Жизнь советского коллекционера в пяти картинах

Эпизоды выставки «Охотники за искусством» в Музее русского импрессионизма

5 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture© Мария Пономарева / Предоставлено пресс-службой Музея русского импрессионизма
    Соломон Абрамович Шустер

    Сейчас мало кто вспоминает, что Соломон Шустер был кинорежиссером и снял около десяти фильмов (исключение здесь — разве что хроника похорон Анны Ахматовой). Остальное время он оставался легендой ленинградской богемы и к коллекционированию подходил с полной отдачей. В квартире Шустера, напоминающей волшебную пещеру Али-Бабы, находилось место не только живописным полотнам, но и китайскому фарфору, индийской бронзе, иконам и старинной мебели. Именно там пятнадцать лет провисела картина Ильи Машкова «Автопортрет и портрет Петра Кончаловского» длиной в 2,7 метра, хотя в итоге он все же уступил полотно Русскому музею.

    Шустер получил дополнительное искусствоведческое образование, хотя коллекционерами были и его отец (архитектор Абрам Шустер), и дед (купец Игнатий Шустер). Отец коллекционировал старых мастеров западноевропейского искусства и передал сыну не только любовь к искусству, но и близкий к этой сфере круг знакомств — например, дружбу с Павлом Кузнецовым. Соломон Шустер рано проявил качества, ключевые для успешного коллекционера: он обладал не только потрясающе развитым глазом и насмотренностью, но и умением находить нужных людей и договариваться с ними. Известна история, когда в комиссионке среди дешевого фарфора он углядел последнюю работу Чехонина, а в анонимном «Портрете неизвестного» определил кисть Александра Яковлева и облик Василия Шухаева.

    Борис Григорьев. Женский портрет (Душка). 1917<br>Собрание С.А. Шустера. Ныне в собрании В.М. ШустераБорис Григорьев. Женский портрет (Душка). 1917
    Собрание С.А. Шустера. Ныне в собрании В.М. Шустера
    © Предоставлено пресс-службой Музея русского импрессионизма

    В отличие от многих коллег-собирателей, Шустер не любил абстракций, предпочитая портреты: ему были интересны именно люди и их эмоции. Кроме того, он любил находить забытых художников и возвращать им былую славу. Именно так в его коллекции появились работы Александра Осмёркина, Николая Синезубова, Надежды Лермонтовой и Бориса Григорьева.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202228223
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202227103