28 декабря 2017Академическая музыка
8932

Взаимоисключающая одновременность

Серебренников под арестом, Курентзис в Зальцбурге и Тюмени, новые оперы каждую неделю

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Colta.ru

По части внехудожественных потрясений этот год перещеголял позапрошлый с его отменой «Тангейзера». Театральное «дело “Седьмой студии”» с Кириллом Серебренниковым в центре так или иначе затронуло весь артистический мир, причем не только российский. В первую очередь — музыкальный театр. Поставленный Серебренниковым «Чаадский» в «Геликоне», недоставленные им «Гензель и Гретель» в Штутгарте, переставленный (как минимум календарно) без него «Нуреев» в Большом — все эти оперно-балетные события уже больше не являются только оперно-балетными.

Казалось бы, отчеты о заседаниях Басманного суда окрашивают нашу культурную ситуацию безнадежным оцепенением. Тем не менее сложно не заметить как раз необыкновенную активность нового российского музыкального театра. К концу года мы уже привыкли, что свежесочиненная опера (иногда балет, иногда драматический спектакль с серьезной музыкальной составляющей) появляется чуть не каждую неделю. Мировые и российские премьеры стали обыденностью. Конечно, это может быть что-то весьма камерное, поставленное вовсе не в оперном театре с колоннами, а в каком-нибудь необычном месте. Там не будет оркестровой ямы, не будет кулис, там могут даже вообще не петь. Главное, что «опера» — это теперь модный жанр современного искусства.

Перечислю некоторые события этого года, чтобы можно было лучше прочувствовать масштабы происходящего.

«Галилео. Опера для скрипки и ученого», совместный проект Электротеатра и Политехнического музея. Музыку написали пять композиторов — Кузьма Бодров, Павел Карманов, Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Кирилл Чернегин.

«Проза» Владимира Раннева в Электротеатре.

«SOS» Алексея Сысоева в Новом пространстве Театра наций.

«Опера» — это теперь модный жанр современного искусства.

«Мельников. Документальная опера» Кирилла Широкова во флигеле «Руина» музея Щусева.

«Красная Шапочка» Жоржа Апергиса в ЦИМе.

«Свадьба» Аны Соколович на Дягилевском фестивале в Перми.

«Родина электричества» Глеба Седельникова (1944—2012) на Платоновском фестивале в Воронеже (партитура не новая, из времен позднего застоя, но совершенно неизвестная).

«Фрида и Диего» Калеви Ахо в театре Покровского.

Детская опера «Сад осьминога» в Пермском оперном театре, где Петр Поспелов аранжировал классиков и кое-что дописал от себя.

Гастроли знаменитого ансамбля Neue Vocalsolisten Stuttgart с «Pazifik Exil» Сергея Невского на Новой сцене Александринки.

Гастроли великого спектакля из Экс-ан-Прованса «Написано на коже» Джорджа Бенджамина и Кэти Митчелл на Новой сцене Большого театра.

«Октавия. Трепанация» Дмитрия Курляндского на Holland Festival в Амстердаме, копродукция с московским Электротеатром (в Москву спектакль приедет в июле).

Вышеупомянутые «Чаадский» и «Нуреев» — это тоже, между прочим, новые партитуры Александра Маноцкова и Ильи Демуцкого соответственно.

«Пьяные» в пермском Театре-Театре, спектакль Марата Гацалова с музыкой Сергея Невского.

Танцевальный спектакль «Завод машин» Андрея Кулигина в Культурном центре ЗИЛ.

«Реквием, или Детские игры» Александра Маноцкова в соборе Петра и Павла — это, конечно, не опера, но вполне себе музыкальный театр.

И нельзя сказать, что все это буйное цветение можно отнести исключительно к узкоцеховым радостям. Они всё более заметные, важные и успешные, обязательные для просмотра. Уже можно прогнозировать побоище на масочных московских показах «Cantos» Сюмака и Курентзиса в феврале. Вообще из девяти оперных названий, присутствующих в номинантах «Золотой маски» 2018 года, больше половины относится к современной и очень современной музыке. А в номинации «Работа композитора в музыкальном театре» — рекордное количество представителей активного поколения: Кузьма Бодров, Павел Карманов, Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Кирилл Чернегин, Артем Васильев, Александр Маноцков, Алексей Сюмак.

На этом фоне вайнберговский бум в начале года и даже постановка «Упражнений и танцев Гвидо» Владимира Мартынова в театре Сац выглядят винтажными шалостями.

Напоследок обращу ваше внимание на то, что еще один громкий сюжет года — «Пермь в Зальцбурге» — переформатировался в данный момент в не менее сильный — «Пермь в России». Команда Курентзиса завершает год первым глубоко российским туром с заездом в Тюмень, Новосибирск и Красноярск. Сегодня у них Питер. Завтра Москва. На Новый год, чтобы мы не расслаблялись, оркестр MusicAeterna нам празднично приготовил Ленинградскую симфонию Шостаковича.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202239136
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202234967