30 ноября 2015Академическая музыка
4554

Бьет — значит, любит

Первая постановка «Геликона» по возвращении домой — о семейных ценностях

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Антон Дубровский

На обновленной Большой Никитской среди велодорожек и нарядных кафе с недавних пор завелась новая дверь, которая совершенно не предвещает постепенно разворачивающегося за ней целого лабиринта дворянских анфилад и современных закоулков. Этот лабиринт заканчивается внушительным пространством с вырытым ниже уровня улицы зрительским амфитеатром на 500 мест, вместительной оркестровой ямой, хорошо оснащенной сценой, в глубине которой оставлены окна в Калашный переулок, самой сказочной на свете царской ложей, сделанной из бывшего теремного крыльца, и поблескивающим над всем этим звездным куполом, перекрывшим некогда вполне злачный внутренний двор. Снаружи просто непонятно, где это все там, в тесноте московского центра, помещается, как будто попадаешь в искривленное пространство.

Тем не менее это новая московская реальность. После восьми лет ссылки в многоэтажке Нового Арбата, бесконечной стройки, финансовых проволочек, многосерийных взаимоотношений со сменяющимися городскими начальниками и боданий с «Архнадзором» театр «Геликон-опера» вернулся на свое историческое место. Прежний белоколонный зал, где, бывало, музыканты и слушатели сидели друг у друга на голове, отреставрирован и носит теперь имя его прежней хозяйки княгини Шаховской. Там идут камерные спектакли. Вырытый во дворе новый зал (ради которого все и затевалось) именуется «Стравинский». Таким образом, на небольшом, пешком проходимом участке это уже пятый — после Большого, «Стасика», «Новой оперы» и театра Покровского — полноценный оперный театр удивительного города Москвы (не надо забывать про находящиеся в некотором отдалении Центр Вишневской и театр Сац). Как и все остальные, он заполнен зрителями.

© Антон Дубровский

Кто эти зрители? Вряд ли те же, что 25 лет назад прибегали в это место, еще называвшееся тогда Домом медика, тормошить и шокировать себя оперным хулиганством, альтернативным всему тому, что было привычно в мире накладных ресниц и стенобитных голосов. Сейчас все иначе. Имидж подростка-провокатора больше «Геликону» не к лицу. Буфет с мягкими креслами, сувенирная лавка с тонким фарфором, после спектакля — ужин в ресторане по соседству, добираться лучше на такси. Само представление — занимательное современное шоу с иронией и перчиком, но без провокации.

Первая постановка по возвращении «Геликона» домой — «Садко» в исполнении бессменного худрука Дмитрия Бертмана (за последние восемь лет освоившего также профессию прораба) и его верных соратников-художников Игоря Нежного и Татьяны Тулубьевой. Главный дирижер Владимир Понькин работает по очереди с Андреем Шлячковым. Художник по свету — Дамир Исмагилов, видеохудожник — Владимир Алексеев. Два последних автора для спектакля, в котором артисты встроены в мир высоких технологий, очень важны. Так же как и балетмейстер Эдвальд Смирнов. Балетной труппы в театре, конечно, нет, но так уж издавна повелось, что хор «Геликона» — самый танцующий из хоров.

© Антон Дубровский

Эпическая опера Римского-Корсакова умещается в два с половиной часа. Гулкая, еще не отрегулированная акустика почти не позволяет разобрать слова. Но и без слов ясно, что сам Садко не тянет на положительного героя: пьет, бьет жену, около которой для усиления эффекта вьются трое маленьких детей, страдает от собственной нереализованности, в пьяных грезах встречается с разлучницей — дочерью подводного царя, погружается с ней на морское дно, а потом благодаря сиянию образа Николая Чудотворца на стене за головами зрителей как-то справляется со всем этим мороком и возвращается в лоно семьи.

Точно так же ясно, что подводная, то есть наиболее этически сомнительная, часть спектакля — самая же эффектная. Океанариум на сцене видеобулькает и видеопенится, мужская часть хора рыб уморительно изображает классический балет, женская часть ползает по сцене русалками или устраивает впечатляющее чешуйчатое дефиле. Глаз не оторвать от Станислава Швеца в роли пацанского морского царя. Ну а дочка его Волхова в исполнении Лидии Светозаровой — просто настоящее сокровище доставшегося мне «молодежного» состава (их в спектакле несколько). Ее земная соперница Юлия Горностаева убедительно справляется с ролью докучливой жены, от которой действительно хочется куда-нибудь сбежать. Игорь Морозов в качестве мягкотелого Садко вызывает участие, но не более того. Из трех иноземцев, поющих самую известную музыку этой оперы, выпуклее всего получился Индийской гость-коррупционер в исполнении приглашенного из соседнего Большого театра Максима Пастера.

© Антон Дубровский

Обживание нового пространства на старом месте идет полным ходом. Меньше чем через месяц в зале «Стравинский» — премьера «Евгения Онегина», заявленного как «воссоздание исторической постановки Станиславского 1922 года». Пожалуй, это еще более заметное изменение прежних ориентиров, чем видеошоу «Садко».

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
И-и 35 раз!..Современная музыка
И-и 35 раз!.. 

Видным московским рок-авангардистам «Вежливому отказу» исполняется 35 лет. Григорий Дурново задается вопросом: а рок ли это? Русский рок? Что это вообще такое?

24 сентября 2020942
Видели НочьСовременная музыка
Видели Ночь 

На фоне сплетен о втором локдауне в Екатеринбурге провели Ural Music Night — городской фестиваль, который посетили 170 тысяч зрителей. Денис Бояринов — о том, как на Урале побеждают пандемию

23 сентября 20201460
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести»Общество
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести» 

Зачем в Швеции организовали проект #guytalk, состоящий из встреч в мужской компании, какую роль в жизни мужчины играет порно и почему мальчики должны уже смело разрешить себе плакать

23 сентября 20202174
СВР: смена имиджаЛитература
СВР: смена имиджа 

Глава из новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль»

22 сентября 20202303
Шаманизм вербатимаКино
Шаманизм вербатима 

Вероника Хлебникова о двух главных фильмах последнего «Кинотавра» — «Пугале» и «Конференции»

21 сентября 20202504
И к тому же это надо сократитьКино
И к тому же это надо сократить 

На «Кинотавре» показали давно ожидаемый байопик критика Сергея Добротворского — «Кто-нибудь видел мою девчонку?» Ангелины Никоновой. О главном разочаровании года рассказывает Вероника Хлебникова

18 сентября 20207429