Национальные движения в информационном пространстве империи

Олег Гром рассказывает о молдавском национальном движении и «газетных войнах» в Бессарабии начала XX века

текст: Олег Гром
Detailed_pictureРедакция газеты Basarabia© Предоставлено Олегом Громом

COLTA.RU совместно с участниками проекта Российского научного фонда «Национальные окраины в политике Российской империи и русской общественной мысли» продолжает проект «Острова империи: люди и события».

В новом очерке представлена история зарождения молдавского национального движения. Где искать лабораторию национальных движений? Как распространялась национальная идея? И что предпринимала империя?

На эти и другие вопросы отвечает историк Олег Гром — соавтор книги «Бессарабия в составе Российской империи», научный сотрудник Южного научного центра РАН.

В начале XX века, особенно в период Первой русской революции 1905–1907 годов, Российская империя столкнулась с новым вызовом — ростом инородческих национальных движений и появлением их на тех окраинах, которые ранее считались достаточно лояльными и русифицированными. Известный российский этнограф Лев Штернберг так описывал это явление:

«В один прекрасный день в народных школах учителя заговорили на родном языке учащихся. На родном языке массы заговорили ораторы на митингах. У народов, не знавших письменности, являются прокламации, гектографированные листки газет (мордва). Вотяки распевают “Марсельезу” на родном языке. Киргизы, захлебываясь, читают в переводе манифест 17 октября и разучивают наизусть переложенную в стихах программу к.-д. (кадетской партии. — О.Г.). У чувашей в течение многих месяцев издается радикальная политическая газета “Хыпар”, является целый ряд политических брошюр, a y татар нарождается сразу несколько партийных органов, даже юмористические издания и целый ряд иллюстрированных учебников и брошюр. У бурят возникает издательство учебников и переводных книг. В далекой якутской окраине возникает газета на русском и якутском языках (“Якутский край”). Зарождается даже национальный театр. В Астрахани калмыки ставят на сцене калмыцкую свадьбу... Это была работа, требовавшая энтузиазма и огромного запаса настойчивости и энергии».

Не стала исключением и Бессарабия, большую часть населения которой составляли молдаване, считавшиеся ранее едва ли не самыми лояльными инородцами России. Предтечей молдавского национального движения можно считать деятельность бессарабского студенческого землячества (1899–1902 годы) в Юрьевском университете. Это землячество было полулегальной организацией, не занимавшейся публичной политической деятельностью. Однако именно его члены сыграют ключевую роль в движении 1905–1907 годов. Именно там, в эстонском Юрьеве (ныне Тарту), формировались представления о нации и программа бессарабского национального движения:

«Там, — писал впоследствии Ион Пеливан, один из крупнейших представителей бессарабского национализма, — в среде студентов-инородцев: немцев, эстонцев, литовцев, поляков, украинцев, грузин, армян и т.д. <…> в нас окончательно пробудилось наше национальное самосознание румын и молдаван».

Начало XX века без преувеличения можно назвать «веком публичности». Именно тогда общественные движения самой разной направленности получили возможность говорить с массами. Основным средством такого общения становится периодическая печать. Поэтому неудивительно, что молдавское национальное движение началось с газеты, вокруг которой сформировался кружок единомышленников.

24 ноября 1905 года правительство публикует «Временные правила о печати», согласно которым отменялась сложная и запутанная процедура регистрации изданий, а газеты и журналы могли выходить легально явочным порядком. Теперь невозможно было пресечь открытие издания, хотя его по-прежнему можно было закрыть после выхода. Предполагая подобный исход, молдавские националисты подали губернатору сразу три заявки на издание газет. В итоге 24 мая 1906 года вышел первый номер газеты Basarabia («Бессарабия») — первой газеты на молдавском (румынском) языке в пределах Российской империи.

© Предоставлено Олегом Громом

Молдавская газета не существовала сама по себе, а была встроена в сформированную региональную «публичную сферу», которую можно представить в виде своего рода «экосистемы» с различными «нишами», занятыми изданиями определенных направлений. Бессарабию в этом отношении можно считать показательной окраиной, так как здесь в начале XX века были заполнены практически все «ниши», включая издания на местных языках.

Официозную нишу по-прежнему занимали «Бессарабские губернские ведомости». Церковную сферу обслуживал журнал «Кишиневские епархиальные ведомости». Позднее, в 1909 году, возникло и частное околорелигиозное издание — журнал «Наше объединение», выпускавшийся священником Иеремией Чеканом в противовес епархиальному официозу.

