23 апреля 2015Наука
105420

«Идея об обезьяньих предках человека принадлежит не Дарвину»

Что возразить креационистам, если вам придется с ними разговаривать

 
Detailed_picture© Getty Images / Fotobank.ru

Александр Соколов, главный редактор сайта «Антропогенез.ру», коллекционирует и разбирает аргументы людей, которых травмирует мысль о том, что человек произошел от обезьяны. Его книга «Мифы об эволюции человека» вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн»; COLTA.RU публикует несколько фрагментов из нее.

Миф № 2. Бóльшая часть ископаемых доказательств эволюции человека — подделки.

Да, подделка «ископаемых доказательств эволюции человека» известна. Одна. Это знаменитый пилтдаунский череп. История пилтдаунской фальшивки многократно описана в литературе (в том числе советской). Находка была сделана в 1912 г., разоблачена в 1953-м. Фрагментарный череп и нижнюю челюсть «самого первого англичанина» обнаружили в Пилтдауне (Англия). Найденное существо описали как Eoanthropus dawsoni — «человек зари Доусона». Предполагалось, что этот древнейший предок человека жил на территории Англии миллион лет назад. Через 40 лет оказалось, что череп принадлежит современному человеку, а нижняя челюсть — орангутану с подпиленными зубами.

Так вот, есть сама эта история, и есть мощный пропагандистский миф, созданный вокруг нее борцами с наукой. Часть этого мифа звучит так: после1912 г. в течение целых 40 лет «находка не подвергалась серьезной критике», и «все упорно считали окаменелость подлинной». «Начиная с1912 г. и вплоть до 1953-го все монографии, учебники и энциклопедии объясняли читателю, какое важное место занимает Пилтдаунский человек в эволюционной истории современного человека», — пишет, например, Натан Авиезер, профессор физики Бар-Иланского университета и антиэволюционист, в книге «Вера в эпоху науки». Отсюда немедленно следует вывод: если всех специалистов мира так легко надули и водили за нос в течение десятилетий, ни о какой научности антропологии не может быть и речи!

Давайте проясним ситуацию.

1) С особым пиететом к пилтдаунскому черепу относились в Великобритании (а как же: ведь первый англичанин же!). За ее пределами многие специалисты были совсем не в восторге от «человека зари». Посмотрите, например, что писали об эоантропе советские антропологи. Вот несколько показательных цитат — обратите внимание на годы.

«Вокруг этого “человека зари” загорелись многочисленные споры. Одни ученые доказывали, что могло быть такое существо с обезьяньей нижней челюстью и человеческим черепом; другие им возражали и говорили, что здесь нашли остатки двух существ: во-первых, человека, который жил в послеледниковое время и ничем особенным от нынешних людей не отличался; и, во-вторых, обезьяны, очень похожей на шимпанзе, которая обитала в пределах Англии гораздо раньше — в конце третичного времени, значит, еще до наступления ледников.

Все эти споры еще не закончены, и окончательного решения вопроса об этой интересной находке пока еще нет».

Гремяцкий М. Происхождение человека (1925)

***

«Также особняком стоит череп так называемого пильдаунского человека, найденный недавно в Англии: при высоком развитии черепного свода он снабжен челюстью, очень близкой к челюсти шимпанзе; так как череп и челюсть были найдены отдельно, то явилось сомнение в их принадлежности одному организму».

Милькович Н. Жизнь и история Земли (1928)

***

«Этот палеолитический человек представляет большую загадку, если приписать остатки черепа и нижнюю челюсть одному и тому же существу, что многими оспаривается».

Павлова М. Палеозоология (1929)

***

«Вызвавшая в последние годы много споров нижняя челюсть, которая была найдена в наносных слоях гравия, вероятно, плейстоценового возраста близ Пильтдауна (Piltdown) в Англии, или так называемая пильтдаунская нижняя челюсть (Piltdown Unterkiefer), по Геррит Миллеру (Gerrit S. Miller, 1915), принадлежит “древнему шимпанзе”».

