4 сентября 2014Искусство
69570

На районе много планов

Скоро исполняется год объединению «Выставочные залы Москвы»

текст: Татьяна Сохарева
Detailed_picture«Пространство Lucida»© Выставочные Залы Москвы

Год назад районных галерей, специализирующихся разве что на выставках меда, наконец не стало — на их месте появилось объединение «Выставочные залы Москвы».

Современность настигла московские районные галереи, большинство из которых до недавнего времени сильно страдало от культурной анемии, внезапно. Год назад Департамент культуры Москвы взялся их реформировать и создал объединение «Выставочные залы Москвы», которое возглавила Елизавета Фокина — исполнительный директор Ассоциации менеджеров культуры. Всего их 18, но пять еще находятся в процессе присоединения.

Елизавета Фокина© cult.mos.ru

Здесь, кажется, все ясно: местечковость по-прежнему в тренде. О «культурной инъекции» для спальных районов пишет польский урбанист и преподаватель «Стрелки» Куба Снопек («Беляево навсегда: сохранение непримечательного»), о децентрализации твердит руководитель московского Департамента культуры Сергей Капков. Культурная жизнь Москвы наконец рассыпается на множество рассеянных по городу островков. Александра Бродского и Эрика Булатова выставляют за пределами Садового кольца.

Со временем, как предполагается, вокруг институции должна нарасти полнокровная культурная инфраструктура — с прибившимися к залам букшопами, лекциями, выставками, сменяющимися раз в две недели, детскими творческими лагерями, резиденциями и заезжающими время от времени арт-звездами в качестве приманки для прессы. «Хороший куратор должен уметь делать бюджет», — считает Елизавета Фокина.

У объединения восемь кураторов, среди которых Алексей Шульгин и Аристарх Чернышев, Катя Бочавар, Виталий Пацюков и Лариса Гринберг. Они составляют кураторский совет, усердно пытающийся освоить чуждый тип мышления среднего жителя спального района. «Нам были важны не только творческие предложения кураторов, но и их коммуникативные способности — возможность работать с людьми не своего поколения и не своей парадигмы мышления», — рассказывает Фокина.

«Красота неприглядности. Искусство контекстуального направления» в «Галерее “Беляево”»© Выставочные Залы Москвы

Залы уже приглашали искусствоведа Андрея Ерофеева, осужденного в 2007 году за выставку «Запретное искусство» и уволенного из Третьяковки в 2008-м, делать проект «Красота неприглядности» в двух галереях — «Беляево» и «На Каширке». Участвовали в Московской молодежной биеннале и городских акциях вроде «Ночи в музее». Делали партнерские проекты с консерваторией, театром «Открытая сцена» и Государственным центром современного искусства.

Однако пока главным морфологическим признаком выставочных залов является отсутствие настоящего.

Отремонтированные галереи, выставляющие Франсиско Инфантэ и Семена Файбисовича, уже есть, а посетитель их еще не созрел. Хипстер с «Винзавода» или из парка Горького в спальные районы едет неохотно. Местная публика на призыв к окультуриванию откликается не сразу. «Выставочные залы еще не нащупали инструментария: они не знают, как адаптировать для новой аудитории сложный язык современного искусства», — признается Лариса Гринберг, курирующая объединение из трех залов — «Замоскворечья», «Пересветова переулка» и галереи «Нагорная».

«Методология выставочного пространства» в галерее «Нагорная»© Выставочные Залы Москвы

Реформация бывших районных галерей проходила, по традиции, с помощью выхолащивания старых культурных кодов, части кадров и смыслов. «Практически все директора галерей были недовольны, — рассказывает Гринберг. — 25 лет они пользовались преимуществами вседозволенности и феодального ведения хозяйства».

Кого-то из сотрудников испугало современное искусство. Кто-то опасался возвращения жанра госзаказа и навязывания «единого культурного кода» — особенно в контексте «Основ государственной культурной политики». Конфликт интересов не обошелся без увольнений.

«В галерее “На Песчаной” люди увольнялись постепенно, в “Измайлово” в одночасье ушел весь состав, — говорит Елизавета Фокина. — Кто-то уходил по идеологическим соображениям, кто-то не хотел заниматься современным искусством (хотя к нему тяготеют разве что объединение “Ходынка” и “На Песчаной” и “Электромузей” в Ростокине). С некоторыми людьми мы расставались, потому что в галереях вообще не существовало никакой выставочной политики: были пустые выставки, смотрителями в залах работали люди, которым далеко за 70».