Как и на большинстве других окраин, в Бессарабии в годы первой революции оформились две крупные общественно-политические газеты — «охранительная» и «прогрессивная». Органом местных правых стала газета «Друг», издававшаяся лидером бессарабских черносотенцев и видным идеологом российского антисемитизма Павлом Крушеваном. В 1905 году появляется оппозиционная «Другу» «Бессарабская жизнь», объединившая кишиневскую либеральную и умеренно революционную общественность. Обе газеты находились в состоянии постоянной конфронтации по самым разным вопросам: проблемам государственного устройства и общественного строя, аграрному вопросу, а также национальному, прежде всего еврейскому, вопросу (заметную роль в «Бессарабской жизни», как и в аналогичных изданиях других губерний черты оседлости, играли евреи).

© Предоставлено Олегом Громом

Следует заметить, что деление на «прогрессистов» и «охранителей» было достаточно условным. Под влиянием обстоятельств газеты часто меняли свою ориентацию. Так, «Друг» после смерти основателя в 1909 году начал эволюционировать от крайне правого в сторону умеренного издания. В 1910–1914 годах он превратился в своего рода дискуссионную площадку, где могли высказываться люди различных взглядов. Например, здесь печатаются участники молдавского национального движения, ратующие за «культурное возрождение» молдаван, что, естественно, было невозможно при Крушеване, считавшем единственным благом для молдаван «слияние» с Россией и русским народом. «Бессарабская жизнь» также со временем дерадикализировалась, став газетой скорее прокадетской, чем «революционной». В определенные периоды времени разницу между двумя враждующими газетами мог разглядеть только очень искушенный читатель, знакомый с историей бессарабской публицистики.

Другие издания, выходившие в Бессарабии (например, газеты «Приднестровский край», «Голос Кишинева», «Дружок», «Эхо Бессарабии», «Бессарабец» и др.), пользовались меньшей популярностью. Зачастую это были газеты, издававшиеся в уездных городах и специализировавшиеся преимущественно на местечковой тематике («Придунайский край», Измаил; «Южный край», Бендеры). По оперативности подачи информации, качеству журналистского состава и объему они едва ли могли соперничать с «Другом» и «Бессарабской жизнью».

© Предоставлено Олегом Громом

Молдавская «народно-национальная» газета Basarabia в идеологическом отношении была близка «Бессарабской жизни». И близость эта была не случайной. Ее издатели и активные сотрудники также публиковались в «Бессарабской жизни». Да и само издание изначально планировалось именно как молдавское приложение к русскоязычной газете. По содержанию (аграрная программа синкретического эсеро-кадетского вида, пропаганда национальной эмансипации и автономии, борьба с «черносотенцами» и русификаторами) Basarabia мало чем отличалась от других инородческих изданий, массово появившихся на окраинах Российской империи под влиянием революционных событий, — например, от известной украинской газеты «Рада».

Появление Basarabia, а вместе с ней и молдавского национального движения не осталось без внимания губернских властей. Летом 1906 года бессарабский губернатор в донесении в Министерство внутренних дел писал:

«Ныне, с рассвобождением печати, возник ряд дешевых органов (чтобы подчеркнуть «угрозу», губернатор учел не только выходившую газету, но и те, что были заявлены «про запас». — О.Г.) на молдавском языке, который является господствующим почти повсеместно в сельских местностях Бессарабской губернии. Все молдавские органы по существу революционного направления. При этом один из них (Basarabia) издается, как мне стало известно из самых достоверных источников, на деньги румынских националистов, которые помимо революционных идей внушают молдавскому населению идеи ирредентизма, идеи, до сего времени совершенно чуждые молдавскому крестьянству».

Для борьбы с этим явлением губернатор предложил издание на средства правительства собственной газеты на молдавском языке противоположного Basarabia направления. Причем газета должна была позиционироваться как частное издание, а факт правительственной поддержки предполагалось скрыть, что было распространенной в то время практикой издания проправительственных газет. В министерстве сочли возможным дать бессарабскому губернатору карт-бланш на уникальный в своем роде (по крайней мере, для тогдашней России) эксперимент, и уже в январе 1907 года вышел первый номер газеты «Молдованул» («Молдаванин»).