Вебер М. Приматы (1936)

В учебнике антропологии под редакцией В.В. Бунака (1941 года издания) на 350 страницах эоантропу уделен один-единственный абзац в примечаниях к описанию гейдельбергской челюсти:

«Большую древность приписывали эоантропу (Eoanthropus Dawsoni), от которого в Англии в 1911 и в 1915 гг. были найдены остатки двух черепов; найденная вместе с первым черепом нижняя челюсть, по мнению Г. Миллера, принадлежит “древнему шимпанзе” (Pan vetus)».

Бунак В., Нестурх М., Рогинский Я. Антропология (1941)

Итак, факт: никакого единодушного восторга ученых по поводу эоантропа не было. Многие специалисты с самого начала сомневались в подлинности «человека зари» — очень уж он выделялся на фоне остальных находок.

2) Прежде чем рассуждать о дураках-антропологах, которых обвели вокруг пальца, стоит учесть, что в начале XX в. палеоантропология еще только формировалась как наука. Материалов для сравнения было катастрофически мало; научные методы анализа находок еще предстояло разработать. Разумеется, к этому стоит прибавить большое желание английских ученых обеспечить человечеству «благородное происхождение» непременно в пределах Туманного Альбиона.

Именно разработка естественнонаучных методов и позволила в середине XX в. вывести мистификаторов на чистую воду. Ведь разоблачить подделку помог фторовый метод датирования, незадолго до этого предложенный антропологом Кеннетом Оклеем. Метод этот не очень надежный, однако позволяет приблизительно оценить древность костей. Тест на фтор показал, что пилтдаунскому черепу не может быть больше 50 000 лет. Дальнейший химический анализ помог установить, что челюсть, скорее всего, вообще современная.

В «Происхождении видов» автор не касается темы происхождения человека. Дипломатичный и осторожный Дарвин прекрасно понимал, что подступил вплотную к очень щекотливой теме.

Так новые инструменты, призванные служить антропологам, помогли вскрыть обман. И именно широкое использование подобных (только гораздо более совершенных) методик сделало повторение пилтдаунской истории невозможным.

С тех пор вот уже больше 50 лет ни один антрополог не использует в своих построениях череп из Пилтдауна. Зачем? Других найденных материалов и так более чем достаточно. Историю про эоантропа продолжают мусолить в основном «борцы с дарвинизмом». Вероятно, больше мусолить нечего…

Интересно другое: почему подделки и мистификации все-таки временами обнаруживаются в самых разных областях науки? Ведь палеоантропология не является в этом плане каким-то особым случаем. Причина, по которой ученый может встать на скользкий путь обмана, — малоизученная тема. Видимо, должны сойтись вместе несколько факторов:

— молодое, недавно сформировавшееся научное направление;

— сам объект исследования трудноуловим — находится, что называется, на пределе измерений;

— возникает некая мода, запрос общества на открытие.

Раз есть запрос — находятся авантюристы от науки…

Давайте рассмотрим несколько любопытных примеров.

  • Пример № 1. Райские птицы

Восьмого сентября1522 г. в Севилью прибыл считавшийся погибшим корабль «Виктория» — единственное уцелевшее судно из флотилии Магеллана. Матросы «Виктории» привезли с собой шкурки птиц необычайной красоты, подаренные капитану судна молуккским султаном. Диковинных пернатых прозвали «райскими птицами». Их происхождение долгое время оставалось неизвестным (это сейчас мы знаем, что они обитают в Новой Гвинее). Коллекционеры готовы были заплатить баснословные деньги за чучело удивительной птицы. Ну а дальше:

«Торговцы и препараторы ловко использовали этот спрос. И сейчас еще в коллекциях встречаются старые шкурки, искусно составленные из перьев и кусочков кожи самых различных видов райских птиц. Так, “белокрылая райская птица”, которую описал в1787 г. английский зоолог Латам, раздобывший ее чучело для своей частной коллекции, оказалась составленной из шкурок совершенно разных видов райских птиц, с искусно прикрепленными белыми крыльями. Один особенно роскошный вид из коллекции француза Левайяна также впоследствии оказался составным. У этого экземпляра живот, хвост и клюв были от разных птиц. Искусственно прикрепленными оказались и великолепные маховые перья».

