Феминнале в Бишкеке: итоги

Финал истории и пять экспонатов скандальной выставки

текст: Анастасия Инопина
6 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    sandra araújo. «u$aar v3»

    Видеоарт задействует персонажей политических игр, олицетворяющих государственный террор, растущую популярность ультраправого дискурса и тотальный контроль.

    Трамп, Путин и Цукерберг — помимо прочего, крайне мемогенные образы, и этот видеоарт воспроизводит реальность, в которой они не столько люди, сколько персонажи игры, действующей по заранее заданным алгоритмам. В игре возникают очевидные для зрительницы баги. Они создают новые дискурсы политики, реализующиеся не на саммитах, а на анонимных бордах, дающих пристанище альтрайтам, инцелам и «бета-самцам».

    Философ Ян Богост, говоря о процессе игры, приводит в пример ребенка, фантазирующего, чтобы получить определенную долю положительных эмоций от враждебного мира, который не создан для него. Не будет преувеличением сказать, что мир также не создан для взрослых — и тем более для женщин. «Играть» за рядового субъекта, не обладающего властью, значит разворачивать структуры мироздания лицом к себе, использовать любые доступные инструменты (прежде всего, спонтанность и фантазию), чтобы ощутить радость в тех ситуациях, которые не предполагают веселья. Превращая политиков в персонажей аркадной игры, художница помещает их в сеть отношений, где каждая единица реальности находится в одной плоскости, а все решает запрограммированный случай.

    Вертикаль власти переворачивается с ног на голову, вызывая в зрительнице ассоциацию с процессом управления, и символически помещает ее над Трампом, Путиным и Цукербергом. Здесь видеоарт — это хакинг политической игры: парадигма, в которой он создан, сообщает, что мы в большей степени живем в меме, нежели в обществе.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202325976
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202330183