4 декабря 2014Искусство
10290

Ольга Захарова: «Что изменилось в обществе?»

Директор Парка Горького и «подъем креативного класса»

текст: Сергей Гуськов
Detailed_picture 

COLTA.RU решила разобраться в той отрасли, с которой начался процесс, иногда называемый «капковским ренессансом». Московские парки, и прежде всего Парк Горького, стали отправной точкой новой культурной политики в столице. Поэтому в первую очередь мы поговорили с Ольгой Захаровой, директором Парка Горького.

— Какая у вас посещаемость?

— Порядка 15 миллионов в год — столько же людей проживает в Москве, по официальным данным. Понятное дело, что это не только москвичи, но и посетители, которые приезжают из других городов и стран.

— Какая у вас миссия и есть ли вообще какая-то миссия?

— Миссия, мне кажется, есть у любого проекта, и Парк Горького не исключение. В 1930-е годы он стал воплощением мечты о лучшей жизни. Когда парк открылся, в нем действительно все было лучшим — над благоустройством садово-паркового пространства работали лучшие архитекторы, ландшафтные дизайнеры и скульпторы, на открытых сценах выступали поэты и музыканты, ставились спектакли, претворялись в жизнь самые смелые идеи. Инициатором и организатором успеха стала Бетти Глан, которая пришла на должность директора в 1929 году.

В 90-е годы ХХ столетия парк потерял свою просветительскую функцию, перестал нести какую-либо идеологию, стал развлекательным. В 2011 году в городе сменилось руководство и изменилась культурная политика, одним из направлений новой стратегии развития города стало восстановление парков. На тот момент в Москве не было специалистов в области урбанистики, не было понимания, что такое общественное пространство. До 2011 года тут продавали шаурму, территория была заставлена аттракционами, играл шансон, объекты культурного наследия были погребены под кучей мусора, а корни деревьев были закатаны в асфальт. Сейчас ничего этого вы не найдете. Сегодня Парк Горького — центральный парк столицы с посещаемостью более 20 000 человек в будние и 150 000 — в выходные и праздничные дни.

Сегодня парку возвращена его просветительская роль, экспертов парка приглашают к участию в выставках, конференциях, представители парка обмениваются опытом с представителями международных ассоциаций парковых и рекреационных зон.

Ольга ЗахароваОльга Захарова© Наталья Казакова

— Но с тех пор, с конца 1920-х, многое изменилось.

— Многое изменилось, абсолютно точно.

— И общество другое.

— А какое общество? Что изменилось в обществе? Сейчас ситуация похожа на ту, что была в стране до 1950-х годов, когда творили Мельников, Власов и Жолтовский. Наблюдается подъем креативного класса. Город дает возможность молодым художникам и архитекторам придумывать и реализовывать проекты, которые раньше могли оставаться только на бумаге.

— Правильно ли я понимаю, что на данный момент стратегия ваша — это возвращение этой просветительской составляющей?

— Правильно, но не только это. Нам необходимо гармонично сочетать природу и программы вовлечения людей в образовательные процессы, потому что, несмотря на то что мы называемся парком, мы же не просто парк. Мы «парк культуры и отдыха», в этом емком понятии соединено очень много всего. Парк — это, по сути, лицо города, его культуры, здесь тесно переплетены ландшафтный дизайн, архитектура, история и современная культура.

1928 г.1928 г.

— Это еще связано со строительством, которое может быть дружественным природе, а может и недружественным.

— С каким строительством?

— Дорожки, например, или когда убирают уже готовую траву и вместо нее кладут рулонные газоны. Тут я говорю безоценочно и хочу узнать, как вы это понимаете.

— Я понимаю это следующим образом. У любого пространства, с одной стороны, есть история, с другой — приспособление под современное использование. Если мы меняем идеологию и говорим: «По нашим газонам можно ходить, валяться, кувыркаться и устраивать пикники» — то соответственно мы должны приспособить пространство для этого и сделать парк комфортным и безопасным для людей. Если мы кладем газоны, то опять же — какие? Здесь было такое количество аттракционов, асфальта и всего прочего, что никто не делал экологической экспертизы почвы: что в ней, в каком она состоянии, сколько там вредных веществ. Газон ведь на землю кладется, а на газоне играют дети. Рулонные газоны тоже бывают разные: есть партерные, спортивные и теневые. И тут нельзя просто формально положить газон и забыть, мол, все кладут газоны, дай-ка и я тоже положу.