Конфликт на поверку оказался скорее стилистическим, чем идеологическим. Даже успешно функционирующие галереи до реорганизации типологически оставались «совком». Кое-где дошкольники учили английский, кое-где взрослые танцевали капоэйру и устраивали сходки клуба НЛО. Все это удерживало залы от разорения и подпитывало советскую систему кружков и клубов. «Из 18 галерей всего пять полноценно функционировали как выставочные пространства, — рассказывает Фокина. — Некоторые из них отчитывались о посещаемости только группами из органов соцопеки: школьниками, детдомовцами».

Сегодня институция все еще находится в процессе формирования и представляет собой компиляцию из разнородных кураторских проектов — сборник, не до конца осознающий свои границы.

«Пространство Lucida»© Выставочные Залы Москвы

Медиаартом теперь занимается «Электромузей», который курируют Аристарх Чернышев и Алексей Шульгин — художники дуэта Electroboutique. Сетевые проекты, расползающиеся по нескольким залам (как «Пространство LUCIDA» — общий с ГЦСИ проект «ВЗ»), развивает Лариса Гринберг. Залы «Варшавка» и «Феникс» постепенно превращаются в арт-резиденции — средоточие художников, которые будут селиться здесь на три-четыре месяца и ликвидировать культурный дефицит в спальных районах. Зал «Солнцево» перевоплощается в Центр современного искусства и дизайна для детей, а галерея «Ковчег» продолжает рифмовать старое с новым — сейчас направление, которым занимается бывший ее директор, а ныне один из двух кураторов Сергей Сафонов, называется «Традиционное искусство в современном контексте».

С первого взгляда кажется, что ничем особенным залы удивлять не собираются. Они мыслят себя как социальную среду, культурный ландшафт — нечто среднее между парком Горького и «Винзаводом». Но уже сейчас очевидно, что они способны работать не только на создание безопасно-досугового культурного фона для вялых районных завсегдатаев.

Немного утопичной идеей народного университета, например, прельстилось объединение из двух залов — «Ходынка» и «На Песчаной» — ГРАУНД (Государственный районный артистический университет независимых дарований). Куратор Катя Бочавар и продюсер Юлия Бычкова столкнули здесь профессионалов со всеми желающими. Вместе они образуют нечто вроде живого архива с документальной основой — все будет записываться на видео и со временем превратится в «Архив современной культуры».

«Карантин. Медиаэкстракт» в мастерской-галерее «ГРАУНД ХОДЫНКА»© Выставочные Залы Москвы

Отношения с прошлым, однако, пока активно выстраивает только галерея «Замоскворечье». «Сейчас мы хотим провести ряд историко-краеведческих выставок, — рассказывает Лариса Гринберг, — после ремонта мы открываем выставку “Конструктивизм на Шаболовке” — об архитектурных памятниках района и следом проект, исследующий мифологию места. Раньше галерея “Замоскворечье” никогда не рефлексировала на тему места, в котором она находится, — Шаболовского жилмассива, построенного в 1920-х годах».

На знакомство людей с тем местом, в котором они живут, Департамент культуры выделяет залам выставочный бюджет в один миллион рублей с условием, что они будут делать до 20 выставок в год. «В следующем году этот бюджет обещали еще сократить, — говорит Аристарх Чернышев, — поэтому в “Электромузее” в отсутствие выставок мы планируем показывать то, что не требует особых затрат: архивный медиаарт, некоторые объекты Electroboutique или, например, инсталляции молодых художников, которые раз-два демонстрировались, а теперь непонятно, где хранятся».

В 2013 году, по словам Елизаветы Фокиной, входящие в объединение залы сделали в сумме 757 выставок. Для сравнения: «Культурный альянс» Марата Гельмана делает 10 выставок в год. «Если говорить о продюсировании выставок, то, думаю, хороших проектов одна институция может сделать четыре-пять, — считает Гельман. — В то же время залы, которые рассчитывают на местную публику, а не на художественную среду, могут меняться выставками. Хоть это и странная практика. Но все равно минимально выставка должна идти три недели, потому что информация о ней доходит до публики не мгновенно, а рекламных бюджетов у залов наверняка не будет».

Говорить об адекватности заявки результату, разумеется, пока рано. Сейчас залы уверенно превращаются в рассеянный по городу арт-кластер, но все еще могут попасть в загончик торгово-развлекательных очагов «культуры и отдыха».

Комментарии

Новое в разделе «Искусство»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Сказки об ИталииКино
Сказки об Италии 

«Счастливый Лазарь» Аличе Рорвакер — новый фильм о том, что только чудо может спасти старые формы кино

18 декабря 201810610