19 июня 2013Кино
55470

Московский кинофестиваль: 9 ½ корейцев

Что смотреть на ММКФ кроме Бертолуччи, Цзя Чжанке и зомби-апокалипсиса? Программа первая: ВЛАДИМИР ЗАХАРОВ обо всех корейских фильмах фестиваля

текст: Владимир Захаров
Detailed_picture© Colta.ru

В этом году на ММКФ покажут девять с половиной южнокорейских фильмов — невиданное для российского фестиваля внимание к главной сейчас азиатской кинематографии. В специальной программе «Корейское кино сегодня» — почти весь диапазон современного корейского кино, от блокбастеров до инди-маргиналий; прекрасная возможность выучить несколько новых корейских имен кроме заезженного «Ким Ки Док».

Больше фильмов из Южной Кореи на ММКФ показывали только пять лет назад, когда Музей кино делал в рамках ММКФ ретроспективу Им Квон Тхека. В программе «Корейское кино сегодня», разумеется, нет и намека на ретроспективность — все фильмы вызывающе новые. Более того, они выбраны чуть ли не по топу корейского годового бокс-офиса за этот и прошлый годы. Селекция немного напоминает то, что обычно показывают на неделях корейского кино в кинотеатре «35 мм»: в прошлом году там тоже были пара очередных блокбастеров, одна из предыдущих работ Хон Сан Су и что-то еще. Правда, сейчас в южнокорейской киноиндустрии новый бум — 2012 год был одним из лучших в истории, поэтому даже выбранные таким образом фильмы вполне отражают неординарность этой кинематографии. Вот пять лучших фильмов программы и остальное корейское кино 35-го ММКФ.

«Новый мир». Режиссер Пак Хун Чжон

© ММКФ

Это второй фильм одного из самых интересных корейских авторов нового поколения — Пак Хун Чжона (он известен прежде всего как сценарист «Несправедливой сделки» Рю Сын Вана и «Я видел дьявола» Ким Чжи Уна). Во всех своих историях Пак Хун Чжон исследует, как даже доброго человека в плохих обстоятельствах неизбежно побеждает зло и как этому способствуют привязанности, семья и сложная корейская этика. Об этом же и «Новый мир», гангстерская сага копполовского масштаба, изображающая корпорации как ОПГ. Президент респектабельного конгломерата Goldmoon — и по совместительству главарь банды — погибает в подозрительном ДТП. Топ-менеджеры тут же включаются в борьбу за власть. Между двух огней оказывается высокопоставленный бандит Ча Сон (Ли Чжон Чже), которому приходится выбирать, кому он предан. Но больше всего Ча Сона беспокоит его вторая работа — он полицейский, внедренный в эту банду много лет назад, и его настоящий начальник Кан (его играет «Олдбой» Чхве Мин Сик) тоже пытается повлиять на исход выборов главаря.

 
«Чисыль». Режиссер О Мёль

© ММКФ

Черно-белая картина о восстании на острове Чечжу весной 1948 года. Тогда жители острова и члены Южнокорейской рабочей партии взбунтовались после расстрела полицией мирной демонстрации. Чтобы подавить бунт, южнокорейский диктатор Ли Сын Ман ввел на остров войска и объявил всех, живущих в глубине острова, коммунистами. На Чечжу началась резня. Эти события в фильме показаны с точки зрения людей, сидящих в пещере, — нескольким крестьянам удалось убежать от военных и скрыться. Неделями они боялись высунуться наружу и только могли переживать об оставленном хозяйстве.

Фильм получил главный приз в международном конкурсе на фестивале «Санденс» в этом году. Но сложно назвать это наградой для всего южнокорейского кино: режиссер О Мёль стоит в стороне от остальной киноиндустрии, он живет не в Сеуле или Пусане, а на том самом острове Чечжу. О Чечжу О Мёль и снимает свои фильмы с помощью непрофессиональных актеров из местных жителей. «Чисыль» был снят на местном диалекте и в корейском прокате шел с субтитрами. Название фильма переводится как «картошка» (на обычном корейском — «камчжа») — единственная еда спрятавшихся в пещере крестьян.

 
«Ничья дочь Хэ Вон». Режиссер Хон Сан Су

© ММКФ

Хон Сан Су снимает по два полнометражных фильма в год и, кажется, таким образом пытается изобрести новую кинематографическую форму. Это не сериал и не цикл, скорее венок сонетов. Предпоследний фильм Хон Сан Су «В другой стране» был фантазией о европейской туристке (Изабель Юппер) на корейском курорте. В первые же минуты новая работа режиссера, «Ничья дочь Хэ Вон», привязывается к предыдущей — Хэ Вон (Чон Ын Че) засыпает и во сне встречает заблудившуюся европейскую туристку — Джейн Биркин, которая говорит ошарашенной кореянке, что та похожа на ее дочь Шарлотту.