— Когда вы только начинали, был ландшафтно-архитектурный конкурс?

— Сначала мы приняли первоочередные меры, например, очистили парк от незаконных объектов, началась масштабная реконструкция и реставрация парка. Было демонтировано около сотни аттракционов и незаконных объектов, из парка потянулись эшелоны грузовиков с мусором. Закипела работа по реставрации памятников и восстановлению освещения, благоустройству дорожек, очистке прудов, настилу газонов, обновлению инженерных коммуникаций. Уже спустя несколько месяцев парк вновь расцвел и зазеленел, тут появилось пространство для отдыха, занятий танцами, спортом, йогой, игр на открытом воздухе — словом, пространство для жизни. Тогда парк стал площадкой, интересной для молодой аудитории.

Рамочную концепцию развития для нас сделала британская компания LDA Design, а мастер-план разрабатывает архитектурное бюро «Меганом». Одна из задач концепции — добиться того, чтобы все ценные и культурно значимые следы истории парка были учтены при планировании будущего развития.

В парке созданы «центры притяжения» — качественно обустроенные крытые площадки с развитой инфраструктурой и продуманной программой, что позволяет парку быть «живым» на протяжении всего года.

Парк уже сегодня стал одной из самых популярных точек на туристической карте Москвы, в 2013 году он вошел в топ-25 самых посещаемых мест в мире по версии Facebook (в момент публикации интервью стало известно, что Парк Горького попал также в топ-10 самых популярных геотегов в Instagram в мире в 2014 году. — Ред.). Его территория постоянно растет, со 109 га парк вырос до 250,2 га и включает в себя Партерную часть Парка Горького (44,6 га), Нескучный сад (65,5 га), природный заказник «Воробьевы горы» (96,9 га) и озелененную территорию МГУ (43,2 га).

1970-е гг.1970-е гг.

— Насколько равнозначны разные составляющие парка?

— Понимание того, каким должен быть парк, пришло не сразу. Нам было важно предложить городу что-то новое, нащупать то, чего не хватало посетителям: мы построили спортивные площадки, создали кинотеатр под открытым небом, организовали мероприятия качественно нового уровня с приглашением коллективов из Европы и многое другое. И параллельно с этим вели работы по благоустройству территории согласно концепции LDA Design.

Большой акцент делаем на спортивные и образовательные программы. Открыли детские школы скейтбординга и футбола, школы лонгбордистов, роллеров, ландшафтную школу. Проводим занятия йогой, цигуном, пилатесом, лекции на всевозможные темы, занятия вокалом, ораторским искусством. Есть занятия для людей старшего поколения. Для самых маленьких посетителей парка у нас работает Зеленая школа, где учат основам ботаники, садоводству, экологии, столярному делу, гончарному мастерству. В пунктах проката можно взять скейтборды, лонгборды, ролики, велотрансформеры, самокаты и веломобили. Для инвалидов, пожилых людей и людей с травмами для комфортной прогулки по парку предусмотрены кресла-коляски с ручным и автоматическим приводом, которые они могут получить абсолютно бесплатно.

— А как вы следите за безопасностью?

— В парке есть охрана, но она незаметна. Охрана не для того, чтобы на нее обращали внимание, а для того, чтобы вовремя среагировать и заметить то, что может доставить дискомфорт посетителю. Охрана должна быть коммуникабельной, знать порядок и территорию, на которой она находится, должна уметь взаимодействовать с людьми. Мы даже не называем охрану охраной, а скорее стюардами, которые доброжелательно и легко помогают посетителям.


— Как у вас строится взаимодействие с партнерами?

