Памяти белорусских креветок

Каталог хитростей и уловок в обход санкционных продуктовых мер

текст: Лидия Калоева, Андрей Ковалев, Александр Стрепетов
Detailed_picture© Кирилл Гатаван / Colta.ru

В субботу вечером в «Перекрестке» в Протопоповском переулке не протолкнуться. Именно с этого магазина мы начинаем свою прогулку в поисках продуктов, попавших под санкции. Главная цель — «белорусские креветки», мидии и норвежский лосось, реэкспортированный из соседней страны. Еще около года назад такую еду очень часто можно было встретить в магазинах среднего ценового сегмента. Сейчас найти подобные вещи на прилавках оказалось невозможно. Но это не значит, что пресловутые мидии нельзя купить. Российский ритейл приспособился к новой реальности и нашел альтернативных поставщиков продуктов, традиционно привозившихся из Европы. Устрицы теперь тунисские, салаты — израильские, а средиземноморскую рыбу привозят из Турции.

Однако не у каждого товара есть равноценный аналог, производимый в другой стране. Это касается, к примеру, европейских сыров. Но импортеры находят множество способов обойти запрет на ввоз санкционных товаров в РФ. Одной из таких лазеек для европейских производителей стало разрешение ввозить в Россию безлактозную продукцию. На таможне часто не проверяют, ввозится ли сыр или разрешенная «сыроподобная продукция». То есть под видом «сырного продукта с растительным жиром» потенциально может осуществляться ввоз европейских сыров. Правда, в июне 2015 года импорт продукции ужесточили: теперь для ее ввоза потребуется спецрегистрация.

Импортеры также пользуются несовершенством таможенной классификации. Например, таможенных кодов на мясо огромное количество, и прописаны они не очень четко. После хоть какой-то дополнительной обработки или даже вовсе без нее есть возможность изменить таможенный код. Очень часто на таможне просто нельзя определить категорию ввозимого мясного продукта. Тот же хамон может фигурировать под разными кодами, и не все из них являются запрещенными к ввозу. Это же относится к молочным десертам и йогуртам.

Летом 2015 года торговля товарами, попавшими под санкции, перетекла в интернет-магазины. Но государство борется и с ними.

Самые популярные способы обхода санкций — транзит и реэкспорт.

С транзитом все просто: фуры с европейскими продуктами ввозятся под видом транзита в Казахстан, но разгружаются в России.

С реэкспортом немного сложнее: европейские товары, попавшие под запрет, реэкспортируются через страны Таможенного союза и свободно продаются в российских магазинах.

Овощи и фрукты реэкспортируются в неизменном виде (так называемый чистый реэкспорт), и проверить их происхождение возможно не всегда. Так, польские СМИ сообщали о том, что польские фрукты и овощи попадают на российский рынок под видом аргентинских и балканских. А в российской прессе появлялась информация о молдавских яблоках под видом белорусских.

Что касается рыбы и морепродуктов, то с ними поступают хитрее — уже в Белоруссии европейскую рыбу, например, солят или маринуют с добавлением специй. Такой продукт считается продуктом, произведенным в Белоруссии. Это и есть те самые креветки.

По данным Белстата, в 2014 году больше всего увеличился чистый реэкспорт в Россию салата-латука — на 2000% (5,9 тыс.т). Среди переработанных продуктов по темпам прироста лидируют свежая охлажденная рыба и рыба сушеная, соленая, копченая. Их поставки увеличились на 126,1% и 125,3% соответственно (0,07 тыс.т и 11,2 тыс.т).

Реэкспорт производится и через такие страны, как Швейцария. По словам члена Общественной палаты Павла Сычева, через некоторое время после введения санкций Швейцария увеличила поставки яблок в пять-шесть раз. «У них земли не хватит столько выращивать», — заключает Сычев. То же самое и с Белоруссией — не закупая ни нового оборудования, ни необходимого количества сырья, страна увеличила предложение молочной продукции.

Реэкспорт оказался самой простой и самой распространенной схемой: Белоруссия и Казахстан никаких санкций не вводили, а по правилам Таможенного союза внутри единой таможенной территории все товары находятся в обращении без ограничений и экспортом не считаются.

