16 августа 2019Академическая музыка
3647

Живых авторов — половина

И другие особенности оперного фестиваля в Экс-ан-Провансе

текст: Антон Флеров
Detailed_pictureСцена из оперы «Якоб Ленц»© Festival d'Aix-en-Provence

Программа завершившегося фестиваля оперного искусства в Экс-ан-Провансе строилась вокруг магистрального Реквиема в постановке Рафаэля Пишона и Ромео Кастеллуччи. Эта продукция настолько соответствовала ожиданиям просвещенного завсегдатая Экса, что не оставляла сомнений в авторстве прежнего интенданта Бернара Фоккруля. Но нынешний выпуск фестиваля любопытен новым руководителем. Это сменивший Фоккруля Пьер Оди, режиссер, никто-не-помнит-уж-сколько-летний директор Голландской национальной оперы и программер еще нескольких важнейших инициатив в оперной индустрии (Opera Forward в Амстердаме, Park Avenue Armory в Нью-Йорке). При всех кураторских изощренности и изобретательности, сохранившихся неизменными, все же следует зафиксировать несколько новых черт, появившихся в образе фестиваля.

Прежде всего, это бескомпромиссно минорное настроение. В пандан мессе Моцарта программа состояла сплошь из смертей и катастроф. Здесь и невыносимое сползание в сумасшествие и смерть в опере немецкого мэтра Вольфганга Рима «Якоб Ленц» (дирижер Инго Метцмахер, режиссер Андреа Брет) про поэта, идеолога Sturm und Drang, современника Гете, вдохновившего Георга Бюхнера. И гибель современной цивилизации в антиутопии Курта Вайля и Бертольта Брехта «Расцвет и падение города Махагони» (дирижер Эса-Пекка Салонен, режиссер Иво ван Хове). И катастрофа женщины, потерявшей своего маленького сына, в опере известного голландца Мишеля ван дер Аа «Blank Out» (в постановке автора). И, наконец, фантасмагорическая история о безысходности палестино-израильского конфликта в опере 36-летнего израильтянина Адама Маора «Спящая тысяча» (дирижер Елена Шварц, режиссер Йонатан Леви). Фестиваль продолжает свою политику ответственного программирования и серьезного отношения к жанру, апеллирующему к самой актуальной тематике и самой широкой публике. И, кажется, не стремится просто развлекать.

Сцена из оперы «Спящая тысяча»Сцена из оперы «Спящая тысяча»© Festival d'Aix-en-Provence

Вторая особенность — внимание к немецкой оперной традиции. Даже можно было бы сказать — к голландской, если бы голландская опера существовала самостоятельно в профессиональном дискурсе. В афише этого года — ни одной французской партитуры, явный перевес немецких композиторов и значительная команда земляков Оди, с которыми он знает, как работать. Иво ван Хове (ставивший «Саломею» в Голландской национальной опере) уже вошел в круг, ротирующийся на главных оперных площадках, хотя его постановки получают очень смешанную критику. Напротив, Инго Метцмахер (в свое время главный дирижер Голландской национальной оперы) все увереннее заявляет о себе как об одном из лучших специалистов в репертуаре XX века. Андреа Брет входит в число важнейших режиссеров немецкоязычного театра, ее «Якоб Ленц» (перенос постановки из брюссельского «Ла Монне») со сложной конструкцией на сцене, символическим визуальным рядом, суггестивной световой партитурой и экспрессивной актерской игрой отвечает всем требованиям музыки Вольфганга Рима.

Сцена из оперы «Расцвет и падение города Махагони»Сцена из оперы «Расцвет и падение города Махагони»© Festival d'Aix-en-Provence

Наконец, фестиваль заявил принципиально иной баланс между современной музыкой и оперным репертуарным стандартом. Он 50 на 50 — и это при условии, что в «стандарт» мы зачислим «Махагони». Хотя постановки партитуры Вайля — при всех ее музыкальной изощренности и театральной соблазнительности — появляются в репертуаре больших оперных институций лишь изредка: театры не обладают ни вокальными, ни концептуальными, ни эстетическими ресурсами для этого. Спектакль в Эксе вполне продемонстрировал сложность задачи: режиссерское решение ван Хове (Махагони как постановочный рай на подвижных сценических конструкциях в мире fake news) сбоило и к тому же вредило звуку, который проваливался в пространстве пустой сцены.

Живых авторов в афише фестиваля — половина. Дополнительный акцент задал Мишель ван дер Аа, прицельно исследующий возможности высоких технологий в академической музыке и опере. Само внимание к этому явлению теперь уже вполне конвенционально. Оставалось лишь дождаться, кто из мейджоров займется этим сюжетом. Фестиваль в Эксе занялся. И, кажется, основательно: вместе с постановкой была запущена лаборатория для молодых авторов, посвященная опере и технологиям, которую провел ван дер Аа вместе с компьютерщиками из университета Марселя. В программу фестиваля также была включена саунд-инсталляция композитора.

Сцена из оперы «Blank Out»Сцена из оперы «Blank Out»© Festival d'Aix-en-Provence

«Blank Out» — моноопера, сюжетно построенная на серии флэшбэков женщины об утонувшем сыне, в которой живой план красиво взаимодействует с видеоизображением благодаря 3D-технологиям и очкам. Киноатмосфера спектакля составляет его главную привлекательность и главный раздражитель: картинка сильно теряет, если очки снять. Между тем сценическое действие организовано замысловато и включает в себя солистку (впечатляющая Миа Перссон, умеющая соединить бесплотный тембр и человеческое горе), 3D-изображение, с которым солистка взаимодействует, съемку в реальном времени, живое исполнение, аудиозапись, обработанный звук. Все это организовано мастерски, держит внимание и сообщает об иллюзорности происходящего, потере идентичности в результате пережитого горя и слепых попытках воссоединиться с собой с помощью то ли воспоминаний, то ли воображаемого 3D-собеседника (фантастический баритон Родерик Уильямс, который появляется только на экране). Проблема спектакля лишь в том, что драматургически он двигается сверхмедленно и неизобретательно, при этом искрит от бесконечно подгоняющего пульсирующего саунда и избыточности технологических приемов. Впрочем, вся композиция-постановка занимается нащупыванием какого-то постоянно ускользающего баланса, и зрительское состояние становится логическим продолжением работы авторов.

И еще одной особенностью стало то, что фестиваль не объявил планы на следующий год, заставив лишь ловить слухи. Они впечатляют: Дмитрий Черняков с «Così fan tutte», Саймон Макберни с «Воццеком», Саймон Стоун с новой партитурой Кайи Саариахо и Барри Коски с «Золотым петушком». Впрочем, уже понятно, что фестиваль интересуется не только хедлайнерами — иначе можно отстать от трендов.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Ссылки по теме
Сегодня на сайте
Премьера фильма «Пища для перемен»ECOCUP
Премьера фильма «Пища для перемен» 

Каждый раз, когда официант забирает вашу тарелку с недоеденной пищей, вы вносите свою лепту в длинную цепочку климатического регресса. Режиссер Бенуа Бренже обещает рассказать вам об этом

21 мая 20203898