© Предоставлено Олегом Громом

Новое издание сразу заняло жесткую позицию по отношению к Basarabia. В идейно-содержательном отношении вторая молдавская газета, как несложно догадаться, стала своего рода аналогом «Друга». Газета не гнушалась антисемитских выпадов (даже в отношении молдавских националистов — sic!), базарной брани и, несмотря на подзаголовок «непартийная», открыто заявляла о солидарности с Союзом русского народа (во время выборов в третью Думу в соответствии с изменившейся политикой губернского руководства поддержала Партию центра).

Однако, отработав «госзаказ» по дискредитации революции и молдавского национального движения левого толка, издатель газеты Георгий Мадан получил свободу маневра на поле национальной пропаганды. В газете печатались произведения румынской классической литературы, статьи по истории, культуре. Звучали противоречащие духу крушевановского черносотенства призывы к введению молдавского языка в школах и богослужении.

В марте 1907 года газета Basarabia закрывается. До сих пор остаются не вполне ясными причины ее закрытия. Сами издатели высказывали противоположные мнения — от репрессий со стороны властей до финансовых трудностей и нехватки кадров. Вышедшая «на замену» газета «Вьяца Басарабией» («Бессарабская жизнь») Алесиса Ноура просуществовала недолго. Однако Ноур успел заявить новый формат молдавской прессы — лоялистской, менее политизированной и ориентированной на «культурную работу». Но в условиях правительственной реакции даже такой безобидный формат существования молдавского национального движения был едва ли возможен. Лишь в 1913–1914 годах схожая модель будет успешно реализована в изданиях «Гласул Басарабией» («Голос Бессарабии») и «Кувынт Молдовенеск» («Молдавское слово»).

Закрытие Basarabia повлияло и на «Молдованул». К лету 1907 года информационно-политическая составляющая практически исчезла с ее страниц. При этом стало больше литературного, фольклорного и исторического материала. К газете были близки представители «дворянского» течения молдавского национального движения, обособившиеся еще в 1905 году в Бессарабское молдавское общество содействия народному образованию и изучению родного края.

Несмотря на разницу политических направлений, в плане национальной агитации «Молдованул» мало чем отличался от Basarabia. В текстах присутствовали схожие представления об истории бессарабских молдаван, постулировалось и всячески подчеркивалось родство бессарабских молдаван и запрутских румын. Это неудивительно, так как издатель газеты Георгий Мадан долго жил, учился и работал в Румынии, а представители «кружка Басарабии», еще будучи студентами Юрьевского университета, получали нелегально румынскую литературу через… посредника Георгия Мадана. Вопреки идее бессарабского губернатора о борьбе с румынским ирредентизмом, «Молдованул» на правительственные деньги в завуалированной форме пропагандировал те же идеи, что лежали в основе идеологии газеты Basarabia.

Осенью 1908 года в губернии меняется власть, и новый губернатор, по-видимому, счел издание «Молдованул» бессмысленным. Впрочем, газета и так выходила с сильными перерывами. Единственным печатным органом на молдавском языке вплоть до 1913 года оставался издававшийся местным православным братством журнал «Луминэторул» («Просветитель»), который, в свою очередь, «дублировал» русскоязычные «Епархиальные ведомости».

С некоторыми текстами из молдавских газет начала XX века в русском переводе можно ознакомиться здесь.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
МоскварийМолодая Россия
Москварий 

«“Надо будет показать, почему Москву стали называть Москварием”, — подумала Веспа». Рассказ Д. Густо

19 октября 20213921
Час экспертаМолодая Россия
Час эксперта 

«А теперь мы хотим сравнить 2050-е с 2080-ми — так, как будто у нас есть шансы на успех. Понимаете?» Рассказ Александра Мельникова

19 октября 20213187
Николай Толстой-Милославский о себе и своей работе историкаОбщество
Николай Толстой-Милославский о себе и своей работе историка 

Видеоинтервью Сергея Качкина с Николаем Толстым, британским историком, потомком русского аристократического рода, который расследует насильственную репатриацию эмигрантов после Второй мировой

18 октября 20214734
Что слушать в октябреСовременная музыка
Что слушать в октябре 

Альбом-побег Tequilajazzz, импрессионистская электроника Kedr Livanskiy, кантри-рэп-хохмы «Заточки», гитарный минимализм Дениса Сорокина и другие примечательные релизы месяца

18 октября 20215177