18 октября 2018Кино
197140

Семь светских грехов

Татлергейт: Константин Богомолов и его скандальный видеоскетч

текст: Зинаида Пронченко
Detailed_picture© Tatler

Из всех отечественных кинопремьер этой осени самый большой резонанс неожиданным образом получил фильм, задуманный и снятый сугубо для внутреннего пользования, практически корпоративное видео. Приуроченная к десятилетию журнала «Татлер» и показанная на празднике 18 сентября юмореска, авторами которой значатся театральный режиссер Константин Богомолов и профессиональный entertainer Михаил Друян, по-домашнему, в узком кругу, высмеивающая нравы светской Москвы. Так кто о ком, как и почему шутил со сцены Малого театра тем теплым осенним вечером?

Как выразилась главред «Татлера» Ксения Соловьева перед показом: «Фильм о тех и для тех, про кого мы пишем в нашем журнале уже 10 лет». Однако не все герои пародии оценили смелый юмор создателей, поэтому жизнь картины не ограничилась одним днем. Владелица компании «Русмода», it-woman Оксана Лаврентьева, оскорбившись увиденным, по слухам, подала на издательский дом Condé Nast в суд, а также применила точечные репрессии к заказчикам и исполнителям.

Но фрагменты экранных копий пошли по рукам — инстаграмам, телеграмам, фейсбукам; широкие народные массы заинтригованы, народ не безмолвствует, требует расшифровать черный ящик.

В примерно 45-минутное произведение Константин Богомолов умудрился впихнуть аж шесть сюжетных линий. Это будни светских персонажей, известных даже за пределами Садового кольца. Объединяют их не столько время и место действия (Москва, наши дни), сколько общая страсть: попасть любой ценой в свет прожекторов, выйти из тени. Это своего рода альманах «Париж, я люблю тебя» наоборот: авторы воспевают не поэзию частного существования, а прозу экзистенции в публичном пространстве. Некоторым поставили на вид эскизно, а некоторых проработали в деталях вплоть до особенностей интимной жизни.

Суперзвездой фильма выступает предпринимательница широкого профиля Яна Рудковская, записывающая влог о пасхальном завтраке в компании супруга, олимпийского чемпиона Евгения Плющенко, и сына Саши, он же Гном Гномыч. В гипертрофированно-китчевых интерьерах, в просторечии называемых «армянский ремонт», героиня накрывает воскресный стол, состоящий сплошь из пирогов «с припеком». Фигурист Плющенко (сам Богомолов в травестийном парике блонд) безмолвно внимает хранительнице семейного очага, Гном Гномыч в таком же парике и с сигареткой бухтит на жизнь и поносит мать. В финале мы обнаруживаем протагонистов двадцать лет спустя: Гном Гномыч в БДСМ-амуниции вкушает осточертевшие пироги из рук постаревшей Яны.

Основательница интеллектуального клуба «418» Надежда Оболенцева показана в своей стихии — за конферансом мастер-класса театрального художника Павла Каплевича и лайф-коуча Михаила Лабковского. Из зала поступают пытливые вопросы: а где находится мозг и для чего он нужен?

Главный «хоронитель земли Русской» — владелец Военно-мемориальной компании олигарх Олег Шелягов занят вместе с женой Викторией сочинением промо-ролика про бизнес ритуальных услуг. Супруги облачены в шелковое неглиже одной известной итальянской марки, название которой Виктория обыгрывает для хэштегов — например, #dolcedead. Звучат и другие, более патриотичные, варианты — #заупокой.ру, #здоровыепоминки. На мотив песни Эдуарда Колмановского дуэт исполняет «Я люблю тебя, смерть», попутно рекламируя безглютеновую кутью.

Вышеупомянутая Оксана Лаврентьева подбирает на выходе из бутика в Третьяковском проезде будущего мужа, а пока бездомного котенка, который стараниями московских «докторов» очень скоро превратится в модного писателя Александра Цыпкина. Как доверительно заявляет один из специалистов, за бабки из кого угодно можно сделать человека.

Звезда подмостков и телеэкранов Игорь Верник разминается перед пробежкой на Патриарших прудах и параллельно поучает взрослого сына (запоминающееся камео Александра Семчева), как знакомиться с несовершеннолетними девушками.

Наконец, православный ювелир Петр Аксенов в поте лица корпит над новым заказом — короной Российской империи. Выковать господряд ему помогают стриптизеры, наряженные кузнецами; кожаный фартук едва прикрывает гениталии. Золото на корону Аксенов добывает, вырвав с корнем зубы у таджиков на подхвате. По ночам Аксенову снятся неприличные гомоэротические сны.

Все роли Богомолов отдал своим любимым артистам — Александре Ребенок (Рудковская), Павлу Табакову (Гном Гномыч), Игорю Миркурбанову (Шелягов), Марии Мироновой (Шелягова), Розе Хайруллиной (Рудковская 20 лет спустя), Дарье Мороз (Аксенов, Каплевич) etc. И только Игоря Верника изображает сам Игорь Верник.

Стилистика фильма тоже узнаваема: это типичный для Богомолова едкий пастиш, этакий актерский капустник, знакомый зрителю по скандальному спектаклю «Идеальный муж», в котором грань между пародистом и объектом пародии намеренно размыта (то есть любой персонаж — это маска, из-за которой время от времени актер, играющий роль, беззастенчиво подмигивает публике, смеясь и над ней, и над самим собой). Однако новый для Богомолова формат видеоперформанса автоматически вносит в меню отработанных авторских приемов свои коррективы. Тут еще больше условности, а подражание превращается в откровенное кривляние. Поэтому основной референс тут — даже не творчество самого Богомолова, а незабвенные арт-провокации покойного Владислава Мамышева-Монро (особенно это чувствуется в новелле про Аксенова).

Как так вышло, что в меру обидный фильм вызвал диспропорциональную намерениям авторов реакцию и почему столь велик к этой «поделке» интерес у публики? Ответ очевиден. Волшебная сила искусства! Самый пошлый анекдот, донесенный до зрителя в виде череды ярких художественных образов, каждый из которых к тому же — сложная постмодернистская метафора, — уже не просто пересказ сплетен и скабрезностей, а остросоциальное высказывание и документ эпохи. Богомолов не только поднес зеркало, на которое еще можно попенять, но засвидетельствовал, как и полагается художнику, современность во всем ее вопиющем ничтожестве.

Удивительно, что привыкшие вроде бы работать с внешностью, а не с речью редакторы глянца и прочие fashion-деятели так близоруко недооценили силу образов (вот кому бы не помешало посмотреть последний фильм Годара). Любой, даже самый лестный, текстовый отзыв под постом или статусом моментально аннигилируется неотретушированной картинкой. Сколько бы в фильме ни говорилось, что Навка — хорошая, как только ее показывают, очевидно становится обратное — что плохая. И зал хохочет.

Комментарии

Новое в разделе «Кино»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Блиц-крикТеатр
Блиц-крик 

«Мизантроп» Дмитрия Быкова и Элмара Сенькова в «Гоголь-центре»

7 декабря 201824820