— Мы стараемся сотрудничать с молодыми, креативными и влюбленными в свое дело командами. Мы не оперируем ресторанами самостоятельно, мы берем рестораторов. Это люди, которые общаются с посетителями, узнают их мнение, а гости парка, в свою очередь, понимают, что такое культура еды и hand made продукт. У рестораторов контракты не долгосрочные, а на год, максимум на два. Для того чтобы они, с одной стороны, не расслаблялись, а с другой, парк тогда сам понимает, куда идет рынок, что нового появляется.

Если мы строим площадку для скейтбордистов, тоже разговариваем с сообществом, которое занимается этим видом спорта, — прислушиваемся к мнению наших посетителей.

— Вы имеете в виду, что вы их приглашаете?

— Да, ищем сообщества и совместно с ними разрабатываем площадки. Таким образом получаются комьюнити. Скейт-парк мы построили с VANS, они же его менеджерят, приглашают разных диджеев, делают профессиональные заезды и представления.


— То есть не просто какие-то сообщества, но еще и корпорации, которые, получается, как спонсоры вкладываются в парк?

— Конечно. Они поддерживают эту площадку, они отвечают за качество, и город не тратит своих денег на ее содержание. Мы даем им аудиторию, а они получают промо для своего продукта. И все счастливы.

— А много сообществ и организаций выходит на вас?

— Много. Мне кажется, мы работаем со всеми. У нас есть беговой клуб Nike, спортивные площадки Reebok, зимой в парке появляется сноубордическая горка Burton.

Мы работаем с молодыми художниками, архитекторами, режиссерами: например, с Сашей Фроловой, Юрием Квятковским. Это ребята, которые не боятся творить, предлагать и реализовывать. Парк Горького, например, запустил традицию «Арт-Масленицы», когда привычное чучело становится арт-объектом. В 2013 году «Авоську зимы», набитую «холодными» словами, символизирующими прощание с зимой и плохими воспоминаниями, для парка придумала молодая художница Галя Солодовникова. Очень эффектно получилось!


— Случается, что вы отказываетесь с кем-то сотрудничать?

— Мы отказываемся, если это не в концепции парка.

— А как вы живете с «Гаражом»? Он не временный, в отличие от всего остального.

— «Гараж» у нас постоянный. «Гараж» — самостоятельная единица на территории парка, они сами принимают решения, какие проекты и выставки делать. Парк никак не вмешивается, не влияет на выбор, не рекомендует ничего команде «Гаража». На территории парка арт-проектами занимается сам парк. Вместе с тем у нас есть совместные проекты, одним из последних стала летняя выставка «do it Москва», в которой приняли участие 120 художников, архитекторов и композиторов из 32 стран. Приглашенные к участию художники писали инструкции, а посетители их выполняли. Таким образом проект получился максимально интерактивным.


— Что в планах парка на ближайшее время?

— Мы недавно открыли наш каток (площадь искусственного покрытия — 18 000 кв. метров), его инфраструктура включает в себя и романтические аллеи, и отдельный каток для занятий школы фигурного катания, и детский каток, и хоккейную коробку, и даже отдельный каток для проведения мероприятий! Открыли ВАУШОП — первый магазин сувениров парка, где можно купить варежки на резинках, как в детстве, худи и даже подсветку для коньков. Каток оборудован теплыми раздевалками, где можно также взять коньки напрокат. Уже открыли продажу абонементов и онлайн-билетов!

На катке есть специальное пространство, где можно погреть замерзшие руки у открытого огня, попробовать французские блинчики или согревающую похлебку Stew. Запустили зимнюю образовательную программу на Воробьевых горах — лекции там читают сотрудники Центра фотографии им. братьев Люмьер, путешественники и журналисты. Сейчас вовсю готовимся к Новому году и рождественским каникулам. Скоро на Воробьевых горах откроем специальную площадку, на которой смогут заниматься люди старшего возраста. Весной откроем для посетителей Главный вход и музей истории парка. В общем, не стоим на месте.

Продолжение следует

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм»Общество
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм» 

Арнольд Хачатуров поговорил с известным социологом о «черных лебедях» 2020-го, от пандемии до американских протестов, и о том, как нам двинуться к обществу без начальства

26 октября 20204316