агрессивные маркетинговые кампании. Стояли на пляже в Каннах, и я спросила его, что бы такого сделать, чтобы мир вздрогнул. Филип сказал: «У тебя такой крутой бренд, ты можешь делать все что угодно. Сними оргазм каждого персонажа».

Я ответила: «Блестящая идея, которой не суждено реализоваться. Я же не стану подходить к Уме Турман, Шарлотте Генсбур и Уиллему Дефо и просить изобразить оргазм?» Но в итоге я решилась. Плакаты делали прямо на съемках: актеры выходили из кадра, снимаясь по десять часов, и к ним подходила я: «А теперь вы нужны мне еще на два часа, чтобы изобразить оргазм». Думаю, когда они увидели всю сессию целиком, ни у кого не осталось сомнений, что оно того стоило.

Идея скобок принадлежит Ларсу — он придумал логотип. А мы уже изъяли скобки и поставили их на постер. Очень просто — а как работает!

— Ларс думает о промоушене в момент создания фильма? Может вдруг сказать в процессе написания сценария: это будет отличная фраза для промо-ролика? Слоган?

— Никогда в жизни. Когда он снимает кино, ему правда наплевать на промоушен. Думает только о фильме. При этом он гениальный пиарщик. Когда его вдруг посещают идеи — это праздник для промо-отдела. Но главное — не соваться с вопросами о раскрутке, когда он снимает. Ничего хорошего не услышишь.

На съемочной площадке «Нимфоманки»На съемочной площадке «Нимфоманки»© Zentropa

— Какова доля его участия в промо-кампании?

— Ну вот, сделал логотип, из которого мы изъяли скобки. И придумал слоган «Forget about love». Иногда он вдруг включается и начинает комментировать мою работу. А иногда наоборот: делайте сами, ничего не хочу знать. Как было с трейлером, который он даже не стал смотреть.

— А что у вас случилось во Флориде, когда ролик показали перед фильмом «Холодное сердце» детям?

— Мы до сих пор не знаем, как это получилось. Кто-то устроил эту провокацию, но этот кто-то — не мы. Решено было не проводить расследования, у нас просто не было на это времени.

— Вам, как продюсеру, усложнял задачу секс-имидж фильма или, наоборот, упрощал?

— Конечно, упрощал. Секс — самая продаваемая вещь на свете.

— А почему вы наняли компанию Einstein Promotions помогать вам?

— Я уже не первый раз работаю с ними, они помогают раскручивать датские фильмы. На «Нимфоманке» они только сделали постеры, больше ни в чем не участвовали.

— На одном из постеров в скобках изображен Ларс фон Триер, это что за издевательство?

Отличная идея, правда? Я теперь называю его Ларс фон Клитор. Он злится, но что поделаешь.

Хроника прелюдии. Основные этапы маркетинговой кампании «Нимфоманки»
27 августа 2012 г.

Компания Zentropa выкладывает в сеть первый постер «Нимфоманки» и сообщает основные детали проекта. Съемки стартуют на следующий день и продлятся 11 недель. В ролях — Шарлотта Генсбур, Стеллан Скарсгард, Шайя ЛаБаф, Конни Нильсен, Джейми Белл и никому пока не известная модель Стейси Мартин. Об Уме Турман, Уиллеме Дефо и Кристиане Слейтере пока ни слова, зато в пресс-релизе уже намекают на многочисленные сексуальные сцены, обещая задействовать дублеров из порноиндустрии и некие загадочные спецэффекты.

Буква «о» на постере заменена провокационными скобками, объясняющими, кто тут на самом деле главная героиня. Это то, что рекламщики называют Big Idea, — ключевая концепция, вокруг которой впоследствии выстроится вся маркетинговая кампания.

© Zentropa
12 октября 2012 г.

Zentropa объявляет имена остальных актеров, усиливая американскую часть ансамбля.

6 февраля 2013 г.

Ларс фон Триер и его команда завершают съемки и в честь этого выкладывают в сеть первый кадр из фильма — лежащую на улице избитую Джо (Шарлотта Генсбур). Кадр отретуширован так, что реальная улица кажется такой же условной «догматической» декорацией, как съемочная площадка «Догвилля».

© Zentropa
9 февраля 2013 г.

Для тех, кого не впечатлили скрытые смыслы предыдущего кадра, Zentropa выкладывает кое-что пожестче: фото Джо в объятиях двух черных любовников. Одновременно сообщается, что фон Триер отснял 100 часов материала — а значит, киноманов ждет долгая и волнующая охота за режиссерскими версиями и вырезанными сценами.

© Zentropa
10 февраля 2013 г.

Головоломка под названием «склей “Нимфоманку”» усложняется: Луиза Вест, продюсер «Нимфоманки» и «Меланхолии», сообщает изданию Screen Daily, что фильм будет разделен на две части и каждая выйдет в разных версиях — в зависимости от того, какие в каких странах законы о цензуре.

19 апреля 2013 г.

Тот же Screen Daily на ежегодной пресс-конференции Каннского фестиваля задает его директору Тьерри Фремо прямой вопрос: Ларс фон Триер по-прежнему персона нон грата в Каннах или «Нимфоманка» все же будет в смотре? Фремо отшутился, что быть персоной нон грата в одном сезоне не означает быть ей пожизненно, а фильм на конкурс просто не прислали — он еще не готов. Либеральный террор, таким образом, не состоялся, зато у СМИ появился повод вновь посмаковать известный скандал.

2 мая 2013 г.

