16 января 2020ИскусствоИнсталляция
6802

Феминнале в Бишкеке: итоги

Финал истории и пять экспонатов скандальной выставки

текст: Анастасия Инопина
3 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Нелля и Мариэль Джаманбаевы. «“Легкая” промышленность»

    Переопределение традиционного «женского» рукоделия в качестве медиума искусства имеет длинную историю в феминистской традиции. Его генеалогию принято проводить с 1960-х: примерно в это время некоторые феминистские художницы осознали, что для их задач не подходят традиционные «мужские» материалы вроде масла или бронзы, и обратили внимание на вышивку, петчворк, керамику и коллаж. Они поставили под вопрос нарратив о гении (мужчине или женщине, играющей на поле искусства по мужским правилам) и противопоставили «возвышенному» искусству малые формы, окружающие нас в повседневности, которые являются искусством не в меньшей степени, чем живописные полотна, но долго не признавались академическими иерархиями. Малые формы отсылают к медитативности и монотонности женского труда, carework, которая становится заметной только тогда, когда женщина перестает ее осуществлять.

    Работа «“Легкая” промышленность» выполнена из остатков материалов швейного цеха «Браво» (Бишкек) и обращает внимание на роль женского труда в экономике страны: ее монументальность отсылает к работам соцреалистов, прославляющих текстильщиц и швей. Сейчас репрезентация женского труда в публичном поле кардинально изменилась. Женщина больше не строит утопическое общество: ее тело по-прежнему выполняет тяжелую работу, но изображается выхолощенным и стройным, будто она никогда не стояла у станка. Традиционно женский труд не считается достойным уважения и часто даже не воспринимается как труд, хотя положение женщин, занятых в швейном производстве, остается тяжелым.

    Швейная индустрия Киргизии построена руками женщин. При том что швейная продукция занимает третье место в экспорте страны после золота и сельхозпродукции и дает республике до 30% ВВП (по сообщениям Нацстаткома, на ее долю приходится до 30% численности рабочего персонала), многие из швей уезжают в Россию: там при той же зарплате им удается накопить деньги и прокормить семью в одиночку. В большинстве случаев это 12-часовой график с одним выходным днем в неделю.

    Несмотря на название, «легкая промышленность» на деле — достаточно тяжелый труд. Сфера требует высокой концентрации внимания, усидчивости и осторожности в обращении с техникой. Индустрия оставляет и значительный экологический след: ее доля в выбросах СО2 ежегодно составляет более миллиарда тонн — больше, чем у международных авиаперелетов и судоходства, вместе взятых.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202228753
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202227475