1 ноября 2021Colta Specials
3907

Антон Нечаев: «Широкий спрос на искусство только начинает формироваться»

Как работает новый маркетплейс современного искусства Bizar? Рассказывает один из его создателей

текст: Ольга Мамаева
Detailed_pictureНаталья Лотарева. Патруль (Редкие птицы и робот Digidog). 2021. Холст, акрил© Bizar.art

Летом в России запустился маркетплейс современного искусства Bizar, который, как рассчитывают авторы проекта, станет стартовой площадкой для молодых художников. Один из создателей Bizar Антон Нечаев рассказал Ольге Мамаевой о том, кто и сколько в России тратит на современное искусство, есть ли на него массовый спрос и почему такие покупки все чаще переходят в онлайн.

— Вы много лет проработали в одной из компаний большой телекомовской «тройки» (МТС, «МегаФон» и «ВымпелКом». — Ред.). Что вас заставило уйти и заняться современным искусством?

— Когда мы задумывали проект вместе с Ильей Пятигорским (мы работали в одной компании), то полагали, что в современном искусстве все устроено так же, как и в других отраслях: есть специфика, но общих правил гораздо больше. Мы сделали ставку на то, что наших знаний и навыков хватит, чтобы начать, — остальному сможем научиться в процессе. И второе важное обстоятельство: с нами в команде был человек из отрасли, куратор Настя Скворцова. Без нее нам было бы намного сложнее. Мы стали изучать рынок и поняли, что оказались в уникальной ситуации, когда покупатели уже достаточно цифровые, а продавцы еще нет. Такое сочетание обычно дает возможность создать что-то интересное.

— Идея создать маркетплейс современного искусства пришла во время пандемии?

— Идея возникла раньше, но пандемия ускорила процесс. Уверен: если бы не коронавирус, мы бы все равно пришли к этому решению года через два, не позднее. Отрасль современного искусства и дизайна в России развивается невероятными темпами, достаточно посмотреть, сколько людей ходит на выставки, ярмарки, как много появляется независимых площадок и галерей. Все ребята, с которыми мы сотрудничаем, очень активные, они вовлечены в работу, стремятся сформировать комьюнити. Единственное ограничение, которое для них существует, — дефицит площадок, где можно стартовать. Ведь для сотрудничества с галереями нужна какая-то история, а у большинства молодых художников ее практически нет, и, хотя последние лет пять растет уровень самоорганизации, все-таки, как показывает практика, для стабильного уровня продаж необходима институциональная поддержка.

— Вы задумали маркетплейс так, как если бы современное искусство в России было предметом массового спроса. Но очевидно же, что это не так. На какие данные вы опирались, запуская проект? На какой трафик рассчитывали?

— Спрос есть, но широкий — только начинает формироваться. На кого мы ориентировались? На всех. Есть люди с уже сложившимся художественным вкусом, насмотренные и взыскательные: они приходят оценить каталог, возможно, открыть для себя новые имена. Есть покупатели, которые ищут искусство исключительно для того, чтобы украсить интерьер: они ориентируются на внешний вид предмета, остальное их не интересует. Разве что цена. Но уже сейчас, через полгода работы проекта, можно уверенно сказать: покупатели очень разные, и большая часть из них — новички, делающие свои первые приобретения. Мы ставили себе задачу достучаться именно до этих людей. Мы не рассчитываем на быстрый результат, потому что перед глазами множество примеров, когда похожие проекты запускались, но не выходили за нужный период на трек окупаемости, переставали развиваться и закрывались. Ошибочно думать, что достаточно каталога предметов искусства, попавшего в сеть, — и покупатели придут сами.

— А у вас какой трек?

— Бизнес-план составлен на три года. Мы отталкиваемся от трафика, потому что продажи — всегда его прямая проекция. У нас был план на первый год — миллион уникальных пользователей. За пять месяцев накопилось чуть меньше 300 тысяч, и трафик растет от месяца к месяцу.

— В смысле продвижения у вас предусмотрена какая-то офлайн-активность? Все же основной покупатель — не в онлайне, а в офлайне.

