7 апреля 2016Академическая музыка
4495

Французы не унывают ни при каких обстоятельствах

Фестиваль Ростроповича закончился необыкновенно позитивным выступлением оркестра Radio France

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Александр Куров

Главной внекризисной роскошью нынешнего московского концертного сезона стал седьмой по счету фестиваль имени Мстислава Ростроповича, проводимый его дочерью Ольгой и посвященный в этом году 90-летию Галины Вишневской. Концерты прошли в Москве, Санкт-Петербурге и на малой родине певицы — в Кронштадте, но основная часть ключевых событий состоялась в Большом зале Московской консерватории, приободрившемся, как в старые добрые времена.

Фестивалю, охраняемому двумя легендарными именами, удается держать очень высокий исполнительский уровень, позволяющий не особо отвлекаться на концептуальные изыски и красоты программирования. В качестве обязательной вишенки на торте в этом году — любимец публики Люка Дебарг. Интернациональная подборка сильных солистов обеспечивает качеством моцартовский Реквием и вердиевскую «Аиду». Парад аристократических европейских оркестров следом за флорентийским Maggio Musicale с Зубином Метой и Лондонским филармоническим с Владимиром Юровским завершили парижане — оркестр Radio France во главе с их многолетним шефом, знаменитым корейцем Мюнг-Вун Чунгом.

Собственно, выглядел он никаким не шефом, а коллегой и партнером с хорошим чувством локтя. В Тройном концерте Бетховена он сидел за роялем спиной к публике, лицом к оркестру и боком к двум другим солистам — скрипачу Светлину Русеву и виолончелисту Эрику Левьонуа, выступив одновременно в роли пианиста, дирижера и обаятельного кризис-менеджера. Ближе к финишу у сольной виолончели спустила струна перед ответственным пассажем, в воздухе повисло замешательство, но Чунг, невозмутимо подзадержавшись на фортепианном проигрыше и, к восторгу зала, залатав непредусмотренную прореху бетховенским шлягером «К Элизе», потянул время для настройки, подхватил исправившегося виолончелиста, подмигнул оркестру и без остановок благополучно закончил сочинение.

По большому счету, это ЧП никак не противоречило общей атмосфере легкого, почти домашнего и очень живого музицирования, переросшего затем в трогательные воспоминания Чунга о конкурсе Чайковского 1974 года (он получил тогда вторую премию как пианист), благодарности Большом залу и парижскому оркестру, непременную «Осеннюю песнь» из «Времен года» Чайковского на бис и «Happy Birthday» скрипачу-солисту, у которого как раз был день рождения.

© Александр Куров

На фотографии над сценой Ростропович в это время весело поглядывал на Вишневскую, сам он был большой шутник, но как раз с Тройным концертом Бетховена в его времена было не до шуток. В новейшую историю это сочинение вошло записью с парадным набором первых имен — Рихтер, Ойстрах, Ростропович, Караян, — во время осуществления которой все они вроде как перессорились. Есть более поздняя альтернативная запись — те же, но с Кириллом Кондрашиным вместо Караяна. То было время музыкальных царей, амбиций и иерархии. А сейчас — совсем другое дело.

Во втором отделении скрипач и виолончелист, солировавшие в Бетховене, оказались концертмейстерами и сели в оркестр, чтобы вместе со всеми сыграть Первую симфонию Малера под названием «Титан». Ни название, ни симфонические масштабы не сумели изгнать ощущение камерности, домашности и человеческой соразмерности. Малер у французов получился без уныния, метафизики и романтического геройства, но с вкусными уличными напевами, попахивающими мультикультурализмом, и совершенно не ожидаемой от этого композитора, приятно разливающейся по залу уверенностью в том, что все будет хорошо.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сегодня на сайте
Мы, СеверянеОбщество
Мы, Северяне 

Натан Ингландер, прекрасный американский писатель, постоянный автор The New Yorker, был вынужден покинуть ставший родным Нью-Йорк и переехать в Канаду. В своем эссе он думает о том, что это значит — продолжать свою жизнь в другой стране

17 июня 20213583