7 марта 2018Кино
65710

Милко Лазаров: «После обряда священник вручил мне два своих фильма»

Болгарский режиссер, снявший фильм в Якутии, — о работе в «Сахавуде»

текст: Ксения Реутова
Detailed_pictureКадр из фильма «Ага»

Основную программу Берлинского фестиваля в этом году закрыла «Ага» Милко Лазарова — притча о распавшейся семье, действие которой происходит на краю мира — на абстрактном Севере. В фильме всего четыре героя: отец-охотник, его жена, их сын и дочь — та самая Ага, покинувшая родительский дом ради городской жизни. Это кино удивительной красоты. Пятьдесят оттенков белого, музыка Малера и минимум диалогов: Лазаров не скрывает, что форма для него важнее содержания.

Картина стала одним из первых опытов взаимодействия новорожденного «Сахавуда» с европейскими кинематографистами. «Ага» целиком снималась в Якутии, а сыграли в ней актеры, известные по новым якутским фильмам: Феодосия Иванова («Костер на ветру»), Сергей Егоров («Феррум»), Галина Тихонова («Мой убийца»). Ксения Реутова поговорила с режиссером Милко Лазаровым и выяснила, какое впечатление осталось у него от соприкосновения с «якутским чудом».

— Я знаю, что вы собирались снимать фильм в Канаде или Гренландии, но потом побывали в Якутии и перенесли съемки туда. С чем это было связано?

— Причин несколько. Первая — чисто эстетическая. На мой взгляд, Якутия намного красивее Канады и Гренландии. Вторая причина — практическая, и она, если уж говорить честно, сыграла главную роль в принятии решения. Съемки в Якутии намного дешевле съемок в других странах. Мы все посчитали и поняли, что позволить себе работу, например, в Гренландии просто не сможем. Ни в одном из тех мест, которые мы рассматривали, не было необходимой инфраструктуры: нам все равно нужно было везти туда оборудование, выстраивать логистику… В итоге Якутия оказалась единственно возможным вариантом.

— Что вас больше всего поразило, когда вы впервые туда приехали?

— В первый раз я забронировал поездку на десять дней. А домой вернулся уже через три — в полном ужасе от увиденного. Только не поймите меня неправильно: это потрясающая земля, на которой живут удивительные люди. Но мне показалось, что снимать большое профессиональное кино там невозможно, что в Якутии для этого вообще ничего не приспособлено. Так что с первым впечатлением не задалось. Через полгода я приехал снова — и осознал, что все реально. Да, есть свои специфические, непривычные для европейца моменты, но к ним можно приспособиться.

Кадр из фильма «Ага»

— Но ведь кино там снимают.

— Да. В Якутии все занимаются кино. Они сходят по нему с ума. Вы там были?

— Нет, к сожалению.

— Тогда вы, наверное, не совсем представляете себе ситуацию. Мне кажется, это может понять только человек, который там был. Когда я говорю, что в Якутии все снимают кино, я имею в виду — все. Буквально все. Каждый первый. В составе съемочной группы «Аги» трудилось много местных специалистов. Так вот, у моего второго ассистента было на тот момент восемь полнометражных игровых фильмов и четыре или пять документальных. А для меня «Ага» — всего лишь вторая картина.

— Вы эти фильмы смотрели?

— Да. Мы сотрудничали с продюсером Сарданой Саввиной, очень смелой женщиной. От нее я узнал о том, как функционирует «Сахавуд». Мне прислали примеры. Они, конечно, низкобюджетные, где-то наивные, но, если учесть, какими возможностями располагают их создатели, выглядят очень здорово. Я вообще рад, что смог поработать с якутскими кинематографистами. Они многому научились у нас, а мы — у них. Хотя фильмы приносили мне не только люди с площадки.

— Кто еще?

— Болгарская часть группы — православные христиане, и у нас дома есть определенный ритуал, который мы всегда соблюдаем перед началом съемок. Нужно, чтобы площадку посетил священник. Я объяснил это своим якутским коллегам. Они привели нужного человека. После обряда освящения он подошел ко мне и вручил два своих фильма.

— Как вы искали актеров? Вы, может, и не были знатоком якутского кино, но играют у вас его звезды. Феодосию Иванову, например, вы как нашли?

— Когда я был в Якутии во второй раз, меня пригласили на премьеру картины «Костер на ветру». Этот фильм снял сельский учитель, дебютант в кино. Съемки проходили в маленькой деревне на реке Айге. У Феодосии Ивановой, непрофессиональной актрисы, там совсем маленькая роль. Но я увидел ее на экране — и сразу понял, что это она.