«Ничья дочь Хэ Вон» — кино о самоидентификации молодой девушки, стоящей на перепутье. Ее мама эмигрировала в Канаду, любовник — преподаватель киношколы, похоже, надоел. Кем быть и с кем? Что делать? Пить, спать и видеть сны!

 
«Воры». Режиссер Чхве Дон Хун

© ММКФ

Главный корейский блокбастер то ли последних лет, то ли всех времен — в бухгалтерии до сих пор спорят, побил он рекорд «Вторжения динозавра» Пон Чжун Хо или нет. Как ни странно, этот хит принадлежит к далеко не самому кассовому жанру: это капер. Команда воров со звучными псевдонимами Жвачка (Ким Хэ Сук), Мобила (Чон Чжи Хён), Попай (Ли Чжон Чже в комической роли — интересно сравнить с его трагическим персонажем в «Новом мире») и Пепси (Ким Хе Су) под руководством Макайского Пака (Ким Юн Сок) собирается украсть бриллиант из казино в Макао. Им помогают китайские коллеги (их играют Анжелика Ли и Саймон Ям) и странный китайский кореец Эндрю (король эпизода О Даль Су). Каждого волнует не исход общего дела, а собственные интересы, в том числе месть. А кое-кто в команде вообще из полиции.

Жанр и звезды в главных ролях заработали фильму не совсем справедливое звание «корейские “Одиннадцать друзей Оушена”». На самом деле «Воры» больше похожи на классический капер, на «Асфальтовые джунгли» или на «Рифифи», чем на фильм Содерберга: ограбление здесь только в середине, а развязка — последствия преступления, для некоторых персонажей — трагические. Режиссер Чхве Дон Хун специализируется на фильмах о мошенниках, карточных шулерах и ворах, в этих героях и связанных с ними сюжетах его больше всего интересует драматургия обмана. Во всех его фильмах персонажи выстраивают многоходовые комбинации, чтобы обмануть своих жертв и подельников, а режиссер собирает сюжет так, чтобы обмануть зрителя. «Корейский Дэвид Мэмет» — вот адекватный титул для Чхве Дон Хуна.

 
«Малолетний преступник». Режиссер Кан И Гван

© ММКФ

Эта мелодрама представляет на ММКФ сразу два магистральных тренда в корейском кино — фильмы о матерях («Пьета», «Мать», «Осатаневшая») и артхаусные истории о проблемной молодежи («18 лет», «Холодная ночь»); к счастью, без жестокости первых и безысходности вторых. Школьник (Со Ён Чжу), у которого из родни только больной дед, по глупости и по невезению попал в исправительное учреждение для несовершеннолетних. Пока он был в застенке, дед умер, и у юноши не осталось никого, но один сердобольный педагог отыскал пропавшую мать мальчика. Мамаша обрадовалась потерянному сыну и взяла его к себе жить, правда, скоро оказалось, что в этой семье более взрослый и ответственный — ребенок, а не родитель.

Роль матери сыграла Ли Чжон Хён, которая уже своей дебютной ролью вошла в историю корейского кино: в пятнадцать она снялась в самом жестоком корейском фильме, «Лепестке» Чан Сон У — метафорическом переживании резни в Кванчжу, рассказанном через отношения сошедшей с ума девочки и брутального бомжа. С тех пор Ли Чжон Хён успела уйти из кино и стать популярной на всю Азию певицей в стиле техно. На сцене она постоянно меняла образы, использовала дикие костюмы... в общем, была азиатской Леди Гагой, когда настоящая Леди Гага еще ходила в школу. В корейское кино Ли Чжон Хён вернулась в короткометражке братьев Пак «Ночная рыбалка». «Малолетний преступник» — первая за много лет большая работа актрисы.

 
«Мальчик-оборотень». Режиссер Чо Сон Хи

© ММКФ

Сказка о вечной любви между девушкой и волком. Корейская бабушка возвращается из Америки на родину, чтобы разобраться с забытым наследством — старым домом, в котором жила в молодости. В доме старушку захватывают воспоминания, и фильм проваливается в прошлое. Когда-то давным-давно, в 60-е, она (Пак Бо Ён) переехала с матерью (Чан Ён Нам) из города в деревню. В сарае за странной дверью девушка нашла дикого, но страшно красивого юношу (Сон Чжун Ки) — он не разговаривает, не умеет читать и вести себя за столом, иногда превращается в волка.