Гржимек Б. Австралийские этюды

Интересно, что райских птиц, руководствуясь неверными описаниями, делали безногими. Когда же выяснилось, что лапки у них все-таки есть, умельцы стали приделывать к чучелам райских птиц ноги от галок или даже ястребов…

  • Пример № 2. Кардиффский великан

А теперь познакомьтесь с величайшей археологической мистификацией XIX в.

США,1866 г. Джордж Халл, табачник и скептик, приезжает в городок Кардифф (штат Нью-Йорк) по личным делам. В церкви у него возникает спор с проповедником, рассуждавшим о допотопных великанах. Видя, что прихожане доверчиво смотрят проповеднику в рот, Халл задумывает разыграть своих соотечественников, да еще и подзаработать на этом.

И вот Халл покупает гипсовый блок длиной более трех метров, перевозит его в Чикаго, где нанятые им скульптор и каменотес изготовляют фигуру лежащего человека огромных размеров. Для того, чтобы искусственно состарить ее, скульптуру подтемняют кислотой.

Одни считали, что в таком облике только какой-то бог мог в древности явиться на землю. Другие объявляли его забытым памятником президенту Джорджу Вашингтону.

Ночью «великана» доставляют в Кардифф и закапывают на ферме Ньювелла, двоюродного брата Халла.

В1869 г. великана «случайно» нашли при рытье колодца.

«Уже на следующий день весь штат Нью-Йорк узнал о найденном гиганте. Тысячи людей поспешили на ферму, чтобы посмотреть на него собственными глазами. Мнения относительно его происхождения разделились. Одни считали, что в таком облике только какой-то бог мог в древности явиться на землю. Другие объявляли его забытым памятником президенту Джорджу Вашингтону.

Но все больше раздавалось голосов, утверждавших, что речь идет о первобытном человеке, окаменевшем несколько тысячелетий назад».

Матвеева Г. Американский голиаф

Эта версия и одержала верх. Тысячи зевак стекались в Кардифф, чтобы увидеть «американского Голиафа», и с каждого хозяин находки брал по 50 центов! Великан из Кардиффа наделал много шуму, побывал в нескольких музеях, и, прежде чем обман удалось разоблачить, мистификаторы заработали на «допотопном гиганте» 100 000 долларов.

Кардиффский великан и сейчас находится в Музее фермеров города Куперстаун (штат Нью-Йорк).

  • Пример № 3. Несвободна от мистификаций и физика

В начале XX в., после открытия рентгеновских лучей, появилась мода на всевозможные излучения. И вот в 1903 г. известный французский физик Рене Проспер Блондло заявил, что обнаружил новые лучи, которые он назвал N-лучами. Эти лучи якобы испускались некоторыми металлами, при попадании в глаза могли усиливать способность человека видеть в полутьме и обладали другими чудесными свойствами. Хотя ряду ученых не удалось воспроизвести опыты по наблюдению N-лучей, Французская академия наук удостоила открытие Блондло золотой медали и премии в 20 000 франков.

Для прояснения ситуации в лабораторию Блондло приехал выдающийся американский физик Роберт Вуд. После нескольких нехитрых тестов Вуд убедился, что N-лучи — фикция. Вот как сам Вуд описывает один из экспериментов:

«Затем он показал мне слабо освещенные часы на стене и пытался убедить меня, что он может различить их стрелки, если держит над глазами большой плоский напильник. Я спросил его, можно ли мне подержать напильник у него над глазами, так как я заметил на его столе плоскую деревянную линейку и вспомнил, что дерево было как раз одним из немногих веществ, которые никогда не излучали N-лучи. Он согласился. Я нащупал в темноте линейку и держал ее перед его лицом. О да — он прекрасно видел стрелки. Это тоже кое-что мне доказало».

Этот пример показывает, что авторы лжеоткрытий могут и сами искренне заблуждаться. Судя по всему, Блондло был уверен в существовании N-лучей, причем, по некоторым данным, продолжал верить в них и через 20 лет после разоблачения, сделанного Вудом.

Резюме

Быть может, каждая крупная новая область науки, вырастая из пеленок, должна пройти «крещение большой мистификацией» — и очиститься. Одна такая крупная мистификация была и в истории палеоантропологии. К счастью, она давно разоблачена — и, что характерно, не маргиналами и сектантами, а усилиями самого научного сообщества.

Миф. Бóльшая часть ископаемых доказательств эволюции человека — подделки.

