2 сентября 2014Искусство
104090

Личные усилия

Самое интересное в российском искусстве за лето

текст: Сергей Гуськов
Detailed_picture© Революционная ось

Мне уже приходилось писать про художественные проекты, которые выпадают из обычной логики времени, как кажется с первого взгляда. Хотя как знаки именно настоящего говорят больше, чем «шумные» события. Этим летом таких проектов было два, один из них можно увидеть и сейчас.

На север через северо-запад

Две художницы, Екатерина Васильева и Ганна Зубкова, несли металлическую трубу через все Москву с севера на юг, выстроив маршрут по солнцу. Продолжалось это примерно сутки. За день до события, во время самого перформанса и чуть позже в соцсетях и на сайтах СМИ поднялась нешуточная волна обсуждений, хоть и вполне узнаваемая: «Зачем это нужно?», «Заводы стоят», «Что хотел сказать художник?» и прочее в том же духе.

Сразу же стало ясно, что все пытались вычитать что-то свое, а потому — споры, шумы, гамы. Художник Никита Алексеев метко заметил, что несли бы трубу круглую — все бы подумали, что акция про нефтяную империю, а тут такая квадратная штука: хоть и труба, но все же не совсем то. Ожидания были обмануты, отсюда своего рода обида. Действительно, не «раз, два, три». Назывался перформанс «Революционная ось», и все ждали революции, но ничего подобного также не случилось — просто намеренно неправильный перевод французского axe de révolution или axe révolutionnaire, «ось вращения». Вот завсегдатаи фейсбук-споров и расстроились. Никаких нарушений, вызова власти, ничего злободневного.

© Революционная ось

В стране есть запрос на простое прочтение, примитивизацию любых художественных практик. И когда это не срабатывает, люди начинают смотреть осуждающе. «Сам перформанс создает повод для комментария, — говорит Зубкова. — Это форма, вокруг которой создается поле, абсолютно открытое для герменевтики — и иконографически, и по смыслу, как угодно».

Художниц пугали Южным Чертановом, вспоминает Васильева, но, когда они проходили по этому району, на них реагировали позитивно, и именно там, как и в других спальных районах, коммуникация с городом через трубу сработала. В центре все было наоборот. «Мы шли восемь часов по Алтуфьеву, никого не было, но как только мы перешли Садовое кольцо...» — глубоко вздохнув, начинают Ганна и Екатерина. На них налетели фотографы из федеральных изданий, они безостановочно следовали за ними, не позволяя расслабиться ни на минуту. «Но как только мы вышли за пределы центра, они тут же исчезли», — смеется Васильева.

«Был страх, что этому действу помешают стражи порядка или сотрудники в штатском, но в реальности неприятное столкновение произошло именно со СМИ», — рассказывает Зубкова. Медиа нагнетают страх и, как в данном случае выходит, активно его создают. Когда конфликт, без которого СМИ разучились работать, отсутствует, его изобретают. В любом случае сами репортеры привыкли действовать в таком нервозно-агрессивном ключе. «Не хочется впадать в критику СМИ. Это просто то, что мы увидели», — говорит Ганна.

«Перформанс имело смысл делать именно сейчас, потому что мы поняли, что даже такое безобиднейшее событие вызывает у вроде бы адекватных людей такое беспокойство», — добавляет Екатерина. Люди ожидают репрессий силовых структур или, наоборот, протестных акций со стороны художников. А те просто несут трубу, но страх берет свое.

Коллекционер

Проект был в смысле медиаотклика сделан совсем иначе — скорее в духе «поэтом для поэтов». «Автономные реплики» Яна Тамковича в его мастерской на «Фабрике» стартовали параллельно Московской биеннале молодого искусства. Это полузакрытое событие, так как после вернисажа, если так можно выразиться, попасть туда можно, лишь связавшись с художником (например, через охрану ЦТИ «Фабрика»), который проводит по выставке авторские экскурсии, — это можно сделать еще до 11 сентября. «Понимаешь, выставка без моего комментария — как пиво без водки», — заявил мне Тамкович по телефону, когда я решил посмотреть «Автономные реплики». Собственно, единственный полный отчет о выставке построен как такая экскурсия.

Один из главных героев проекта — мастерская. Не конкретного художника — самого Яна Тамковича или Пабло Пикассо, фигура которого была исходной в «Автономных репликах», Поля Сезанна, Марселя Дюшана или Жоржа Брака, чьи тени отбрасывают на стены представленные тут предметы, — а некоего собирательного персонажа, вовсе не идеального. Мастерская — это вынесенное вовне внутреннее состояние художника, хотя, может, ничего внутри и нет — только множество разбросанных по комнате вещей, которые и есть художник. Предметы намекают на какие-то события из жизни знаменитых художников, общую атмосферу времен зарождения и угасания кубизма, Первую мировую войну, но разгадывание этого ребуса — обманный маневр, хоть художнику и приятно поиграть со зрителями.

© Colta.ru

Тамкович не просто экскурсовод, не просто аудиогид для собранной им экспозиции. Он коллекционер. Предметы, будь то аутентичная газета 1910-х годов или африканская маска, куплены художником за собственные деньги на онлайн-аукционах. Волнение, ожидание, боязнь что-то упустить, блеск в глазах собирателя — все это чувствуется, когда он рассказывает о приобретенных вещах. Все остальное — истории, стоящие за предметами, — оказывается вторичным для него: главное — его личные усилия, а это в данном случае — коллекционирование.

Кстати, одной из интереснейших выставок в этом году — если говорить о крупных институциях — был проект «Личный выбор» в «Гараже»: коллекционеры современного искусства, в основном, что называется, олигархи, представляли по одной работе из своих коллекций и объясняли — не без помощи своих пресс-служб, — зачем они собирательством занимаются. Такой размашистый и богатый проект — единственное, что «Гараж» умеет делать хорошо, и лучше бы он этим и занимался. Но тут важно, что история с коллекционированием действительно, при всей проблематичности подобной деятельности в России, имеет перспективы именно как обратный, вдохновляющий импульс для художественного процесса, что и «Гараж», и Ян Тамкович продемонстрировали.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201932690
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201924930
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201932870