Большинство импортеров и дистрибьюторов запрещенной продукции публикует на упаковках несуществующие телефоны.

Впрочем, это положение не помешало России ограничить ввоз продовольствия из стран ближнего зарубежья. С ноября 2014 года российская сторона стала оказывать давление на Белоруссию. Тогда Россельхознадзор запретил ввоз белорусского мяса и мясной продукции на территорию Российской Федерации в связи с «обнаружением опасных для здоровья микроорганизмов». Тогда же было объявлено, что Россельхознадзор запретит транзит продовольствия из Белоруссии в Казахстан без российского досмотра.

Борьба импортеров и государства мало отразилась на спросе покупателей. А если есть спрос, всегда найдется и предложение. Летом 2015 года торговля товарами, попавшими под санкции, перетекла в интернет-магазины. Но государство борется и с ними. Генпрокуратура блокировала несколько сайтов, завела одно административное дело и вынесла несколько предупреждений. Но проверку сайтов, в отличие от розничных сетей, провести оказалось куда сложнее. То, что предложено в интернет-магазине, не означает фактическую продажу. Поэтому некоторые магазины оправдываются тем, что просто не успели убрать наименования ныне запрещенных товаров с сайта и в настоящий момент их нет в продаже.

Хамон в «Цветном»Хамон в «Цветном»

Санкционные товары можно купить и вне сети. Достаточно зайти в любой московский супермаркет класса люкс или на большой рынок вроде Дорогомиловского. На пятом этаже универмага «Цветной» совершенно спокойно продается хамон, завезенный, по словам продавца, после санкций. Также в этом магазине можно приобрести, к примеру, венгерское фуа-гра. В супермаркете «Азбука вкуса» (по адресу Неглинная, 2) в продаже есть замороженные утиные грудки из Франции, итальянские замороженные цукини, большой выбор фуа-гра, в том числе цельного замороженного. Цельный ненарезанный хамон можно купить и в «Глобусе Гурмэ», расположенном в ГУМе.

На Дорогомиловском рынке санкционные продукты, в частности сыры из Германии, Италии и Испании, первоначально продавались открыто. Павел Сычев, регулярно проводящий рейды по торговым точкам в поисках запрещенного, утверждает: «Как только я достаю камеру и начинаю задавать вопросы о происхождении товаров, продавцы рынка тут же начинают бегать, прятать эти товары, потому что все прекрасно понимают. На виду этого уже нет, но из-под полы все равно продают».

В дорогих магазинах, конечно, не убегают от вопросов и не перепрятывают товар, но внятно объяснить, как он попал в Россию, не могут. В офисе «Глобус Гурмэ» на звонки не отвечают, а к телефону ООО «Экофудмаркет», расположенного на пятом этаже универмага «Цветной», подходят только сотрудники торгового зала, которые не в курсе ситуации с продуктами, а также не знают номер секретаря. В «Азбуке вкуса» советуют обратиться непосредственно к локальным поставщикам, у которых сеть закупает продукты, в том числе иностранного производства.

Сейчас кто-то будет делать большие капиталовложения в этот хамон, а завтра границы откроются, и он никому не будет нужен.

Но обратиться к поставщикам не так просто. Подавляющее большинство импортеров и дистрибьюторов предположительно запрещенной продукции или не имеет телефонов, находящихся в открытом доступе, или публикует на упаковках товаров несуществующие номера телефонов. Не липовый номер оказался только у ООО «Рельеф», но подошедший сотрудник отказался от комментариев, сославшись на отсутствие на рабочем месте нужного специалиста.

Впрочем, неразговорчивость компаний-импортеров вполне объяснима. Структура собственности и управления многих из них вызывает много вопросов. Например, по данным «СПАРК-Интерфакс», у компании «Имп-регион» генеральным директором числится некто Дмитрягин Дмитрий Алексеевич. Он же является действующим гендиректором еще 72 компаний и бывшим гендиректором еще 130 компаний. Причем многими из этих компаний он единолично владеет, в некоторых является совладельцем-миноритарием, а некоторые компании продал.