Опровержение. Известна всего одна подделка такого рода — эоантроп, «пилтдаунский человек». Мистификация оказалась возможна на заре становления палеоантропологии, когда знания были скудны, а методы исследований еще только формировались. Развитие науки сделало повторение истории с эоантропом невозможным.

Миф № 7. Если эволюция — реальность, должны быть миллионы скелетов предков человека.

Мистер скептик презрительно хмыкает: подумаешь, несколько сотен находок! Все вокруг должно быть завалено скелетами недостающих звеньев. Мы должны ходить по ним! «Про это и сам Дарвин писал»… А вы на основании считаных фрагментов, разделенных тысячами лет, строите ваши гипотезы!

Давайте считать. И возьмем для счета прозаический объект — домовую мышь. Вы ведь постоянно находите на своем огороде скелеты домовых мышей. Нет? Странно… Смотрите: самка домовой мыши приносит в год 5—10 пометов по 3—12 детенышей в каждом. Каждый детеныш через шесть недель уже достигает половой зрелости и может плодиться дальше. В результате через 12 месяцев их уже десятки тысяч — маленьких серых бестий, способных размножаться и размножаться!

Нехитрые расчеты приводят нас к вопросу: где миллионы мышиных скелетов на территории любого русского села? Кто-то возразит: кости-то маленькие, хрупкие… Хорошо, а куда делись миллионы скелетов антилоп гну, которыми должна быть усеяна африканская саванна в Серенгети? Даже сейчас, несмотря на активную хозяйственную деятельность человека, там живет больше миллиона этих крупных копытных.

Если бы скелеты всех животных сохранялись после их гибели, жить было бы невозможно из-за многометрового слоя костей, который покрыл бы поверхность нашей планеты.

Конечно, человек — не мышь, но и не антилопа гну. Плодовитость человекообразных вообще невелика. Плотность населения (если судить по современным охотникам-собирателям) вплоть до появления сельского хозяйства была очень низкой — заведомо меньше одного человека на квадратный километр, а численность всего человечества не превышала нескольких сотен тысяч.

О'кей, продолжает упорствовать оппонент, так где же кости этих сотен тысяч?

Но если бы скелеты всех животных сохранялись после их гибели, жить было бы невозможно ввиду многометрового слоя костей, который покрыл бы поверхность нашей планеты… В реальности в земле остается крошечная часть останков; в большинстве случаев тела растаскиваются и поедаются падальщиками, а оставшееся — включая кости — поглощается бактериями и грибами, выветривается и размывается.

Чтобы сохранилось хоть что-нибудь, останки должны быть погребены быстро — так происходит, если, например, животное утонуло в болоте или оказалось под слоем вулканического пепла. Но и в этом случае процесс разрушения продолжается.

Давид Ламберт в своей прекрасной популярной книге «Доисторический человек» приводит пример, который показывает, почему останки наших предков сложно найти и почему они часто фрагментарны:

— вот останки погибшего гоминида терзают падальщики — грифы и гиены;

— вот оставшиеся кости растрескиваются на солнце и растаскиваются животными;

— если тело лежало на берегу реки, то при подъеме уровня воды кости покрываются осадками; при этом вода уносит зубы и мелкие фрагменты вниз по течению;

— если затем фрагменты костей обнажаются в результате изменения русла реки, то опять подвергаются действию солнца и разрушаются ветрами и дождем, прежде чем антропологи находят то, что осталось…

Разумеется, если тело не брошено на произвол судьбы, а заботливо закопано соплеменниками, шансы сохраниться резко возрастают. Но хоронить своих покойников стали только неандертальцы — да и то далеко не всегда.

Между прочим, нам очень повезло, что предки человека обитали в саваннах и вблизи водоемов. Жили бы в лесах — черта с два палеонтологи бы столько нашли! В лесной чаще тело, как правило, остается на поверхности и разлагается полностью; а в тех местах, где леса существуют до сих пор, по понятным причинам, крайне сложно вести раскопки. Именно поэтому мы мало знаем об эволюции наших ближайших родичей — горилл и шимпанзе — обитателей африканских лесов.

