19 февраля 2019Академическая музыка
26230

Дьявольская история с принцем из сказки

Благодаря Юровскому опера Вустина «Влюбленный дьявол» спустя тридцать лет после завершения увидела сцену

текст: Светлана Савенко
Detailed_picture© Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Как известно, рукописи не горят — но иногда они оказываются надолго скрытыми от человечества. Те из них, которым повезло, находили раньше случайно, как Симфонию до мажор Франца Шуберта, десять лет остававшуюся неизвестной, или пачку ранних сочинений Антона Веберна, забытую на чердаке деревенского дома. В нашем случае чердак — это ящик стола Александра Вустина, талантливого российского композитора, музыку которого давно уже исполняют лучшие музыканты и коллективы в отечестве и за рубежом. Но вот единственная его опера «Влюбленный дьявол», которую он писал пятнадцать лет и закончил ровно тридцать лет назад, все эти годы безуспешно ожидала сцены или хотя бы концертного исполнения. И чудом дождалась — благодаря дирижеру Владимиру Юровскому, мировой звезде и «принцу из сказки», как назвал его однажды Вустин. В 2016 году по инициативе Юровского Вустин был объявлен «композитором в резиденции» Госоркестра имени Е.Ф. Светланова, и его сочинения услышала публика больших филармонических залов. Узнав о существовании неизвестной оперы и познакомившись с партитурой, Юровский решил ее поставить, что и произошло на сцене Московского академического музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко (в просторечии — «Стасика»).

Опера «Влюбленный дьявол» (автор назвал ее «сцены для голосов и инструментов с играми и танцами») создана по одноименной повести французского писателя Жака Казота, опубликованной в 1772 году и в свое время пользовавшейся большой популярностью. В основе ее сюжета лежит коллизия искушения — вечная фаустианская тема, принимающая облик любовной истории. Молодой испанец дон Альвар родом из благородного семейства, влекомый любопытством и тягой к сверхъестественному, постепенно оказывается во власти дьявола, принявшего вид обольстительной девушки. У Казота он в результате погибает, у Вустина финал не столь радикален: «Для меня очень важно, что борьба эта ничем не кончается. В конце оперы я ставлю знак вопроса». Фантастическое и реальное переплетены здесь настолько тесно, что герою все происходящее кажется сном — «но разве жизнь человеческая — что-то иное?»

На сцене развертывается волшебная сказка, где драматическое действие очерчено в резких тонах, в манере балагана, карнавального представления, созданного режиссурой Александра Тителя и сценографией Владимира Арефьева. Видеопроекция (Анастасия Сэмбон) расширяет пространство действия, то легко превращая его в мрачную обитель Вельзевула, кишащую саламандрами, рептилиями и морскими гадами, то перенося зрителя в гущу венецианской толпы и выхватывая в ней стоп-кадрами отдельные фигуры и маски-бауты. На самой сцене в это время маршируют фантастические персонажи не совсем ясного происхождения (разве что из Босха), а в качестве средства передвижения используется внушительных размеров черепаха. Движение поворотного круга маркирует смену эпизодов, как будто не слишком связанных друг с другом, но неуклонно движущихся к развязке — финальной сцене деревенской свадьбы с ее завораживающим ритуалом фламенко (хореограф — Рикардо Кастро).

Именно здесь в остро синкопированном ритме хор скандирует поверженному Альвару: «Que vuoi — «Что ты хочешь?» Этот вопрос Альвар слышит впервые в начале своих приключений из уст желающего ему угодить верблюда-Вельзевула, и дальше он становится лейтмотивом действия. Но ответа на него герой не знает, безмолвно застывая в позе обитателя Обуховской больницы из совсем другой, русской, повести о тайне трех карт, приносящих удачу в жизненной игре. Свет гаснет, конец.

С игры — правда, в бильярд — действие начинается и во «Влюбленном дьяволе». Иронической игрой поначалу выглядят словесные поединки Альвара (Антон Росицкий) с мнимым пажом, быстро превращающимся в Бьондетту — натуральную блондинку в исполнении Дарьи Тереховой. Мелодика их острых диалогов происходит из экспрессионистской оперы, оттуда же и запредельно высокий регистр, с которым оба, особенно дама, справляются играючи. У Бьондетты есть и настоящая ария, которую она поет, аккомпанируя себе на клавесине, как благородная барышня. Что и говорить, Бьондетта — персонаж непростой. Ее преданность и самопожертвование, ее слезы неразделенной любви и белые одежды растапливают сердце не только Альвара, но и зрителя, размышляющего над странностями этой love story. Даже эпизодическое вторжение верблюда, рычащего в микрофон «И будешь ты царицей мира» (Леонид Зимненко — Демон из оперы Рубинштейна), не слишком дискредитирует героиню. Конечно, подобное решение образа Бьондетты, сильфиды из потустороннего мира, вполне возможно, но в результате она смотрится все же несколько пресно. Грешник Альвар на фоне такой дьяволицы оказывается куда живее.

Впрочем, многое договаривает сама музыка Вустина — лаконичная, насыщенная резкими контрастами, где плотные инструментальные аккорды сталкиваются с разлетающимися галактиками звуковых россыпей. Традиционного оперного оркестра здесь нет, взамен него — ансамбль, где всего два струнных инструмента (скрипка и контрабас), зато четыре клавишных, семь партий ударных и три саксофона. То, что сделал Владимир Юровский с этой партитурой, трудно назвать просто исполнением, пусть и самого высокого класса. Он сотворил эту музыку, он внедрился в ее тончайшие смыслы и детали, он создал акустическое пространство для ее полноценной жизни и, наконец, одухотворил ее звучание своими темпераментом и артистизмом.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
«Мы заново учимся видеть»Colta Specials
«Мы заново учимся видеть» 

Философ Виталий Куренной, архитектурный критик Сергей Ситар и архитектор Юрий Григорян дискутируют о парадоксах российского пейзажа и культуре быстрого уродства

21 марта 201912260
Алекс Патерсон из The Orb: «Нас предупреждали: “Остерегайтесь пить местную воду, лучше пейте водку!”»Современная музыка
Алекс Патерсон из The Orb: «Нас предупреждали: “Остерегайтесь пить местную воду, лучше пейте водку!”» 

Лидер британской группы, заменившей Pink Floyd поколению 90-х, — о новом альбоме в стиле Airbnb, русскоязычных сэмплах и мифогенном фестивале «Бритроника»

21 марта 201912760