Принципиально иной способ выживания в условиях эмбарго избрал магазин Don Giulio, который специализируется на продаже итальянских продуктов. Сразу после введения Россией продовольственных санкций поставщики подняли цены на треть, и от их услуг, говорит владелец магазина Джулио Дзомпи, постепенно пришлось отказаться. Также постепенно, но радикально магазин поменял ассортимент. Теперь вместо запрещенной к ввозу еды он торгует аналогичной, но произведенной в России по итальянским технологиям. Сыры варит небольшая итальянская ферма в селе Медное Тверской области, два вида колбас — Павелецкий колбасный завод в Москве. Из итальянских товаров в продаже остались безлактозные сыры, сыровяленая мясная продукция и другие товары, не попавшие под санкции. Поначалу выручка магазина снизилась, но после переориентации бизнеса ему удалось вернуться на прежние позиции, говорит Дзомпи. В настоящее время компания готовится запустить собственное производство.

Сыры по итальянским технологиям Don GiulioСыры по итальянским технологиям Don Giulio

Открыть собственное производство запрещенных к ввозу товаров подумывают и некоторые российские предприниматели, в частности, фермеры. Но в некоторых случаях дальше разговоров дело не идет. В августе 2014 года председатель Московского отделения Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов Николай Соин заявил, что подмосковные фермеры готовы начать производство фуа-гра, хамона и других деликатесов, ныне запрещенных к ввозу в Россию. Однако к настоящему времени производство наладить не удалось: «Мы все-таки фермеры, наше дело — произвести. Мы идем в этом направлении, но чтобы прямо запустили — такого нет. Сейчас кто-то будет делать большие капиталовложения в этот хамон, а завтра границы откроются, и он никому не будет нужен. Это риск. Фермер сам производство не запустит, нужны инвесторы, а у нас сейчас с этим плохо».

Однако отдельные энтузиасты все же встречаются. В апреле этого года рязанский предприниматель Сергей Николаев закупил 10 тысяч гусят для откорма и производства фуа-гра в промышленных масштабах и основал компанию «Отечественный продукт». Сергей уже проинвестировал в производство 30 миллионов рублей и готов вложить еще 40 в оборотный капитал. Сейчас гуси подросли, а ферма закупила еще 8500 молодых особей. Реализация, по словам исполнительного директора компании Олега Карабашника, планируется на осень и зиму, ближе к праздникам. Он предполагает, что россияне могут с подозрением отнестись к российскому фуа-гра, но уверен, что свои пристрастия они постепенно изменят, если выпускать продукт хорошего качества.

Июльская прогулка по магазинам подтвердила известную истину: строгость российского закона компенсируется необязательностью его исполнения. Постоянные потребители заморских деликатесов по-прежнему имеют возможность их приобрести, только за чуть большую цену. Для основной части сограждан мало что изменилось. Об этом говорит поисковый запрос по слову «хамон» в Яндексе. Вторым по популярности стоит вопрос: что такое хамон?

Также в проекте «Страна под санкциями»

Что такое проект «Страна под санкциями»?

Про лису и виноград. Попавшие под санкции россияне и их планы на лето

Александр Эткинд — о мистическом единстве «элиты» и сырья и о лекарстве от фантомных имперских болей

Экономист Михаил Дмитриев — об успехах и провалах импортозамещения

Удались ли санкции? И как из-под них выйти? Отвечают экономисты и политологи

«Стреляйте на здоровье». О законопроекте, который позволит полицейским стрелять в женщин и по толпе демонстрантов

«Московская сим-карта решила, что я в другой стране». Как проходит первый полноценный туристический сезон в русском Крыму

Как затыкают дырки в сырах. О русском бизнесе, который выиграл от санкций

Эмбарго на любовь. Как война разрушает границы и проводит новые между людьми. История нескольких расставаний

Полуостров СССР. Крымское лето как путешествие в прошлое

Что будет с НКО, которые произвели в «агенты»?

Комментарии