Сейчас методы поиска ископаемых останков совершенствуются, а палеонтологи работают все аккуратнее, и поэтому находок становится больше, а их сохранность — лучше. Техническая изощренность исследователей поражает. Так, найти останки Australopithecus sediba в 2008 г. позволил популярный сервис Google Earth: с помощью спутниковой карты выявили несколько сотен ранее неизвестных карстовых пещер в Южной Африке. В одной из них — Малапе — и нашли скелеты двух гоминид. А сколько пещер еще ждут своего часа!

Резюме

Нужно благодарить судьбу, а также интуицию и упорство ученых, что найдено так много! И ждать новых удивительных находок.

Миф. Если эволюция — реальность, должны быть миллионы скелетов предков человека.

Опровержение. После смерти тело, как правило, полностью разлагается (включая кости). Останки древних животных, которые находят палеонтологи, — редкая удача; такое возможно лишь благодаря особым условиям захоронения.

Миф № 13. Главная идея Чарльза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны».

Именно за это Дарвина клеймили больше всего: выводили в образе обезьяны на злобных карикатурах, предавали анафеме в религиозных журнальчиках. Однако идея об обезьяньих предках человека принадлежит не Дарвину. Об этом почти ничего не говорится в его главной работе — книге «Происхождение видов путем естественного отбора», и вовсе не в этом заслуга великого натуралиста.

Мысль о том, что предком человека является древняя обезьяна, за полвека до Дарвина высказал другой отец биологии — Жан Батист Ламарк, автор первой законченной теории эволюции. В своей книге «Философия зоологии» в1809 г. (год рождения Дарвина!) Ламарк пишет:

«Допустим в самом деле, что какая-нибудь порода четвероруких — вернее всего, совершеннейшая из них — отвыкла в силу тех или других внешних условий или по какой-нибудь иной причине лазать по деревьям и цепляться за ветви задними конечностями наряду с передними; допустим далее, что особям такой предполагаемой породы приходилось в течение целого ряда поколений пользоваться задними конечностями только для ходьбы, не употребляя на это передних. Несомненно, в этом случае — согласно с приведенными наблюдениями в предшествующей главе — наши четверорукие обратятся в конце концов в двуруких и большие пальцы на их задних конечностях перестанут противопоставляться остальным, так как эти конечности стали служить им только для ходьбы.

Допустим далее, что данные особи, побуждаемые потребностью господствовать и видеть вдаль и вширь, употребят усилия стоять на одних задних конечностях и будут неуклонно придерживаться этой привычки из поколения в поколение; несомненно, их задние конечности мало-помалу примут строение, необходимое для поддержания тела в приподнятом положении, и получат икры; тогда одновременное пользование при ходьбе задними и передними конечностями будет для наших особей очень затруднено».

Ламарк Ж. Б. Философия зоологии, т. 1.

Впрочем, на поразительное сходство человека и человекообразных обезьян обращали внимание еще античные мыслители — например, Аристотель, писавший в IV в. до н.э.: «Некоторые животные обладают свойствами человека и четвероногих, как, например, пификос, кебос и кинокефалос…». Пификос, или питекос, — бесхвостая обезьяна, кебос — мартышка, кинокефалос — «псоглавец» — возможно, павиан.

Дарвин же впервые предложил внятный и обоснованный механизм эволюционных изменений. В книге «Происхождение видов» эволюция объясняется просто и убедительно. Виды изменчивы, каждая особь чем-то отличается от других представителей вида. Ресурсов — пищи и половых партнеров — на всех не хватает. Возникает естественный отбор: более удачные экземпляры выживают и размножаются, неудачные — отбраковываются, вымываются из популяции хищниками, болезнями, конкурентами за пищу. Таким образом, вид меняется; возникают новые формы.

Как уже говорилось выше, в «Происхождении видов» автор не касается темы происхождения человека. Дипломатичный и осторожный Дарвин прекрасно понимал, что подступил вплотную к очень щекотливой теме. Хватит уже того, что он покусился на идею творения всего живого. Если бы Дарвин сразу «рубанул сплеча», современники могли поступить с его теорией так же, как в свое время с идеями Ламарка, — счесть очередным сумасбродством, предать анафеме или просто проигнорировать.

Дарвин, представьте себе, щадил религиозные чувства людей своей эпохи! Потому говорил об эволюции на примере голубей, вьюрков, черепах, медведей, пчел и цветковых растений… Но деликатно умолчал о венце творения — человеке.

Резюме

Миф. Главная идея Чарльза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны».

Опровержение. Эта идея была высказана до Дарвина другими мыслителями. Главная заслуга Дарвина — в формулировании базовых механизмов эволюции всех живых существ.

Отсутствие в наиболее известной книге Дарвина высказываний о человеческой природе послужило почвой для следующего мифа.

Миф № 14. Чарльз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!

«Дарвин был, между прочим, человеком глубоко верующим, получил духовное образование, и даже в “Происхождении видов” есть абзац, восславляющий Творца. А крамольную мысль об обезьяночеловеках ему приписали злобные атеисты».

Как часто бывает в «городских легендах», в предыдущем высказывании правда переплелась с вымыслом. Давайте отделим одно от другого. Чарльз Дарвин действительно окончил духовное учебное заведение — колледж Христа в Кембриджском университете. Но, увлекшись естествознанием, предпочел накатанной дороге служителя церкви тернистый путь исследователя-первопроходца. И, разумеется, эволюционные взгляды не снизошли на Дарвина внезапно в результате откровения, а формировались в течение многих лет наблюдений за явлениями природы, опытов, сомнений.

В своем знаменитом «Путешествии на корабле “Бигль”» (в первом издании 1839 г.) Дарвин еще позволял себе высказывания о «животных, каждое из которых получило при сотворении особого рода организацию» (курсив мой). Дневники Дарвина дают отчетливую картину эволюции его взглядов и убеждений. Впрочем, в наши цели не входит анализ биографии Дарвина. Принципиально здесь следующее: да, «Происхождение видов» — не об истоках человеческого рода. Этому вопросу Дарвин целиком посвятил другую книгу, которая так и озаглавлена — «Происхождение человека и половой отбор». В этой книге, вышедшей в1871 г., автор пишет прямым текстом:

«Если допустить, что человекообразные обезьяны образуют естественную подгруппу, то, зная, что человек сходен с ними не только во всех тех признаках, которые общи ему с целою группою узконосых, но и в других особенных признаках, каково отсутствие хвоста и седалищных мозолей, а также, вообще, по внешности, — зная это, мы можем заключить, что человечеству было дано начало некоторым древним членом человекообразной подгруппы. Мало вероятия, чтобы один член какой-либо из других низших подгрупп мог посредством аналогичных изменений дать начало человекообразному существу, сходному в столь многих отношениях с человекообразными обезьянами. Нет сомнения, человек пережил громадное количество видоизменений, сравнительно с большинством своих родичей, как видно из значительного развития его мозга и вертикального положения. Тем не менее мы должны помнить, что он представляет лишь одну из нескольких исключительных форм “приматов”. <…>

В классе млекопитающих нетрудно представить себе ступени, ведущие от древних птицезверей к древним сумчатым и от этих — к древним предкам живородящих млекопитающих. Мы можем подняться таким образом до лемурных, а от последних уже невелик промежуток до обезьян. Обезьяны разделились с течением времени на две большие ветви: обезьян Нового и Старого Света. От последних же произошел в отдаленный период времени человек, чудо и слава мира».

Видимо, после триумфа «Происхождения видов» автор счел, что время пришло. И опять оказался прав, обозначив и ближайшего родственника человека — шимпанзе, и наиболее вероятную нашу прародину — Африканский континент.

Впрочем, к этому моменту о происхождении человека от обезьяны уже открыто говорили и писали другие ученые. Например, более решительный соратник Дарвина Томас Гексли издал в1863 г. книгу «Место человека в природе», целиком посвященную нашему родству с человекообразными обезьянами. Годом ранее, готовясь к циклу просветительских лекций, Гексли писал жене о своих слушателях: «К пятнице каждый из них вполне проникнется сознанием того, что он обезьяна».

Резюме

Миф. Чарльз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!

Опровержение. В книге «Происхождение человека и половой отбор» Дарвин прямо пишет о наших обезьяньих предках.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мы, зомбиОбщество
Мы, зомби 

Данил Леховицер о том, почему зомби атаковали медиа, академические труды и игры

23 июля 201910670