22 августа 2016Академическая музыка
35720

Турандот дождалась Гамлета

Озерный фестиваль в Брегенце в тоннах, метрах и тысячах

текст: Алексей Мокроусов
Detailed_picture«Турандот»© Bregenzer Festspiele / Karl Forster

Интенданты приходят и уходят, а фестиваль остается похож сам на себя. После десятилетнего правления в Брегенце Дэвида Паунтни настала эпоха Элизабет Соботки. До этого она занималась оперной афишей берлинского театра Unter den Linden, последнее время руководила оперой Граца. Составленная ею уже во второй раз программа Брегенцского фестиваля принципиально не отличается от прежних десятилетий — главное место занимает идущая целый месяц опера на Озерной сцене, к ней добавляется программа для знатоков, от концертов камерной музыки до премьеры забытой оперы.

Именно Брегенц в свое время породил в мире интерес к наследию Моисея Вайнберга, организовав симпозиум в честь польско-русско-еврейского композитора, проведя серию концертов, а главное — впервые в мире поставив на сцене его оперу «Пассажирка» (записанный в Австрии DVD получил отличную прессу). В этом сезоне «Пассажирку» наконец поставят и в России — в екатеринбургском театре и в московской «Новой опере».

В этом году в Брегенце показали основательно забытого «Гамлета» Франко Фаччо (1840—1891). После малоудачных прижизненных премьер в Генуе и Милане партитуру отправили в архив на полтора века, откуда ее лишь недавно извлекли ради первой публикации, а в позапрошлом году впервые поставили в американском Альбукерке. Премьера в Брегенце прошла с успехом, равно как и показ «Государственной оперетты» австрийского композитора Отто Цикана. Эта скандальная опера лишь один раз прозвучала по австрийскому телевидению в 1977 году, после чего была фактически запрещена из-за разразившегося скандала — автор коснулся столь болезненной темы, как австрийский фашизм.

«Гамлет»© Bregenzer Festspiele / Karl Forster

На главной сцене, построенной прямо на поверхности Боденского озера, идет «Турандот». Оперу Пуччини под управлением Паоло Кариньяни показывают в Брегенце второе лето подряд, финансовые показатели отличные. В этом году постановку швейцарца Марко Артуро Марелли посмотрело около 160 тысяч человек (средняя заполняемость семитысячного амфитеатра — 94 процента), это значит, что планов на будущий сезон прибавится, есть чем платить.

Публика в Брегенце идет скорее на название оперы, чем на имена режиссера и певцов. Хотя поют здесь хорошо: в этом году, например, вновь блистала Млада Худолей, одна из трех певиц, исполнявших заглавную партию (увидеть распределение партий можно заранее, оно вывешено на сайте фестиваля). Петь на воде — не лучшее упражнение для голоса, но помогает чудо-техника, созданная специально для этой сцены акустическая система BOA (Bregenz Open Acoustics), только обновление которой обошлось в три миллиона евро. Снобы вряд ли назовут звук из колонок идеальным, но факт есть факт: где бы ты ни сидел, отовсюду кажется, что звук идет именно с того места, где в данный момент находится певец. «Подобные системы есть теперь у многих опенэйр-фестивалей», — честно признаются техники Брегенца и скромно добавляют: «Но наша на их фоне смотрится примерно как роллс-ройс в уличном потоке». Лишь во фрагмент Великой Китайской стены, ставшей основой декорации, вмонтировано 59 динамиков, всего же их почти 800.

Спектакль выглядит настоящим мамонтом — благородным, ученым, но все равно удивительных размеров. Длина сцены —72 м, высота декораций —27 м; чтобы их выдержать, сцену поставили на 119 свай из стали и лиственницы, некоторые уходят вглубь на шесть метров. Люди могут здесь находиться в безопасности при скорости ветра 80 км/ч, декорации выдержат до 125 км/ч. Перед сценой и за ней прямо в воде возвышаются 205 бетонных фигур в восточных шлемах. Это копии воинов знаменитой «терракотовой армии» Древнего Китая. Их обнаружили сорок два года назад во время раскопок рядом с гробницей императора Цинь Шихуанди в Сиане, прежней столице Китая. Сегодня армия зачислена во Всемирное наследие ЮНЕСКО, при этом копии некоторых из 8099 скульптур солдат и лошадей ездят по миру, словно бродячий цирк; в прошлом году такую выставку показывали неподалеку от Брегенца.

«Турандот»© Bregenzer Festspiele / Karl Forster

Марелли сам придумал декорации к последней опере Пуччини. Из их общей массы в 335 тонн основной вес приходится на Великую Китайскую стену (как раз ее звенья сделал в свое время единым целым император Цинь Шихуанди). Для ее строительства в Брегенце потребовалось 650 огромных кирпичей, всего на монтаж ушло 29 000 деталей. И все ради того, чтобы было где разгуляться фейерверкам, изрыгающим огонь драконам, акробатам, а также публичным казням и обязательно лодкам, иначе зачем озеро? Турандот первой здесь целует Калафа, но сентиментальной ее не назовешь, особенно после сцены, когда она обезглавила какого-то принца, а затем сбросила тело в Боденское озеро. Манекен, изображающий казненного, в этом году новый, его постарались сделать так, чтобы он, во-первых, нечасто ломался, а во-вторых, не сразу тонул — телу еще предстоит поплавать, прежде чем на невидимых миру лесках его оттащат за буйки.

Можно сказать (без аллюзий на жестокую китайскую кухню), что Марелли на «Турандот» собаку съел. Он ставил оперу Пуччини в Стокгольме, в Граце времен Соботки, а этой весной прошла премьера в Венской опере. В Брегенце фантазия постановщика могла бы разыграться не на шутку, но он все-таки человек традиционного театра и выглядит скорее подавленным, чем восхищенным открывшимися перспективами. Режиссер работает так, словно перед ним стандартная сцена стандартного по размеру театра, из-за этого многие мизансцены хочется приблизить хоть в бинокль, хоть на видеопроекции. В конце прошлого лета поговаривали, что изменения в постановке возможны, но в итоге они свелись к двум новым костюмам. С другой стороны, под крышкой огромной табакерки на сцене удачно помещается вся семья китайского императора, впечатляющие видеопроекции Арона Китцига радуют глаз. А главное — явно на своем месте Венский симфонический оркестр: он играет в театре на берегу, изображение и звук оттуда транслируют на озеро. В том случае, если идет дождь, обладатели самых дорогих билетов отправляются как раз в этот театр, где они смотрят полусценическую версию, остальным возвращают деньги.

В рамках фестиваля 2017 года — он пройдет с 19 июля по 20 августа — на Озерной сцене Каспер Хольтен поставит «Кармен» Бизе, за пультом вновь Кариньяни, а в Фестивальном дворце три раза покажут редкого «Моисея в Египте» Россини под управлением итальянского дирижера Энрике Маццолы в постановке голландки Лотты де Бир и театрального коллектива Hotel Modern, несколько лет назад привозившего в Москву на фестиваль NET спектакль «Великая война». Продажа билетов на «Кармен» уже началась в воскресенье.

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

АквариумColta Specials
Аквариум 

Москва как хорошеющий день ото дня аквариум в фотопроекте Валерия Нистратова

13 ноября 201822460