21 апреля 2014Искусство
128200

Андрей Сарабьянов: «Некоторые статьи покажутся забавными»

К выходу готовится третий том Энциклопедии русского авангарда

текст: Евгений Назаров

— Третий том подходит к завершению?

— Работа идет и постепенно приближается к окончанию, осенью мы издадим третий том. В кавычках «третий», потому что их будет на самом деле два.

— Два третьих?

— Это как снежный ком, который летит и становится все больше и больше по мере движения. Мы заявили, что эта энциклопедия в трех томах, поэтому мы не можем сказать, что у нас четыре тома. Будет третий том, книга первая и книга вторая. Слишком много материала, даже приходится урезать количество иллюстраций, иначе можно было бы еще два тома сделать.

— Урезать в пользу текста?

— Да, в пользу информации, потому что по мере внедрения в материал открываются какие-то новые вещи, о которых не было известно. Приходится читать различные источники — например, старые газеты и журналы. В них находится новая информация. Скажем, я недавно листал газету «Изобразительное искусство» за 1919 год, сохранившуюся в ветхом виде, и обнаружил, что в это время была организована группа исследователей — художников и искусствоведов во главе с Василием Васильевичем Кандинским — с целью издать энциклопедию авангарда. Представляете себе! Но ничего не состоялось по многим причинам: одна из них заключалась в том, что сам Кандинский вскоре уехал из России в Германию. И, в общем, идея заглохла. Но вот то, что уже тогда это хотели сделать, а мы собрались почти через сто лет, мне показалось интересным.

В.В.Кандинский, «Беспредметное», 1910© Краснодарский художественный музей

— Видимо, уже тогда считали, что материала хватает?

— Уже тогда этим художникам надо было сформулировать основные постулаты своего искусства, хотели это делать на научной основе. Тем более тогда Кандинский организовал Институт художественной культуры, так называемый Инхук, была идея не только понимать искусство интуитивно, но и научно его исследовать. Вот почему энциклопедия была им очень нужна.

— В третьем томе будет больше аналитического и критического материала, выдержек из исторических архивов?

— Критического вряд ли, какая тут критика! Это будет самая полная информация о русском авангарде. В 1993 году была выставка «Великая утопия — русское искусство с 1915 по 1932 год». Совершенно замечательная выставка, прошла в Европе в нескольких городах, в Москве была, в Питере. К выставке издали каталог, это был некий этап в научном освоении и понимании авангарда. Очень важный этап. Там был раздел, куда были включены всякие информационные вещи: перечень основных выставок, хроника главных событий авангарда, биографии художников, терминология, объяснение терминов и прочее, словом, своего рода словарь авангарда. Когда мы затевали нашу энциклопедию, взяли тот же принцип. Но если первые два тома нашей энциклопедии были биографическими (то есть биографии художников от А до Я), то в третий том, который теперь выйдет в двух книгах, вошло все остальное, то есть художественные общества, периодика, различные издания, артистические кафе, диспуты, общества и группировки и многое другое. Практически о каждой авангардной выставке есть статья. Всю эту информацию нужно было уточнить, потому что было очень много путаницы, особенно в датах, — когда какие выставки открылись, как они назывались. И еще один момент — в любой науке такое существует: кто-то один откроет что-нибудь, и все начинают у него заимствовать. А иногда это бывает ошибка, и вот эти ошибки кочуют из каталога в каталог, из книги в книгу, и все знают, что это неправильно, но все равно продолжают ссылаться на эти материалы. Мы решили с этим разобраться. Очень многое уточнили, нашли много новых данных, но и без собственных ошибок не обошлось, уже обнаружились ошибки в первых двух томах.

Мы заявили, что эта энциклопедия в трех томах, поэтому мы не можем сказать, что у нас четыре тома.

— Фактические?

— Да, какие-то даты неверные. Недаром все энциклопедии регулярно переиздаются, потому что всегда накапливаются новые сведения, требуется обновление.

— При таком объеме, понятно, ошибок избежать невозможно.

— Да, невозможно. Важно, что мы некоторых художников вытащили из забвения, о них вообще ни слова не говорится нигде, а теперь восстановлена память.

— А авторский состав третьего тома отличается от первых двух?

— Практически не отличается, хотя в третьем томе меньше авторов, чем в первых двух. Но там тоже сплоченная группа, несколько десятков специалистов, которые писали блоки статей.

К.С.Малевич, «Супрематизм», 1915© Краснодарский художественный музей

— Какой-то аналитический разбор или оценка наследия авангарда будет?

— Таких глобальных задач мы не ставили, мы все-таки в этом издании хотели, в первую очередь, расширить понимание авангарда, а на основе нашего материала можно уже делать какие-то аналитические выводы, но уже кому-то другому. Или нам самим, но не в этом издании. Все-таки энциклопедия — это прежде всего информация.

Может быть, некоторые статьи покажутся забавными. Например, есть статья про деревянную ложку, русскую резную деревянную ложку, которой крестьяне хлебали щи, ели кашу. Эта ложка стала своеобразным символом нового искусства для авангардистов. Вот как это получилось: Малевич в 1914-м со своим другом, художником Алексеем Моргуновым, вышел на Кузнецкий мост, у них в лацканах пиджаков были красные деревянные ложки. Это было средство эпатажа буржуазной публики, сегодня мы бы назвали это перформансом. Это был одновременно вызов буржуазному обществу, потому что тогда было принято носить за лацканом орхидею, ландыши или еще что-то, а они вот ложки заткнули. С другой стороны, это был некий символ простоты, потому что в это время авангардисты декларировали возвращение к первоосновам искусства, крестьянскому искусству, детскому творчеству, искусству неакадемическому, которому не учат, а которое идет из души. Для них ложка стала символом нового искусства, упрощенного и очень эмоционального. А потом эта ложка начала путешествовать. В 1915 году она стала символом целого направления в искусстве, придуманного Малевичем, — алогизма. У него ложка появляется в картинках, в рисунках, а также и у других художников. Например, Моргунов пишет картину, она не сохранилась, к сожалению, но о ней сохранились свидетельства. Там были изображены ложка, кувшин, еще какие-то предметы, а картина называлась «Шаляпин пошел в баню». Вот где проявился алогизм — отсутствие логического смысла!