Кадр из фильма «Ага»

— А Михаил Апросимов? Он — театральный актер. Вы видели его на сцене?

— Нет. С ним связана необычная история. Первые наши пробы были не слишком успешными. Манера игры якутских артистов сильно отличается от того, к чему мы привыкли в Европе. Она часто как-то нарочито экспрессивна — а для моего фильма требовалось ровно противоположное. К тому же все приглашенные кандидаты старались произвести на меня впечатление и потому играли особенно эмоционально. Я снова решил (как тогда, с первой поездкой), что ничего тут у меня не выйдет, и даже начал переговоры с одним японским актером. Тогда ко мне пришла Сардана и попросила: «Объясни мне, чего конкретно ты хочешь». Я ей в ответ: «Хочу парня, похожего на Чарльза Бронсона». Она мне: «А кто это?» Я достал телефон и начал гуглить, чтобы показать фотографию. И в этот момент в соседнюю дверь вошел якутский Бронсон. Мы находились в правительственном здании, поэтому я, как сейчас помню, испугался и подумал: «Надеюсь, это не местный мэр. Как я буду вытаскивать его на съемки?» Но это был Михаил Апросимов. Он просто в тот день опоздал на кастинг и пришел чуть позже других.

— Несмотря на то что картина снималась в Якутии, Россия в списке стран-производителей не значится. Вы пытались привлечь к финансированию российскую сторону?

— Нет. У нас нашлись отличные продюсеры из Германии и Франции, и в какой-то момент мы поняли, что денег хватает. Но мне бы, конечно, хотелось, чтобы фильм вышел в российский прокат.

— Вы выросли в Болгарии. Откуда вы знаете все эти детали, относящиеся к быту народов Севера?

— А я их и не знаю. То, что вы видите на экране, не имеет никакого отношения к реальности. Я все выдумал. «Ага» — не документальная картина. Для меня это универсальная история. Кино о последней семье на Земле. Я, в принципе, не очень интересуюсь историческими фактами. Меня по-настоящему волнует только художественная составляющая: красота кадра, его эстетика.

— И якутская часть группы ваши идеи спокойно приняла?

— Да! Безоговорочно. Я уже говорил об этом: нам удалось найти общий язык, потому что они прекрасно понимают, что такое кино. Никому из них не пришлось объяснять меру его условности.

Кадр из фильма «Ага»

— При этом главного героя у вас зовут Нанук — как в знаменитом фильме Роберта Флаэрти «Нанук с Севера».

— Для меня было важно отдать дань этой картине. Она сильно на меня повлияла. По той же причине помимо музыки болгарского композитора Пенки Куневой в «Аге» звучит Пятая симфония Малера. Она напоминает о «Смерти в Венеции» Висконти — это один из моих любимых фильмов.

— Что послужило источником вдохновения для легенды об охотнике, которую рассказывает Нанук, и для сна, который пересказывает его жена Седна?

— Легенда реальная. Я посадил Михаила Апросимова перед камерой и попросил ее рассказать. Я это не в первый раз проделал. Похожий эпизод есть и в моем первом фильме «Отчуждение». А сон Седны — это, на самом деле, индейская легенда, которую мне принесла консультант по сценарию. Только мы поменяли некоторые детали. Например, заменили фигурировавшую в оригинале змею на белого медведя.

— Чем вы занимались до того, как начали снимать кино?

— Телевидением. Делал фильмы для британской BBC и итальянской RAI. Работал над одним из самых известных проектов болгарского национального ТВ. У меня большой опыт. Свой дебют я снял только в 45 лет. С финансированием помогли телеканалы. Для Болгарии это обычное дело. У нас очень бедная страна, денег на всех не хватает. Кинорынок крохотный.

— Откуда тогда берется отличное болгарское кино, которое показывают на фестивалях? Я до сих пор под впечатлением от фильма «Слава»…

— Я в нем играл.

— Я поэтому его и упомянула.

— Один из режиссеров — мой старый друг, остальных членов съемочной группы я тоже хорошо знаю. Они попросили — я согласился. Я сделал это за бутылку виски, без всякого гонорара. Мы часто так друг другу помогаем, иначе никак не справиться. «Слава», конечно, восхитительная картина. А снята за копейки. Не буду называть точную сумму, боюсь ошибиться, но, поверьте, она очень маленькая. Большинство людей на площадке работало без денег. Вот так и рождается отличное болгарское кино.

Комментарии

Новое в разделе «Кино»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Хорватия все еще в огнеМосты
Хорватия все еще в огне 

Как неразрешенные вопросы прошлого разрывают на части хорватское общество — и все-таки что хорошего может извлечь из опыта Хорватии Донбасс?

19 июня 201826830