15 февраля 2017Академическая музыка
5524

Есть ли жизнь за полярным кругом?

«Звуковые ландшафты» Петра Айду открыли фестиваль Barents Spektakel в Киркенесе

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Michael Miller

Киркенес — городок с населением в несколько тысяч человек на северо-восточном краю Норвегии, далеко за полярным кругом. Самое популярное средство передвижения в нем — санки-самокат, на которых надо ехать стоя, отталкиваясь ногой от гладко укатанной снежной дороги без реагентов. До Осло примерно 2500 км, до Мурманска в десять раз ближе, а до российской границы вообще рукой подать. Движение через нее в обоих направлениях идет довольно активное. С натовской стороны к нам народ тянется прицельно за выпивкой. Обратно — за широкоформатным шопингом. Русскую речь в Киркенесе слышишь чаще норвежской, названия улиц написаны на двух языках, 10 процентов жителей — русские. Еще много китайцев, которых, оказывается, тоже отличает любовь к северу, причем не только к норвежскому. Говорят, среди них уже существует поверье, что если поехать в прославленную «Левиафаном» мурманскую Териберку и зачать там ребенка во время северного сияния, то будет мальчик.

Одна из главных достопримечательностей Киркенеса — памятник солдатам Красной армии, освободившим разбомбленный город от фашистов в 1944 году. На центральной площади торгуют матрешками, расписными платками и ярко-розовыми ушанками с советской символикой — причуды постмодернизма. Тут же в полдень проводится физкультминутка для всех желающих. Оба мероприятия — в рамках фестиваля Barents Spektakel, предельно близкого к простой человеческой жизни и предельно далекого от замка из слоновой кости.

© Bernt Nilsen

Фестиваль существует с 2004 года, большую часть этого срока его сердце и мотор — нескончаемо позитивная Люба Кузовникова родом из Северодвинска. Слоган фестиваля-2017 — «The Industrial Boomerang» («Промышленный бумеранг»). На церемонию открытия горожане с санками и детьми дисциплинированно стягиваются в порт, к гигантскому неработающему крану, служащему здесь местной Эйфелевой башней. Калифорнийские мастера «вертикального перформанса» из группы Bandaloop висят и танцуют на нем, паря над промзоной на высоте 50 метров. Овации состоят из шлепающих звуков пухлых варежек.

Из промзоны публика перемещается в бомбоубежище времен холодной войны, превращенное теперь в спортзал. Сюда на концерт-открытие фургон из Москвы привез две тонны приспособлений, необходимых для проекта Петра Айду «Звуковые ландшафты», получившего «Золотую маску» в номинации «Эксперимент». Вместе с фургоном в Киркенес прибыли 30 артистов, не произносящих ни звука, которые работают винтиками в машинах ветра, дождя, волн, грома, паровозной тяги и танковой атаки. Ужинать мне довелось с исполнителями партий первой щетки, четвертой стукалки и соловья.

© Michael Miller

Однако то, что у нас попадает в разряд эксперимента, в контексте Barents Spektakel — самое что ни на есть традиционное искусство: сидишь, слушаешь, получаешь удовольствие. Все остальные пункты фестивальной программы требуют от публики гораздо большей активности — хотя бы пива выпить во время вечернего фолк-рока, синти-попа или алко-джаза. Но лучше — принять участие в многочисленных дискуссиях, которые по всему городу встроены в художественные проекты. Для трехдневной постановки судебного процесса, инициированного природоохранными организациями против правительства Норвегии, ледовым зодчим Педером Истадом даже возведен внушительных размеров ледяной амфитеатр. Дискуссии затрагивают самые насущные темы: экология, мигранты, нефтяная вышка, железорудная шахта, соседские отношения (например, публику детсадовского возраста мастерски развлекают песнями на пяти языках, одна из которых — «Выходила на берег Катюша»). Расстояние от искусства до повседневной жизни тут такое же близкое, как от Норвегии до России.


Понравился материал? Помоги сайту!

Ссылки по теме
Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202239426
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202235191