Zentropa запускает официальный сайт и новый тизер-постер. На нем остались лишь знаменитые минималистские скобки, намекающие, что в новом фильме Триер объяснит вообще все, что нужно знать про секс, а значит, и про жизнь. Сайт обыгрывает образ еще хлеще: чтобы попасть дальше главной страницы, нужно крутить колесико мыши, пока не уткнешься в эти самые скобки буквально носом.

© Zentropa
16 мая 2013 г.

Zentropa объявляет, что в Дании фильм выйдет в прокат 25 декабря. Если учесть, что слоган «Забудьте о любви» в общем-то отрицает и Бога, новость о премьере в главный христианский праздник приводит аудиторию Триера в восторг. Одновременно появляется постер с 13 актерами и режиссером, на котором все они явно застигнуты за прелюдией к оргии. Постер нарочито глянцевый: Триер не стесняется издеваться над теми, кто больше всех поддерживает его рекламную кампанию. Количество собравшихся (13+1) может быть растолковано и как Тайная вечеря в постановке Триера. Еще одна важная деталь: у Триера на фото заклеен скотчем рот — до выхода фильма режиссер обещает не проронить ни слова.

© Zentropa
27 июня 2013 г.

Начинается кампания под названием «Аппетайзеры»: суть в том, что раз в месяц в новом издании будут появляться кадр, мини-трейлер и описание одной из восьми глав фильма. Первым доверенным лицом Триера становится Guardian. В ролике юная Джо (Стейси Мартин) спорит с подругой на пакет шоколадных драже, кто соблазнит больше мужчин во время поездки на электричке. Ничего нецензурного в трейлере нет, но героиня и ее напарница (Софи Кеннеди Кларк) уже смело могут претендовать на звание самых порочных нимф в истории кино.


26 июля 2013 г.

Второй ролик, в котором молодая Джо оказывается в одном лифте с Джеромом (Шайей ЛаБафом).


30 августа 2013 г.

Третий ролик, в котором Ума Турман играет женщину за гранью нервного срыва.


27 сентября 2013 г.

Выходит новый тизер, черно-белый, с закадровым голосом Стеллана Скарсгарда, читающего Эдгара Аллана По. Сюжет: Джо смотрит на своего умирающего отца и возбуждается.


10 октября 2013 г.

Zentropa исполняет самый ударный номер своей маркетинговой программы: на 14 индивидуальных постерах — лица обнаженных актеров, изображающих своих героев во время оргазма. Слайд-шоу становится вирусным. В декабре его пародируют датские, а в следующем феврале — польские и венгерские кинокритики. Все тот же Guardian устраивает глобальный опрос на тему, чей оргазм убедительнее: набрав 28%, побеждает Шарлотта Генсбур. Следующие две месяца актерам — а они все звезды — в любом интервью приходится отвечать на пикантные вопросы, и «Нимфоманки» вокруг становится даже слишком много.

© Zentropa
1 ноября 2013 г.

На YouTube появляется отрывок из главы «Little Organ School», в котором Джо вспоминает трех своих не схожих темпераментами любовников под музыку Баха. Клип удаляют, но не всерьез: его все еще можно свободно увидеть на главном видеохостинге интернета.


22 ноября 2013 г.

Выходит полноценный трейлер, в котором звучит Rammstein, а герои не стесняются уже ничего. Самым невинным моментом ролика выглядит шутка в духе «Бойцовского клуба» Финчера: кадр с влагалищем на 1/24 секунды мелькает в сцене, где героиня невинно моргает.


29 ноября 2013 г.

На хостинге Vimeo, более благосклонном к эротике, появляется ролик к главе «The Western and The Eastern Church», в котором герои Генсбур и Белла обмениваются рождественскими садомазо-подарками. Джо тут же раздевается, чтобы их испытать.


5 декабря 2013 г.

Во Флориде международный трейлер, в котором демонстрируются всевозможные сексуальные акты со всеми вытекающими последствиями, по ошибке показывают детям, пришедшим на сеанс диснеевского мультфильма «Холодное сердце».

13 декабря 2013 г.

Рекламная кампания ускоряется: седьмой ролик выходит всего спустя полмесяца после шестого. В нем Джо сосредоточенно изгоняет из своей квартиры дьявола секса — снимает эротические картины, заматывает скотчем фаллические детали быта, а в итоге красит зеркало, потому что женщина и есть дьявол. Звучит «Реквием» Моцарта.


25 декабря 2013 г.

Триер поздравляет всех с Рождеством: выходит восьмой и заключительный трейлер, в котором фигурирует пенис и который почему-то до сих пор можно найти на YouTube, одновременно с этим прокат фильма (две части с антрактом, общая продолжительность — четыре с половиной часа) стартует в Дании, Испании, Чехии и Нидерландах.

24 января 2014 г.

Киномаркетологи Филип Липски и Мария Биилманн (так называемая Einstein Couple) на профильном мероприятии в Дублине раскрывают предысторию шокирующей рекламной кампании. Оказывается, прежде Триер все делал самостоятельно, но после известного инцидента в Каннах в 2011 году он решил дать обет молчания, а продвижение доверить профессионалам. Основной задачей маркетинговых коммуникаций было привлечение внимания новой аудитории, потому что лояльным зрителям Триера реклама и так ни к чему. Но в итоге сотрудничество с «Эйнштейнами» ограничилось созданием постера.

9 февраля 2014 г.

Триер появляется на Берлинском кинофестивале в футболке с надписью «Persona Non Grata, Official Selection», обрамленной каннскими «пальмовыми ветвями». Именно здесь состоится международная премьера неотцензурированной «Нимфоманки» — точнее, 145-минутной режиссерской версии ее первой части.

© IFB
Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте