7 ноября 2019Академическая музыка
4711

«Я стал значительно более русским, чем был все тридцать лет до этого»

Директор Красноярской филармонии Евгений Стодушный — о том, что значит возглавлять ключевой для региона культурный кластер

текст: Ляля Кандаурова
Detailed_picture 

Красноярск все более заметен как одна из важнейших точек российской музыкальной жизни: только что в рамках Фестиваля Дмитрия Хворостовского там выступили Хуан Диего Флорес, Сергей Лейферкус и Анджела Георгиу, на Фестивале симфонических оркестров Сибири с региональными коллективами играли лауреаты и победители конкурса Чайковского разных лет, за пару недель в Красноярском театре оперы и балета были представлены премьеры опер Алексея Сюмака и Александра Маноцкова — все это вдобавок к традиционно впечатляющей музыкальной программе Красноярской ярмарки книжной культуры (КРЯКК).

— Свыше десятилетия вы занимались менеджментом оркестра «Виртуозы Москвы». В чем чувствуете фундаментальную разницу, работая тут?

— Масштаб. Невозможно понять нашу страну и культуру, не пожив и не поработав за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. Это звучит забавно, но, проведя полтора года в Красноярске, я стал значительно более русским, чем был все тридцать лет до этого. Масштаб нашей территории — это давать концерты в городах Крайнего Севера, параллельно готовя выступления в Шушенском, почти в 2000 км к югу. Красноярский край — своего рода центральная ось России, и мне это кажется очень символичным. Работа в регионе не лишена своей романтики: создавать условия для концертной жизни в самых неожиданных местах, где в принципе нет концертных залов, — задача не из легких. Например, этим летом Красноярский академический симфонический оркестр впервые за 10 лет выступал на набережной старинного Енисейска, а в Норильске, где полноценный оркестр не был уже лет 15, удалось запустить настоящий музыкальный фестиваль. Для меня главное, что такого рода культурное подвижничество находит отклик как у слушателей, так и у партнеров (представителей бизнеса и государства), часто готовых помочь с воплощением смелых проектов. Сам Красноярск, к удивлению многих, незнакомых с Сибирью, живет бурной культурной жизнью. Не перестаю повторять, что Красноярская филармония на сегодня — крупнейший музыкальный кластер за Уралом: 4 концертных зала, 1300 концертных мероприятий в год и более 320 000 зрителей! Приезжему стоит только чуть-чуть углубиться в афишу, чтобы понять, что разнообразие культурного досуга здесь очень велико. Имена артистов, выступающих на наших сценах, известны и на уровне России, и за рубежом.

— Сейчас были проведены два фестиваля, каждый из которых сам по себе мог бы создать ядро концертного сезона в регионе; в Красноярске хватает ресурсов и публики на то, чтобы такие события происходили одновременно?

— Красноярск действительно активно стремится быть заметным на карте музыкальной России. Руководство края с большим вниманием относится к сфере культуры в целом и к академическому музыкальному искусству в частности. Без личной поддержки губернатора и правительства края масштабные мероприятия уровня Фестиваля Дмитрия Хворостовского были бы в принципе невозможны. Было приятно делиться с прессой сравнением: билет на сольный концерт Хуана Диего Флореса в Европе стоит порядка 50 евро, а красноярцы имели возможность посетить этот концерт в среднем за 450 рублей. Многие слушатели специально звонили в кассы филармонии, уточняя, тот ли это самый Хуан Диего Флорес. Фестиваль Дмитрия Хворостовского получился полноценным международным культурным событием! Для меня особенно важно, что Красноярская краевая филармония приняла в своих залах всю концертную программу — а это семь из десяти заявленных событий. В общей сложности нас посетили 8500 гостей, а общее число слушателей перевалило за 10 тысяч. И это только проданные билеты, не говоря уже о зрителях международных и региональных интернет- и телетрансляций.

Второе событие — Фестиваль симфонических оркестров Сибири — было направлено на активизацию именно внутрирегиональной, сибирской, концертной практики: пять концертов четырех разных симфонических коллективов с молодыми солистами — лауреатами конкурса им. П.И. Чайковского. Фестиваль был замечен, востребован и прекрасно принят, несмотря на то что по времени проведения два больших события совпали. Идея объединять музыкальную Сибирь мне кажется важной, поскольку Сибирь сама по себе — особенное культурное пространство, полноценный концертный рынок, интересный партнерам в России и за рубежом. Представляя возможности Красноярской филармонии на международных конференциях — таких, как IAMA в Европе или ISPA в США, — я сталкиваюсь с неподдельным интересом со стороны представителей иностранных концертных организаций, звукозаписывающих компаний, артистических агентов, желающих начать сотрудничество с новой, во многом неизвестной для них территорией.

Красноярская краевая филармонияКрасноярская краевая филармония

— C чем он связан?

— Музыкальная культура Сибири интересна не только своим богатым содержанием, но и флером загадочности, обусловленным информационным вакуумом. К сожалению, культурная жизнь регионов практически не попадает в федеральную информационную повестку. Посмотрите: как часто на том же телеканале «Культура» можно увидеть концерт, проходящий не в Москве или не в Санкт-Петербурге? Пока я работал в здании Московского международного Дома музыки, мне тоже казалось, что афиша нашей страны исчерпывается концертами двух филармоний и консерватории. Опыт работы в Красноярске показал, насколько бурным, качественным и новаторским может быть то, что происходит в региональном центре, — а таких центров в России много. Для иностранцев Сибирь — это, в принципе, терра инкогнита, окруженная нелепыми стереотипами. На международном музыкальном рынке (именно в области академической музыки) существуют только две российские столичные точки, консерватории, коллективы и концертные залы в которых являются знаком качества. Сейчас одной из своих сверхзадач я вижу продвижение концертного рынка Сибири в качестве альтернативной площадки для культурного обмена, неожиданных коллабораций, гастрольных туров и просто дружелюбного пространства для плодотворной работы.

— В прошлом году вы получили правительственный грант?

— Да, это был первый крупный правительственный грант для Красноярской филармонии. С прошлого года мы активно занимаемся поиском альтернативных источников финансирования для своих творческих инициатив. Этот грант составил порядка 4 млн 700 тысяч рублей и был выдан на конкретный проект — Фестиваль симфонических оркестров Сибири. Многие сибирские филармонии тогда представили достойные проекты, прошедшие конкурсный отбор. Отличие нашей заявки заключалось в том, что привлеченные средства предназначались не на сугубо красноярский, а именно на общесибирский, объединяющий музыкальный смотр. Я надеюсь, это создаст прецедент для моих коллег — директоров филармоний, которые захотят подхватить эстафету такого проактивного сотрудничества и станут новыми катализаторами регионального культурного обмена. За время фестиваля залы Красноярской филармонии посетило более 300 оркестровых музыкантов. Исторически это первый такой опыт в Сибири; более того — за всю историю филармонии пока не было случая, чтобы в одном здании сразу находились три разных симфонических коллектива в течение одного дня! Конечно, для моей команды это были невероятные организационные хлопоты — от банальной нехватки гримерок и времени в репетиционных залах до очень жесткой логистики, но погружение в атмосферу оркестрового товарищества, шутки, разговоры, подглядывание за репетициями друг друга, общение музыкантов — все это бесценно. Это именно то, к чему мы стремились, — и я счастлив, что этого удалось добиться.

Мне нравится думать, что смысл моей работы — в хаосе творчества создавать структуру порядка.

— Что вы стремились поменять в работе филармонии, войдя в должность?

— Мне нравится думать, что смысл моей работы — в хаосе творчества создавать структуру порядка. Это крайне увлекательно: превращать тщательно спланированное во что-то абсолютно реальное! Для начала мы постарались шагать в ногу с профессиональным филармоническим сообществом и уже 1 февраля анонсируем основные абонементы на следующий музыкальный сезон. Чтобы получать в афишу громкие имена и лучшие исполнительские силы не по остаточному принципу, а самостоятельно выбирая интересные нам программы, приходится проводить переговоры сильно заранее. Второе направление — это создание имиджа филармонии как организации серьезной, имеющей собственную корпоративную культуру; формирование внутри нее команды единомышленников, которые разделяют основополагающие для меня ценности: прозрачность процессов, понятность и логичность действий, понимание нашей миссии по предоставлению качественного художественно-музыкального продукта всем жителям — не только Красноярска, но и всего Красноярского края. Серьезно, я счастлив, когда вижу увлеченных и вдохновленных людей, с энтузиазмом идущих на работу!

Будучи системным человеком и находясь во главе краевой государственной организации, я понимаю, что должен отвечать ожиданиям культурной политики страны. Она поддерживает академическое искусство и нацелена на его развитие. Таким образом, максимальный акцент мы делаем на три базовых филармонических коллектива: это симфонический оркестр, оркестр народных инструментов и ансамбль танца. Наш сезон строится по абонементной системе; разумеется, учитываются гастроли, поскольку развитие коллективов без этого невозможно по определению. Так, например, симфонический оркестр планирует турне в США зимой 2020 года, сейчас мы в процессе преодоления бюрократических формальностей; тур должен составить 33 концерта. В декабре нас ждет московский концертный зал «Зарядье», где оркестр под управлением Владимира Ланде выступит с Дмитрием Маслеевым и представит программу, которую этим летом мы уже записали в Красноярске для студии «Мелодия»; релиз диска будет приурочен к дате нашего выступления. Ансамбль танца Сибири уже сейчас находится в американском турне, по возвращении — выступление в Москве, во МХАТе им. Горького, а после — очередная поездка (Китай); в 2020 году череда гастролей захватит Польшу и Францию. Гастрольная карта нашего «творческого актива», разумеется, включает и Россию. Недавно из двухнедельного турне по Дальнему Востоку вернулся Красноярский филармонический русский оркестр.

Мы очень активны, однако понимаем, что насытить сам Красноярск одной только классикой не представляется возможным; нужно трезво подходить к этому, понимать, что наша аудитория очень разная по возрастному составу, уровню образования и предпочтениям. Поэтому мы развиваем наши залы и как коммерческие концертные пространства. Подобная художественная политика — это не хорошо и не плохо, это реалии краевой музыкальной жизни. Мы всегда рады видеть в наших залах гостей с любыми художественными предпочтениями. Более того, мы ставим перед собой цель сделать человека, раз посетившего наше здание, постоянным посетителем и всякий раз склонять его выбор в пользу все более сложного, интеллектуально насыщенного музыкального продукта.

© Красноярская краевая филармония

— Каков средний возраст посетителя филармонии?

— Мы видим, что средний возраст наших гостей — 30–40 лет, и я считаю, что это большое достижение! В залах появляются новые лица — и это победа. Наши специалисты используют современные каналы коммуникации, очень большое внимание уделяем интернет-продвижению, таргетингу, работе с группами в социальных сетях — но не в формальном ключе, как это бывает, а с очень практичным уклоном. Оценивается эффективность каждого потраченного на рекламу рубля. Мы уделяем внимание качественному контенту, снимаем видео, стараемся быть изобретательными и практичными в упаковке творческого продукта, чтобы сделать его заметным. К сожалению, не все отечественные концертные организации могут позволить себе полноценный анализ своей аудитории. Но для меня этот вопрос принципиальный — мы работаем как настоящая корпорация, понимая, что и кому мы предлагаем. У нас есть полноценный отдел маркетинга, где мы растим собственных аналитиков: ведь «готовых» экспертов из этой области в сфере культуры практически нет.

— Каким будет музыкальный сезон в Красноярске после двух фестивалей?

— После двух таких мощных музыкальных событий хотелось бы отдохнуть, но нет — на днях в рамках КРЯКК приезжали Российский национальный оркестр и блистательная Юлия Лежнева; также уже вышли в продажу два концерта Дениса Мацуева — клавирабенд и вечер с оркестром. Мне особо хочется подчеркнуть, что Денис Мацуев в этом году откроет придуманный мной фестиваль «Норильские музыкальные сезоны» — один из самых северных музыкальных фестивалей мира. И я очень признателен Денису Леонидовичу за смелость и определенную долю авантюризма: поверьте, открывать для себя Крайний Север в декабре — это настоящее приключение. Еще весь город ждет новогоднего концерта — любимой красноярцами традиции! В последних числах декабря наступает тот редкий момент, когда билеты на академический концерт интересуют не только поклонников музыки, но и спекулянтов. Начало 2020 года урожайно не только на гастроли наших коллективов — именитые гости ожидаются и в Красноярке: фестиваль «Владимир Спиваков приглашает» с детскими и взрослыми концертами, мастер-классами от «Виртуозов Москвы»; разумеется, Транссибирский арт-фестиваль во главе с Вадимом Репиным, для которого Красноярская филармония является важнейшим региональным партнером (сам фестиваль зародился в Новосибирске, но вторая по масштабу часть российской программы проходит у нас).

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
«Когда жертву назначают — это фальшивый нарратив. И неважно, что он создан ради высшей цели. Если ты хочешь определить, кто здесь жертва, посмотри на мир!»Общество
«Когда жертву назначают — это фальшивый нарратив. И неважно, что он создан ради высшей цели. Если ты хочешь определить, кто здесь жертва, посмотри на мир!» 

Катерина Белоглазова узнала у Изабеллы Эклёф, автора неуютного фильма «Отпуск», зачем ей нужно было так беспокоить зрителя

12 декабря 20191657
Виржиль Вернье: «Я испытываю страх перед неолиберальным миром. В кино я хочу вернуть себе силу, показать, что мы не боимся»Общество
Виржиль Вернье: «Я испытываю страх перед неолиберальным миром. В кино я хочу вернуть себе силу, показать, что мы не боимся» 

Алексей Артамонов поговорил с автором революционного фильма «София Антиполис» — полифонической метафоры сегодняшнего мира в огне

12 декабря 20191101
«Чак сказал: “Она — секс-робот. Как мы можем сделать понятным для зрителя, что я с ней не сплю? Мы ведь только что познакомились”»Общество
«Чак сказал: “Она — секс-робот. Как мы можем сделать понятным для зрителя, что я с ней не сплю? Мы ведь только что познакомились”» 

Поразительный фильм Изы Виллингер «Здравствуй, робот» — об андроидах, которые уже живут с человеком и вступают с ним в сложные отношения. И нет, это не мокьюментари, а строгий док

10 декабря 20192476