26 июня 2015Искусство
7626

Бильяна Чирич: «Я училась курировать выставки у художников»

Интервью с куратором следующей Уральской индустриальной биеннале

текст: Сергей Гуськов
Detailed_pictureБильяна Чирич© mondriaanfonds.nl

Осенью этого года в Екатеринбурге пройдет III Уральская индустриальная биеннале. Перерыв после второго проекта превысил обычные два года. Учитывая все сложности, политические и финансовые, казалось, что проект отложен в долгий ящик, но, как выяснилось, организаторы из Уральского филиала ГЦСИ настроены решительно, что подчеркнуто даже в теме проекта — ключевым понятием выставки названа «мобилизация как способность к изменению». Основной проект следующей биеннале, как и многие другие проекты, пройдет в бывшей гостинице «Исеть», которая была построена как часть Жилого комбината НКВД (он же Городок чекистов), а возглавят две составляющие его части кураторы Ли Чженьхуа из Пекина и Бильяна Чирич, родившаяся в Сербии и работающая в Китае. COLTA.RU поговорила с Бильяной Чирич о будущей биеннале и ее подходе к кураторству.

— Трудно работать с тем пространством, где пройдет биеннале?

— Я уже видела пространство. Первоначально организаторы сняли видео и прислали мне его. Поэтому у меня заранее появились какие-то соображения по поводу места, с которым придется иметь дело. К тому же я изучила историю Городка чекистов. Но важно было физически ощутить это место: ведь для того, чтобы сделать выставку, нужно получить своего рода чувственный опыт. Оно заряжено историей, к тому же распадающейся на несколько слоев, последним из которых было существование в коммерческом статусе, как гостиница. И понятно, что гостиница нисколько не похожа на «белый куб». Пространство разделено на отдельные номера. Довольно сложно работать в таком месте. Когда я разговаривала с художниками, основная проблема для нас возникала в связи с тем, как объединить историю этого места и его нынешнее состояние.

— То есть это будет проект site specific, вы будете отталкиваться от места и его истории?

— Некоторые художники действительно будут делать проекты, связанные с местным контекстом, или как-то взаимодействовать с выставочным пространством. Но другие попробуют оттолкнуться от той кураторской истории, которую я предложила (одна из основных задач проекта, согласно концепции Чирич, — «экспериментировать собственно с форматом биеннале». — Ред.). Так что, я бы сказала, получается пятьдесят на пятьдесят.

Я считаю выставку важной саму по себе, выставку как медиум.

— Помимо Уральской биеннале в ближайшее время состоятся еще два международных проекта — Московская биеннале и «Киевская школа». В Москве, как стало известно, будут площадки для коммуникации, а кураторы «Киевской школы» собираются организовать площадки скорее для образовательных инициатив. Ваш проект как-то встраивается в эту более-менее общую историю с созданием узловых точек, где встречаются и говорят зрители, художники, активисты и теоретики?

— Я считаю выставку важной саму по себе, выставку как медиум. С одной стороны, любая выставка, несомненно, является и инструментом коммуникации, так как куратор собирает вместе художников, темы, контексты... С другой стороны, во время биеннале в Екатеринбурге пройдет несколько круглых столов, будет работать интеллектуальная платформа, и мы обсудим животрепещущие темы, связанные с основным проектом. Но моя идея все же иная: для меня это скорее возможность сделать именно выставку.

— У вас какой-то особый подход к кураторству? Как вы работаете?

— Что касается меня, я училась курировать выставки у художников. Я не посещала кураторские школы или какие-то курсы для кураторов. Я училась на практике, наблюдая за тем, как художники организуют выставки. По счастью, когда я решила стать куратором в 2000-х, примерно десять лет назад, художники были главной движущей силой внутри сравнительно небольшой и крайне экспериментальной шанхайской сцены, что, к сожалению, сейчас уже совсем не так. Мы работаем теперь совсем в других условиях. Но тогда я училась у художников, и этот опыт до сих пор влияет на меня. Я продолжаю работать в смычке с художниками. Но при этом я не думаю, что куратор и художник — это одно и то же. Если обратиться к истории искусства начиная с 1960-х, то видно, что наиболее интересные кураторы, те, кого можно назвать новаторами, сделавшими самые известные выставки, не были художниками (Чирич во многих интервью подчеркивает важность для нее одного из основных кураторов того периода — Харальда Зеемана. — Ред.). Я всегда считала, что нужно делать выставки как проекты. В этот раз так же, и хотя нынешний проект не музейный — это биеннале с особой аудиторией, — я снова обращаюсь к понятной мне выставочной методологии, которая предполагает диалог с художниками. Я думаю, что даже в некотором роде разделю свои кураторские полномочия с некоторыми из художников.

— Вы используете идеи, почерпнутые в общении с художниками?

— Всегда. Для меня очень важна обратная связь с участниками проекта. По сути, мои кураторские концепции доводятся до ума в диалоге с ними.

Световой перформанс на фасаде гостиницы «Исеть» Световой перформанс на фасаде гостиницы «Исеть» © Александр Мамаев / Ura.ru

— Как вам работается с другим куратором основного проекта?

— В принципе мы делаем две отдельные, различающиеся концептуально выставки, но при этом под общим зонтом биеннале. Важно, что это сложная структура: речь идет не только о нас двоих, там еще будут другие кураторы. Когда я встречалась с некоторыми из них в Екатеринбурге, к примеру, с Ильей Шипиловских (он организует исследовательский проект об истории Городка чекистов и «Исети». — Ред.), мы думали о сотрудничестве, как особым образом объединить проекты на всех девяти этажах бывшей гостиницы. Потом, в биеннале будут участвовать художники, которые, как, например, парижский коллектив Les Gens d'Uterpan, задействуют не только пространство моего проекта, но и все здание.

— Но для такой «симфонии» различных проектов у вас должны быть какие-то точки соприкосновения...

— Не знаю, получится это или нет — у нас у каждого как у кураторов свой индивидуальный подход.

— А насколько важен вообще индивидуальный подход для куратора? Что касается художников, в этом никто особо не сомневается, но вот с кураторами не до конца понятна история.

— Честно говоря, я даже не знаю. Коллективное кураторство очень распространено в мире. Конечно, нужно создавать свой собственный подход. Чтобы работать с кем-то, с самого начала нужно развивать и концептуализировать свои идеи. Но, мне кажется, это сильно зависит от проекта. В одном тексте о кураторстве говорится, что куратор — ключевая фигура для сегодняшнего общества. Куратор — это тот, кто выбирает и формирует нашу ценностную систему. В действительности мы все в какой-то мере кураторы — определяем, что нам есть, что надевать, какие места посещать. Вся наша культура покоится теперь на подобном отборе. Но для меня важно понять, что же эта практика в каждом конкретном случае означает — действительно ли я могу демонстрировать таким образом ценности, которые для меня важны; что я могу выбирать внутри тех рамок, которые задает общество?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
«Хорошо помню»: «Братья Эппле»Общество
«Хорошо помню»: «Братья Эппле» 

Премьера нового фильма из анимационного проекта «Хорошо помню», в котором дети, внуки и правнуки рассказывают о своих репрессированных родственниках

30 октября 20201346
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзийОбщество
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий

Андрей Мирошниченко начинает вести у нас колонку «The medium и the message». Для начала речь пойдет о том, как выборы в США скажутся на бизнес-модели СМИ во всем мире. Спойлер: неутешительно

28 октября 20203523