28 ноября 2018Кино
21140

Интерзона

«Транзит» Кристиана Петцольда на Фестивале немецкого кино

текст: Анна Меликова
Detailed_picture© Neon Productions

Кольта уже вскользь упоминала о новом фильме Кристиана Петцольда. На этой и следующей неделе у москвичей есть возможность увидеть это кино на большом экране. Вот и мы решили рассказать о картине в более развернутом формате.

Временно обосновавшийся в Париже немец-беженец Георг (одна из главных звезд современного немецкого кино Франц Роговски) узнает, что и французскую столицу вот-вот должны оккупировать немецкие войска. Он вынужден бежать дальше, туда, куда еще не добралась нацистская чума, — в Марсель. С собой в пока еще безопасное место он перевозит рукописи писателя Вайделя, его письма и запрос на мексиканскую визу, не зная, что примерно в этот момент в одном из отелей Вайдель кончает с собой. В коридорах мексиканского посольства в Марселе, в кафе и переулках Георг встречает одних и тех же людей, которые, словно призраки, населили этот приморский город, не желая или не имея возможности оттуда выбраться. Все они приехали в Марсель ненадолго, лишь для того, чтобы дождаться виз, кораблей, билетов. Но, кажется, остались там навсегда. В этой «исторической тишине», в этом «зале ожидания» они, видимо, уже ничего на самом деле не ждут...

Особенно привлекает внимание Георга хрупкая Мари (Паула Бир), которая будто бы никогда нигде не задерживается, все время появляется и тут же, как мираж, исчезает, как только понимает, что снова не нашла того, кого искала... По недоразумению Георга принимают в посольстве за писателя Вайделя, а девушка оказывается женой, точнее, уже вдовой Вайделя, верящей, что муж ее покинул только из-за ссоры, а с собой унес ее документы на визу...

© Neon Productions

«Транзит» Кристиана Петцольда настолько насыщен драматургическими поворотами, что, следя за ними, даже не сразу замечаешь игры со временем, которые режиссер выбрал на этот раз. Экранизируя одноименный роман Анны Зегерс, повествующий о событиях начала 40-х, Петцольд тщательно придерживается текста, но при этом отказывается реконструировать историческую реальность, как в двух предыдущих фильмах — «Барбаре» и «Фениксе». Режиссер переносит сюжет в наше время, но лишает его очевидных примет — смартфонов и других гаджетов, беженцев из Сирии и других актуальных проблем. Как и Валеска Гризебах, которая переворачивает в своем «Вестерне» привычные ролевые модели и делает именно немцев гастарбайтерами в незнакомой стране, Петцольд выбирает для своей нации не современную позицию спасающей, принимающей, помогающей стороны: он напоминает о том времени, когда немцы, несогласные с фашистским режимом, вынуждены были сами стать беженцами.

© Neon Productions

Как говорит сам режиссер, на симбиоз двух времен его вдохновила архитектура ГДР, где старые, социалистические, постройки не были уничтожены, а соседствуют с современными зданиями, напоминая о прошлом, которое создает облик настоящего. Подобно этой архитектуре и выглядит новый фильм Петцольда, где сплелись истории из двух времен, из двух медиумов — литературы и кинематографа. Закадровый «литературный» текст, который Петцольд вложил в уста постороннему наблюдателю, усиливает этот контраст. Голос, повторяя текст Анны Зегерс, сообщает о том, что Георг в какой-то момент заплакал. Но изображение спорит с этим текстом — Георг просто молча смотрит в сторону и чего-то ждет. Голос говорит, что Мари бросила еще раз взгляд на Георга, но мы-то видим, что она уходит, не оборачиваясь. Это несоответствие постоянно напоминает нам о литературной основе, которой фильм не обязан придерживаться. О людях эпохи 40-х и нынешних, которые в чем-то одинаковы, но в чем-то — нет. Или же эти разрывы могут разоблачать маленькие обманы нарратора, пытающегося в сентиментальном порыве драматизировать историю. А может, просто говорят о погрешностях его памяти, ставя под сомнение истинность вообще всего рассказа...

© Neon Productions

Создавая в своей транзитной зоне две параллельные реальности, которые иногда сливаются друг с другом, иногда расходятся, Петцольд на нарративном уровне продолжает свою любимую тему двойничества. В его предыдущем фильме «Феникс» выжившую в концлагере Нелли не узнает ее собственный муж, и Нелли вынуждена играть саму себя в прошлом, отдаляясь от себя в настоящем. В «Транзите» Георг тоже перенимает идентичность умершего человека и постепенно становится кем-то другим. Да и все остальные герои, населяющие сегодняшний Марсель, — будто бы двойники тех прежних, что бродили по городу во время войны. Или тех нынешних, что бегут от современных войн или ненавистных им идеологий — в том числе в Германию, страну, откуда лишь чуть более 70 лет назад через Марсель в другие страны бежали 16 000 немцев, среди которых была и Анна Зегерс.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии

Новое в разделе «Кино»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Парк ПобедыColta Specials
Парк Победы 

Танк в кустах: фотограф Александр Никольский замечает, как боевая техника вливается в мирное городское пространство

14 декабря 20186330