«Раджастхан — священное место в Индии. Ну, как Суздаль для нас»

Петр Главатских о своем этнобарочном проекте

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture 

«Галантная Индия» — довольно неожиданный мультикультурный проект, анонсированный в «Зарядье» на 31 марта. В нем каким-то образом должны ужиться музыка французского барокко времен Людовика XV и классический индийский танец катхак. Участники — танцовщицы Шрия Саран и Нутан Падваргхан, певец Шухед Хасан, ансамбль «Хиндустани» под управлением Павла Новикова и барочный ансамбль под управлением Ивана Великанова. Автор идеи — перкуссионист Петр Главатских объясняет, что это все значит.

— Давай разбираться. «Галантные Индии» — опера-балет Жан-Филиппа Рамо, которая, как известно, никакого отношения к реальной Индии не имеет. Там действуют турки, персы и индейцы. То есть «Индиями» называлось вообще все экзотическое, далекое и внеевропейское. Ты решил исправить эту ситуацию?

— Да. Я решил сделать именно «ГалантнУЮ ИндиЮ». И показать Индию вымышленную и Индию, скажем так, true. Ведь Индия и сегодня будоражит умы. Уже долгое время она — некий магнит. Ну, допустим, Филип Гласс, да? У Рамо это сродни тому, как Жюль Верн, не вставая с дивана, писал приключения. В XX веке про Индию, понятное дело, гораздо больше знали, чем в эпоху Рамо. Тем интереснее сравнить.

— И как это все в твоей программе должно срастись?

— Просто какое-то сопоставление должно произойти. Нет никакого конфликта. В первом отделении показываем музыку Рамо и современных композиторов, которая так или иначе связана с этникой. А во втором отделении выходит индийский оркестр. В Индии даже четыре человека — это уже оркестр. У нас восемь человек. И начинается история, связанная с традицией индийского классического танца. У Шрии Саран бабушка, прабабушка — все танцевали этот танец. Сама Шрия с пяти лет занимается со своим учителем — или, правильнее сказать, с пандитом. Ее зовут Нутан Падваргхан, она очень известный человек. В Индии очень почетно выходить на сцену именно со своим пандитом.

— То есть второе отделение — чистая Индия, уже никаких барочных инструментов не будет?

— Ну, я не хочу все секреты пока раскрывать. Но да, в первую очередь — традиционные индийские инструменты: флейты бансури, барабаны табла, сарод. Сейчас известнее индийский ситар, но он появился гораздо позже — где-то только в конце XVIII века. А вообще традиционный инструмент — сарод. Он аутентичнее звучит. Больше дает североиндийского колорита.

— Как ты познакомился с индийской танцовщицей?

— Ой, это какая-то сумасшедшая история. Так получилось, что мы со Шрией познакомились на ее свадьбе. Меня пригласили там выступить. Я играл в Раджастхане.

— Это где?

— Это такое священное место в Индии. Ну, как Суздаль для нас, Владимир. Наверное, я глупость сейчас сказал, но как-то так я это воспринимаю. Туристов там тоже много, но не таких, которые просто ездят отдыхать на море. Там есть знаменитое озеро Пушкар, над которым развеян прах Ганди. Это место паломничества индуистов.

— И ты там играл на своей любимой маримбе?

— Нет. На иранском сантуре. Это, конечно, интересно гостям было: «Смотри-ка, кто играет!» Меня ведь как ни загримировывай, уральский профиль-то все равно не скроешь. И вот там возникла идея такой программы.

— А тебе не кажется, что этникой и барокко интересуются две разные публики? И они не очень-то перемешиваются.

— Почему же? Мы же помним, как на Дягилевском фестивале сцену театра застилали коврами. Такие вещи очень любил в свое время Жорди Саваль. У него нет Индии, но очень много взаимодействия с персидскими, армянскими музыкантами.

— Исполнители на индийских инструментах у тебя будут здешние?

— Здешние, но они настолько долго живут в Индии, что у них даже есть индийские имена. Пашу Новикова мы зовем Правин. Дениса Кучерова — Джаганах. Они скорее там живут, чем здесь. А сюда делают кочевые наезды. Недавно у них был большой концерт в петербургской Капелле.

— Самый известный номер в «Галантных Индиях» Рамо, без которого вы наверняка тоже не обойдетесь, называется «Танец дикарей». Сейчас такой взгляд из Европы на другие культуры уже невозможен. А что взамен?

— Сейчас стоит вопрос: кто дикари? Не те ли, кто создает прекрасную культуру, но завоевывает всех вокруг и быстренько пытается перековать на свой лад? Но я могу сказать, что вот это поколение, с которым я знаком, — молодые индийские звезды танца и кино — это люди с потрясающим английским, живущие в абсолютно мультикультурном пространстве. Шрия — звезда Болливуда. Сейчас у нее закончились съемки фильма про Клеопатру — снимали в Каире. Очень много снимают в Европе. Просто нам сложно представить, что людей, которые смотрят Болливуд, гораздо больше, чем людей, которые смотрят Голливуд. Ну давай посчитаем: Индия, Пакистан, Китай, Таиланд, Тайвань, Индонезия, подполье Афганистана, немножко Эмираты, Узбекистан, Казахстан. И на этом куске Земли народу-то живет гораздо больше, чем в Европе.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201931270
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201923810
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201931610