Еще один корейский блокбастер, который невольно заработал сравнение с западным аналогом — на этот раз с сагой «Сумерки». Вообще-то «Мальчик-оборотень» лишен сумеречного маразма и домостроя, его можно даже назвать феминистским. Но общее с «Сумерками» все же есть — стопроцентное попадание в целевую аудиторию; всем, кто в нее не входит, будет скучно.

 
«Аджума». Режиссер Ли Чжи Сын

© ММКФ

Аджума — стандартное, часто не очень вежливое корейское обращение к незнакомой женщине средних лет. Тетка, гражданка. Сорокалетняя героиня (характерная актриса Чан Ён Нам в редкой главной роли) — бывшая стоматологическая медсестра, одна растит дочь и продает страховки. Однажды по пути из школы девочку похищает и насилует маньяк-педофил. Полиция сначала отказывается искать пропавшего ребенка, потом, когда девочку находят, бездействует. Мать вынуждена искать маньяка сама.

Хоть это и первый фильм режиссера Ли Чжи Сына, сам он в кино не новичок — влиятельный инди-продюсер, профессор корейской киношколы KAFA. «Аджума» не просто триллер про месть, но социальное высказывание — о беззащитности детей, несправедливом отношении к женщинам и равнодушии. Чтобы скрыть неизбежную для фильмов с месседжем прямолинейность и создать иллюзию непредсказуемости, режиссер с помощью цепочек флэшбеков собрал фильм так, что все события в нем происходят практически одновременно — поимка преступника, преступление, относительно далекое прошлое и беспощадная месть.

 
«Ужастики». Режиссеры Хон Чжи Ён, Им Тэ Ун, Чон Бом Сик, Мин Гю Дон, Ким Гок, Ким Сон

© ММКФ

Школьницу крадет маньяк, и, чтобы продлить себе жизнь, девочка рассказывает злодею самые страшные истории, какие знает. Из этих коротких историй, снятых разными режиссерами, складывается альманах ужасов — жанра, не самого сильного в корейском кино. Появление этого омнибуса в программе фестиваля можно объяснить преемственностью. Одну из короткометражек, про зомби, сняли братья-режиссеры Ким Гок и Ким Сон, авторы «Капиталистического манифеста» (внеконкурсная программа 26-го ММКФ) и «Геолоботомии» (картина украсила конкурс «Перспективы» в 2006-м). С тех пор братья-леваки шагнули в мейнстрим, сняли полнометражный хоррор про корейскую попсу «Белый: проклятая мелодия» и теперь закрепились в этом жанре короткометражкой.

 
«Ливанские эмоции». Режиссер Чон Ён Хон

© ММКФ

Фильм из конкурсной программы фестиваля. Географически «Ливанские эмоции» к Ближнему Востоку не имеют никакого отношения, это абстрактная картина о том, как люди-символы преодолевают горе, депрессию и учатся жить дальше. Безымянный мужчина, переживая смерть матери, поселяется в провинции в пустом доме своего друга с условием, что он должен проверять звериную ловушку, оставленную в лесу. Безымянная женщина выходит из тюрьмы, пытается убежать от прошлого, оказывается в лесу и попадает в ту самую ловушку. Режиссер выбрал в качестве названия случайную строчку в современной корейской поэме, которая ассоциативно подошла к настроению фильма.

 
«Жюри». Режиссер Ким Дон Хо

© ММКФ

Короткометражка из внеконкурсной программы «Уголок короткого метра». Ее режиссер Ким Дон Хо — крестный отец Пусанского кинофестиваля, его многолетний директор, а сейчас — почетный директор на пенсии. «Жюри» — дебют семидесятипятилетнего автора, производственная комедия о том, как работает жюри кинофестиваля: режиссер за эмоции, актриса за месседж, критик Тони Райнс за иерархии. В этом году Ким Дон Хо сам входит в жюри ММКФ; возможно, по итогам работы он снимет к своему «Жюри» эмоциональный сиквел с Гармашем.


Также по теме:
Инна Кушнарева. Московский кинофестиваль: программа Z
Борис Нелепо, Денис Рузаев, Антон Обрезчиков. Московский кинофестиваль: Португалия, Бордо и зондеркоманды

Комментарии

Новое в разделе «Кино»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Великан: Антон БрукнерColta Specials
Великан: Антон Брукнер 

Восьмая симфония Брукнера: «пребывание Божества» или «похмельная дурнота»? Фрагмент из книги Ляли Кандауровой «Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику»

21 сентября 201836920