— Это правда. Для тех, кто покупает давно, мы интересны как площадка, где можно познакомиться с новыми художниками, которых не найти в галереях. На Bizar представлены и художники, сотрудничающие с галереями, и те, кто работает самостоятельно. Что нам кажется особенно важным: маркетплейс — это возможность быстрого старта для художников из регионов. Сейчас у нас представлены художники из 46 городов, и география расширяется. На неделе перед Хеллоуином мы провели первый офлайн-маркет, участвовали 26 наших резидентов. Попробуем сделать такой формат регулярным.

— Какие финансовые условия предлагает Bizar художникам?

— Комиссия с продажи и никаких дополнительных платежей. Мы делали площадку на хорошем технологическом стеке и сразу подключили специальный продукт «ЮКассы» (бывшая «Яндекс.Касса»), который позволяет художникам и галереям получать оплату онлайн. Это значит, что им не нужно ждать выплаты, клиент покупает у художника или галереи напрямую, деньги приходят на карту в тот момент, когда покупатель принимает работы из доставки. Изучая рынок, мы поняли, что отложенные платежи многих напрягают и это мешает продажам.

— Понятно, что вам не надо быть снобами в белых перчатках, потому что маркетплейсу важен оборот, а не статус экспертной площадки, но снижать качественный барьер — опасный путь. Как вы решаете это противоречие?

— Практика показала, что в стране много интересных художников. Если добавить к этому галереи современного искусства, становится понятно, что две цели — набрать большой каталог и сохранить высокое качество и внимательное отношение к селекции — не противоречат друг другу. Плюс у нас есть кураторы, которые отвечают и за подбор художников и галерей, и за одобрение заявок от желающих попасть на площадку. И тут мы стараемся быть требовательными к кандидатам: из почти двух тысяч заявок одобрено около 70.

— Это единственный фильтр?

— Да, в остальном мы себя не ограничиваем. Мы рады любым медиа и стилям. Если мы видим, что у художника есть интересная идея, техника, необычный взгляд на живопись, мы не смотрим на его историю выставок. У нас есть ребята без выставочного опыта, при этом с хорошим профильным образованием, достойные того, чтобы выйти на широкую аудиторию. Мы стараемся не делать модерацию внутри работ художников, а показывать все. Кто знает, что в будущем лучше выстрелит? Не исключено, что это будут самые ранние работы, на которые мало обращали внимания.

— Сколько работ сейчас в вашем каталоге?

— Мы перевалили за 4000, 400 художников. Несколько месяцев назад на сайте заработал раздел, посвященный дизайну, там уже свыше 400 работ. Это сознательное решение, потому что есть немало покупателей, которые пришли за дизайном, а в итоге купили живопись или графику. Для многих покупка предмета дизайна — это отправная точка к тому, чтобы начать интересоваться современным искусством.

— Уровень цен держите соответствующий?

— Цены разные — от 4000 до 2 млн рублей. Средняя цена в каталоге — около 50 000 рублей. В более высокий ценовой сегмент мы не идем — сомневаюсь, что посетители площадки уже готовы покупать онлайн что-то дороже миллиона.

— Потому что покупать искусство онлайн — в принципе сомнительная идея. Так рассуждают многие коллекционеры, и в ряде случаев с ними трудно не согласиться.

— Мне кажется, чем больше опыта, чем выше насмотренность, тем легче это делать. Гораздо сложнее людям, которые мало видели искусства вживую, у них нет нужных коннотаций, а сайт не способен передать весь опыт взаимодействия с искусством, который можно получить на выставке. Для таких людей есть наши соцсети и новостной раздел на сайте, где мы рассказываем о художниках, обо всех выставках и отправляем людей туда, на эти выставки, чтобы люди увидели, как разные медиа выглядят в реальной жизни. Это всегда в разы лучше, чем на фото, которые размещены онлайн.

Ну и географический фактор очень важен. У нас представлены художники из 46 городов России, люди, интересующиеся искусством, есть не только в Москве. Примерно половина доставок работ у нас междугородняя. Для многих покупателей за пределами столичного региона онлайн — это единственная возможность найти свою работу, потому что пойти и посмотреть на работы вживую в небольших городах возможности нет. Ну и при текущем уровне технологий в онлайне можно не хуже изучить работу — очень часто мы просим художников создавать видеообзоры, делаем фотомонтаж и показываем покупателям, как работа будет смотреться у них дома.

