12 сентября 2016Академическая музыка
119440

Скучно, долго, непонятно и дорого

Нынешнее представление Ла Скала об оперном театре не может радовать

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_pictureСцена из оперы «Симон Бокканегра»© Пресс-служба фестиваля «Черешневый лес» / ТАСС

Именно с миланским Ла Скала у Большого театра сложилась богатая история взаимоотношений. Началась она в 1964 году с месячных гастролей миланцев в Москве, курировавшихся самим Хрущевым и произведших фурор. То были легендарные времена и легендарные имена: Биргит Нильссон, Франко Корелли, Мирелла Френи, Рената Скотто, Карло Бергонци, Леонтина Прайс, Николай Гяуров. С тех пор две музыкальные империи продолжали чинно обмениваться визитами, оперными и балетными. Большой гостил в Ла Скала семь раз, Ла Скала в Большом — восемь, последний приезд был в 2012 году с тогдашним музыкальным директором театра Даниэлем Баренбоймом, показавшим эффектного «Дон Жуана» Роберта Карсена и представившим Ла Скала неким модником.

Увы, в нынешних гастролях миланцев не разглядеть ни легенд, ни моды. Они проходят в рамках фестиваля «Черешневый лес» и знаменуют новое серьезное партнерство Большого театра с ГУМом, это да. Накопительные гумовские карточки прилагаются к программкам, в ложах при нарядных женах томятся солидные мужчины в костюмах. Но их можно понять! Выступление миланского театра отчетливо объявляет, что оперное искусство — это очень скучно, долго, непонятно и дорого. А потом все равно надо хлопать и кричать «браво».

Главное блюдо гастролей, проходящих с 10 по 16 сентября, — опера Верди «Симон Бокканегра» в блеклой (даже в сценах с большим количеством золота) и статичной постановке Федерико Тьецци 2009 года (копродукция с берлинской Штаатсопер). Генуэзские патриции без энтузиазма размахивают шпагами, в финале массовка многозначительно переодета в цилиндры вердиевского времени, но ничто не делает вампучные страдания героев хоть сколько-нибудь интересными и живыми.

О'кей, Италия не славится оперной режиссурой, хотя в новейшей истории Ла Скала были и Патрис Шеро, и Дмитрий Черняков. Но самое грустное, что и расслышать что-то прекрасное в этом «Симоне Бокканегре» тоже сложно. Перед вторым действием дирижеру Мюнг-Вун Чунгу даже донеслось с галерки обидное «бу». Оркестр под управлением известного корейского маэстро звучит мягко, деликатно, но очень сонно, лишь изредка будя воображение во время самых драматичных сцен, мощно и смело написанных Верди, — когда злодей Паоло Альбиани проклинает сам себя или ничего не подозревающий Симон Бокканегра выпивает яд.

Сцена из оперы «Симон Бокканегра»Сцена из оперы «Симон Бокканегра»© Максим Блинов / РИА Новости

В пору молодости этого берлинско-миланского спектакля его украшением был Пласидо Доминго в заглавной роли, именно с этой партии начался переход знаменитого тенора в баритональный репертуар. Недавно его удалось заполучить Гергиеву в своего мариинского «Симона». В Москве же эту партию поет другой знаменитый старик — Лео Нуччи, вызывая скорее респект, чем восторг. Итальянские голоса разбавлены корректным русским басом Михаилом Петренко (Фьеско). Но больше похвастаться в кастинге особо нечем. Разве что могучий тенор Фабио Сартори (Адорно) сорвал аплодисменты зала после своей сольной арии.

Еще один важный пункт гастрольной программы — вердиевский «Реквием». Как и «Симон Бокканегра», это сочинение практически с рождения связано с Ла Скала и является чуть ли не его визитной карточкой. В Москве в разные годы театр уже исполнял этот самый театральный из реквиемов под палочку Караяна, Аббадо, Мути и Баренбойма. На сей раз за пультом новый главный дирижер Рикардо Шайи. Монументальная фреска больше радует оркестром и хором (хормейстер — Бруно Казони), чем солистами. Снова русский бас — самый безупречный в квартете Дмитрий Белосельский. Тенор Франческо Мели напряженно покрикивает на верхних нотах, женские голоса (сопрано Мари Хосе Сири и меццо-сопрано Даниэла Барчелона) звучат расшатанно, сольные ансамбли получаются неряшливыми и мучительными.

О том, что Италия перестала быть столицей оперы, не говорит только ленивый. Но считалось, что к Ла Скала развал итальянской оперной индустрии не относится. Конечно, то, что показали миланцы в Москве, — это не развал, а приличный и консервативный средний уровень, поддержанный величием имени. Эпоха легенд окончательно ушла. Остались только бренды.

Комментарии
Сегодня на сайте
«Мы заново учимся видеть»Colta Specials
«Мы заново учимся видеть» 

Философ Виталий Куренной, архитектурный критик Сергей Ситар и архитектор Юрий Григорян дискутируют о парадоксах российского пейзажа и культуре быстрого уродства

21 марта 201915370
Алекс Патерсон из The Orb: «Нас предупреждали: “Остерегайтесь пить местную воду, лучше пейте водку!”»Современная музыка
Алекс Патерсон из The Orb: «Нас предупреждали: “Остерегайтесь пить местную воду, лучше пейте водку!”» 

Лидер британской группы, заменившей Pink Floyd поколению 90-х, — о новом альбоме в стиле Airbnb, русскоязычных сэмплах и мифогенном фестивале «Бритроника»

21 марта 201914630