А.М.Родченко, «Беспредметная композиция №8», 1918© Вятский художественный музей

— Вы говорили про статью из газеты 1919 года. Архивные материалы публикуются как были, целиком, или только выдержки?

— Мы стараемся использовать архивный материал во всех статьях и ссылаться как можно больше на первоисточники, это очень важно. К счастью, у нас оказался в руках большой архив. Один наш сотрудник еще несколько лет назад, до того как мы начали работать над энциклопедией, перерыл практически всю прессу с 1905 по 1917 год, все просмотрел, сделал фотографии, выписки, копии. Благодаря этому удалось, например, уточнить многие выставочные события, потому что в те годы они в прессе освещались очень подробно, и не в одной газете, а сразу в нескольких. Было много корреспондентов, которые приходили на вернисажи, поэтому можно установить точные даты открытия и закрытия выставки и даже выявить статистику, сколько людей побывало, что было продано и за сколько.

— А в интернете вы не планируете публикацию?

— Обязательно надо это сделать. Идут переговоры, думаю, что мы доживем и до этого. Но сначала надо издать энциклопедию полностью.

Наши авторы — это лучшие силы, которые есть на сегодня, из тех, кто занимается авангардом.

— Какой планируется тираж?

— Думаю, такой же, как и был, — две с половиной тысячи экземпляров. Вряд ли больше. Тем более что книга так дорого стоит.

— Да, очень (цены на Энциклопедию русского авангарда колеблются в разных магазинах от 22 до 40 тыс. рублей за два тома. — Ред.)!

— Да, но, с другой стороны, понимаете, столько было потрачено на это средств, ведь за все надо платить. Мы же гонорары платим авторам, а музеям передаем книги за право печатать репродукции с их произведений.

— Это не очень выгодно?

— Это невыгодно совсем, тем не менее музеи мы не можем оставить, особенно региональные, чаще всего совсем не богатые, они себе просто не могут позволить купить такие книжки. Мы им их дарим. Также каждый автор у нас обязательно получает экземпляр энциклопедии независимо от того, сколько он написал статей и в каком томе, одну в одном томе или двадцать во всех томах.

М.З.Шагал, «Война"», 1914© Краснодарский художественный музей

— То есть в свободном доступе останется немного экземпляров?

— Да, на продажу остается не так много, значительную часть раздаем. Такая деятельность не предполагает какую-то коммерческую выгоду. Может быть, потом, когда в интернете будет публиковаться. Но пока все это только мечты. Главное сейчас — издать третий том как можно быстрее и сделать его компактнее.

— Если вернуться к авторскому составу, это в основном работники музеев или кто-то другой?

— Музейные работники пишут про музейные собрания. А в целом наши авторы — это лучшие силы, которые есть на сегодня, из тех, кто занимается авангардом. Кстати, не только искусствоведы: там есть и филологи, и историки — в общем, много народу, всего у нас там, думаю, будет под двести авторов по всем томам. У них разное количество статей, одни по одной написали, другие больше. Все статьи подписные, это авторские тексты, и в первую очередь автор несет ответственность за информацию, которая в его статье есть. Но мы, конечно, редактировали и проверяли что могли.

И.В.Клюн, «Пробегающий пейзаж», 1914© Вятский художественный музей

— Наверное, многое из того, что было собрано, не вошло в окончательную редакцию?

— Приходилось, конечно, кое-что урезать, иногда были слишком большие статьи, но жалко было интересные материалы сокращать, иногда совсем новые, например, о связи музыки и цвета.

— Околонаучные теории?

— Ну как вам сказать. У Кандинского ведь была теория о связи музыки и цвета, на интуитивном уровне, а позже эту теорию разрабатывали на более серьезном уровне, были изобретены аппараты, которые отражали цветовую гармонию в соответствии с музыкой. Скрябин писал для них музыку.

— Наверняка о каких-то вещах будет написано в первый раз? Для специалистов по русскому авангарду тоже сюрпризов будет немало?

— О чем-то мы пишем впервые. Например, о выставках, которые проходили за рубежом. В Америке были выставки, связанные с русским авангардом, о них в России очень мало знают.

Вышивальщицы деревни Вербовка

— Выставки прошлого века?

— Да, 1920-х годов. Потом, есть очень интересный материал о связях народного искусства и авангарда, но не в теоретическом плане, а в совершенно практическом. В 1915 году была выставка современного декоративного искусства, на которой были представлены супрематические вышивки, то есть шелковые вышивки по эскизам супрематистов. Эскизы делали Малевич, Экстер, Розанова, самые известные художники-авангардисты. А вышивали украинские народные вышивальщицы из сел Вербовка и Скопцы. Они делали подушки, полотенца, рушники, дамские сумочки.

Комментарии

Новое в разделе «Искусство»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Великан: Антон БрукнерColta Specials
Великан: Антон Брукнер 

Восьмая симфония Брукнера: «пребывание Божества» или «похмельная дурнота»? Фрагмент из книги Ляли Кандауровой «Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику»

21 сентября 201816460
Любовь на пенсииColta Specials
Любовь на пенсии 

Фотограф Анна Шулятьева наблюдала за романтическими встречами людей старше 60 лет и записала их истории любви

20 сентября 201825970