— Вы сегодня ориентируетесь только на российский рынок или планируете экспансию на зарубежные?

— Пока да, на российский, потому что платежная система доступна для российских покупателей и продавцов. Иностранные художники — это следующий шаг. Зарубежные продажи у нас стартуют в будущем году, чтобы их запустить, нужно наладить систему растаможки работ и быстрой доставки, потому что сейчас это можно делать только в ручном режиме.

— Кто из художников сейчас лучше всего продается?

— Больше одной продажи было у 60 художников, там есть и известные имена — Иван Тузов, Максим Има, Алена Терешко, Слава Нестеров, Валерий Чтак, — и много молодых ребят. По направлениям лучше всего продаются живопись, тиражная графика, к современной фотографии у покупателей привычки пока нет, но продажи все же есть. Скульптура — еще один «проблемный» жанр, а вот керамика раскупается мгновенно. С первых дней работы площадки мы включили машинку искусственного интеллекта, чтобы сделать систему рекомендаций. Я поставил себя на место нашего посетителя: если бы меня выбросили в каталог из 4000 работ, я бы сошел с ума и, скорее всего, просто не дошел бы до той самой работы.

— А рекомендации живого куратора предусмотрены? Если я покупаю с инвестиционной целью, искусственный интеллект мне вряд ли поможет.

— Бесплатную возможность проконсультироваться с куратором мы предлагаем всем клиентам, мы видим, что это очень важно для части покупателей — больше узнать о работе, о технике, о художнике в живом диалоге и подтвердить свой выбор или попросить сделать специальную подборку работ для интерьера или по конкретному направлению искусства.

Что касается инвестиций в искусство, куратор Андрей Паршиков сделал для нас инвестиционную подборку. Если покупать для себя инвестиционно привлекательные работы, тут можно опираться только на рекомендации эксперта.

— Вы формируете базу знаний о ваших покупателях?

— Мы разговариваем с каждым покупателем, лучшего способа узнать их нет. В самом начале мы делали исследование по сегментации покупателей, и практика подтверждает его результаты. Сегменты делятся по целям: кто-то покупает, чтобы украсить интерьер, кто-то с инвестиционной целью, кто-то собирает коллекцию, у кого-то просто хороший вкус и он хочет видеть у себя дома достойное искусство. Кто-то хочет поддержать молодых художников, это почти меценатство.

Ну и, конечно, как у всех онлайн-проектов, у нас много данных о пользователях, о каталоге, о художниках. Во время разработки площадки нам сильно не хватало статистики по российскому рынку — объемы, динамика, предпочтения клиентов. Часто приходилось пользоваться заграничными отчетами — например, Artsy Art Collector Report. Поэтому с момента запуска площадки мы решили собирать всю доступную статистику. С сентября начали рассылать нашим резидентам статистический отчет по профилю онлайн-покупателей современного искусства. Нам кажется, что для развития всего рынка очень важно делиться друг с другом накопленными данными: это позволяет лучше понимать клиентов и те пути, на которых их можно искать.

— У вас самого не возникло желания собрать коллекцию?

— Конечно, я что-то приобретаю, но это не системный подход, а эмоциональные покупки. У меня дома есть работы Кирилла Макарова, Вари Чельцовой, Саши Гарт, Лены Цибизовой. Кроме того, мы собираем небольшую коллекцию себе в офис.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Против «мы»Общество
Против «мы» 

От частных «мы» (про себя и ребенка, себя и партнера) до «мы» в публицистических колонках, отвечающих за целый класс. Что не так с этим местоимением? И куда и зачем в нем прячется «я»? Текст Анастасии Семенович

2 декабря 20211702
РесурсОбщество
Ресурс 

Психолог Елизавета Великодворская объясняет, какие опасности подстерегают человека за формулой «быть в ресурсе». Глава из книги под редакцией Полины Аронсон «Сложные чувства. Разговорник новой реальности: от абьюза до токсичности»

2 декабря 20211904