15 ноября 2018Кино
65630

Яне Магнуссон: «Мы все устали от Бергмана»

Режиссер трех доков о шведском классике делится опытом многолетнего погружения в материал

текст: Наталья Серебрякова
Detailed_picture© Festival de Cannes

«Бергман» Яне Магнуссон вышел в российский прокат пару месяцев назад, но, вернувшись на этой неделе к теме Бергмана, мы решили опубликовать интервью с режиссером этого документального фильма (тем более что 17 ноября в галерее на Солянке пройдут паблик-ток с режиссером и показ другой ее картины — «Вторжение к Бергману»). Наталья Серебрякова встретилась с ней во Владивостоке, на фестивале «Меридианы Тихого», и поговорила о триумфальном 1957-м в жизни Бергмана. А также узнала анекдоты из истории создания двух других фильмов бергманиады, снятой Магнуссон.

— Почему вы решили снять второй фильм о Бергмане?

— Ох, хороший вопрос — я уже, честно говоря, очень устала от этой темы (смеется). Короче, когда я закончила работу над первым фильмом, то заметила, что две, пожалуй, самые известные картины Бергмана — «Седьмая печать» и «Земляничная поляна» — сняты в один год — 1957-й. Я подумала, что кому-то, наверное, нужно снять фильм о Бергмане в 1957-м — но это уж точно буду не я, потому что ну сколько можно. Но по мере приближения столетнего юбилея Бергмана ко мне поступали запросы, и мой продюсер поинтересовался, не хочу ли я снять о нем фильм именно к столетнему юбилею. И тогда я сказала: «Если можно снять фильм о 1957-м, то я согласна!»

Когда я начала исследовать материалы, то увидела, что 1957-й был едва ли не самым продуктивным годом для Бергмана. В этом году были сделаны две большие театральные постановки, две радиопьесы, один фильм для телевидения и еще один игровой фильм. А кроме того, он преподавал в муниципальном театре Мальмё. В 1957 году Бергман был женат на Гун Грут, но одновременно состоял в связи с Биби Андерссон. Также в ходе работы я выяснила, что в том же году он познакомился с Кяби Ларетей, которая стала его четвертой женой, и с Ингрид фон Розен, которая стала его последней женой. И у него на тот момент было шесть детей.

Потом я обнаружила, что очень сложно найти людей, работавших с Бергманом в 1957 году. Если бы я не нашла спикеров, которые могли свидетельствовать в фильме, то ничего хорошего не получилось бы. И тогда мы вышли на Йёсту Экмана: это очень хороший потомственный актер, он работал ассистентом режиссера у Бергмана, когда ему был всего 21 год.

Кадр из фильма «Бергман»Кадр из фильма «Бергман»© Festival de Cannes

— А первый фильм, «Вторжение к Бергману», тоже вырос из какого-то случайного открытия?

— На самом-то деле он — второй. Там все началось с аукциона. Когда Бергман умер, его дом на Форё и все, что находилось в этом доме, были выставлены на торги. Почти все лоты были куплены одним человеком, норвежским нефтяным миллионером. Он все купил — и отправил обратно на Форё. Все предметы, которые были в доме, внесли в каталог, инвентаризировали — кроме содержимого одной комнаты, его домашнего кинозала, где было более 1700 кассет. Я подумала: «Почему? Это же самая интересная комната». И я спросила, можно ли мне с тремя друзьями заняться каталогизацией этой комнаты. Нам разрешили.

Тогда мы позвонили некоторым режиссерам, чьи фильмы стояли у него на полке, и спросили: «Послушайте, ваши фильмы — в коллекции Ингмара Бергмана, может быть, вы хотели бы с нами об этом поговорить?» И все так обрадовались, было впечатление, что им дали какую-то Нобелевскую премию по кино. В итоге у нас получился шестичасовой мини-сериал, который называется «Видео Бергмана». Но оказалось, что все эти именитые режиссеры хотели поговорить о Бергмане, а не о своих фильмах из его коллекции. И в итоге, когда мы смонтировали сериал, оказалось, что у нас очень много материала, нигде не задействованного, в котором режиссеры говорят об Ингмаре Бергмане. Тогда мы сделали фильм «Вторжение к Бергману». И вот он стал известен и побывал на фестивале в Венеции. Я думаю, это связано с тем, что у фильма обычно по умолчанию более высокий статус, чем у сериала, — а у видеокассет еще более низкий статус (смеется).

— Вы много времени провели в архивах, работая над новым фильмом?

— Ох, у нас было около 400 часов архивного видеоматериала. И моя помощница, которая работала с архивами, отсмотрела все это — но не видела ни одного фильма Бергмана. Теперь, наверное, она что-то уже посмотрела, хотя не факт: думаю, что она немного от него устала. Мы все устали от Бергмана.

Кадр из фильма «Бергман»Кадр из фильма «Бергман»© Festival de Cannes

— Но вы-то наверняка смотрели все. Какой из них ваш любимый?

— Я, кстати, не так уж много смотрела. И, скорее, у меня много любимых сцен. Например, в фильме «Девичий источник» есть фантастическая сцена, где Макс фон Сюдов ломает березку. Я могу посоветовать человеку, который никогда не смотрел фильмы Бергмана, начать с «Лета с Моникой». Но самый большой шедевр, конечно, — «Персона».

— Как восприняли ваш фильм зрители? Их не шокировало то, что Бергман в юности симпатизировал Гитлеру?

— Так Бергман сам об этом пишет в своей автобиографии, он об этом говорил и в интервью. Все это знали. Но в Швеции принято этот факт замалчивать. Я думаю, что публика была шокирована не тем, что Бергман симпатизировал нацистам, а тем, что я осмелилась говорить об этом. Ведь Бергман в своих симпатиях к нацистам был не одинок в Швеции. Но практически только он один говорил об этом открыто, он это признавал: «Да, я поддерживал фашизм, но теперь я в этом раскаиваюсь». Меня больше шокирует, что никто не говорит о том, о чем сам Бергман хотел бы говорить. В Швеции Бергман стал таким идолом, что даже когда он сам говорит: «Да, я был плохим отцом, неверным мужем», — люди просто затыкают уши и продолжают его превозносить.

— То есть в Швеции Бергман — как Лев Толстой в России?

— Нет, Толстой у нас — Стриндберг. Бергман, скорее, как Тарковский.

— В вашем фильме говорится, что Бергман во многом фальсифицировал собственную биографию. Например, на самом деле его никто не бил и не унижал...

— Бергман — фантастический рассказчик, он прекрасно знал, как рассказ нужно дополнить, чтобы он был еще лучше. И он этим и занимался. Я думаю, что не очень красиво настаивать на том, что этот дополненный рассказ и есть истинная история.

Ссылки по теме
Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201915960
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201912840
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201916840