13 мая 2020Мосты
3411

«Я не верю в концепцию выживания сильнейшего»

Один из самых известных защитников креативных сообществ Лутц Ляйхзенринг — о господдержке частных культурных институций в пандемию и о «ночной экономике»

текст: Ольга Мамаева
Detailed_picture© AFP / East News

Консультант и эксперт в области креативных индустрий, основатель компании Creative Footprint, член правления и спикер ассоциации берлинской клубной индустрии Clubcommission Berlin Лутц Ляйхзенринг 30 апреля принял участие в дискуссии «Поможет ли солидаризация музыкальным клубам вновь открыться после локдауна? Как клубы в Берлине, Москве и Казани переживают кризис» в рамках серии онлайн-ивентов «Креативные индустрии и пандемия. Конец или новое начало?», которые проводятся при поддержке представительства ЕС в России и Фонда имени Фридриха Эберта. До этого в этой серии принял участие Луис Кальдерон, директор культурного пространства La Tabacalera в Мадриде.

Ольга Мамаева расспросила Лутца про его рецепты коллективного и персонального выживания в пандемию.

— По всем прогнозам, которые сейчас делаются экономистами, очевидно, что COVID-19 нанесет самый сокрушительный удар по креативному сектору экономики — театрам, кинотеатрам, ивент-индустрии и другим бизнесам, которые строятся на участии большого числа людей. Могут ли здесь быть исключения?

— Нынешний кризис затрагивает абсолютно все отрасли. Но прогноз для нашего сектора действительно хуже остальных. Индустрия развлечений по всему миру переживает беспрецедентный спад: не осталась ни одной компании, которая бы сейчас не несла убытки, вне зависимости от региона. Это значит, что нас ждет длительный экономический упадок. Теперь для того, чтобы получить контракт, нужно будет конкурировать жестче, чем прежде, и предлагать действительно уникальный продукт. Бенефециарами сложившейся ситуации станут высокотехнологичные компании — не только крупные корпорации, но и небольшие стартапы. Расширятся возможности для цифрового бизнеса — например, в сферах VR или 3D.

— Можно ли говорить об исчезновении или качественной трансформации отдельных индустрий? Например, ивент-бизнеса, который вам ближе.

— Мероприятия, подразумевающие участие большого числа людей, еще долго будут под запретом. Книжные ярмарки, музыкальные, театральные и кинофестивали, различные отраслевые форумы — их дальнейшее существование окажется под большим вопросом. Но я не думаю, что мы полностью их лишимся, скорее всего, они будут восстанавливаться несколько лет и не в полном объеме.

— Может быть, это хороший шанс для рынка, который таким образом очистится от всего ненужного и бессмысленного?

— Я не верю в концепцию выживания сильнейшего. В творческих отраслях есть много компаний, не обладающих большой капитализацией, но при этом создающих существенную ценность для общества. Например, музыкальные клубы, которые работают с экспериментальной музыкой и дают площадку многим талантливым исполнителям. Они в каком-то смысле выполняют социальную миссию, они необходимы, но сильнейшими их точно не назвать. Не хотел бы, чтобы они закрылись и «очистили» рынок.

— Понятно, что бизнес-модели многих компаний будут пересмотрены. Может ли краудфандинг стать основным инструментом развития креативных компаний? В России мы видим, что это уже происходит: многие издания, фильмы, книги, даже события существуют только за счет донейтов.

— Краудфандинг — одна из форм венчурного капитала и в этом смысле, конечно, имеет потенциал. Но не думаю, что его роль стоит переоценивать. Всегда существует риск, что финансируемые проекты не будут успешными. Вместе с тем это хороший способ создания инноваций, поскольку банки и бизнес-ангелы, как правило, не обращают внимания на небольшие проекты. Сейчас у них может появиться шанс.

— Как правительства европейских стран планируют помогать этим секторам экономики?

— Сейчас правительства должны оказывать мощную поддержку таким компаниям, особенно относящимся к малому бизнесу, и, надо сказать, это происходит. Мне трудно говорить за другие страны, но, например, в Берлине частные учреждения культуры, такие, как клубы и театры, получили от государства 30 млн евро. Кроме того, небольшие компании, в штате которых числится до 10 человек, могут подать заявку на получение дополнительных 15 тыс. евро. Это как минимум поможет удержать бизнес на плаву во время карантина и в первые недели после него.

— Оптимисты стараются видеть в каждом кризисе новые возможности. Какие, на ваш взгляд, может открыть для творческих отраслей текущий кризис?

— Во время любого кризиса существует множество способов объединиться с другими игроками в рамках своей отрасли и придумать что-то новое. Сейчас для этого самое время. Кроме того, тот факт, что мы привыкли работать дома при помощи цифровых средств связи, мне кажется большим приобретением. Отказываться от этого инструмента было бы глупо — он несет много всего интересного. Мы можем найти новых партнеров и запустить онлайн-проекты (от фильмов до виртуальных фестивалей), не выходя из дома. Да, это новая реальность, но она по-своему прекрасна.

— Насколько сильно пострадал ваш бизнес в результате пандемии и введенного карантина?

— Мне повезло больше других: я сейчас довольно плотно занят в качестве консультанта. Одновременно составляю послекризисный план работы своей компании Creative Footprint, которая занимается объединением творческих сообществ по всему миру для проведения культурных мероприятий в ночное время. Это популярная тема: во многих городах есть так называемые ночные мэры, которые отвечают за ночную экономику. Она измеряется миллиардами евро и включает ночные клубы, музыкальные площадки, бары, фестивали и другие события с участием тысяч людей. Например, четверть туристов, которые приезжают в Берлин, делает это только ради ночной жизни, прежде всего клубов. Для того чтобы наращивать их долю и делать ночной город привлекательным для креативных сообществ, нужны условия: пространства для экспериментов, сценические площадки, выставочные залы, наконец, магазины и доступная транспортная инфраструктура. Всеми этими вопросами и занимаются ночные мэры. Мы им в этом помогаем не только как консультанты, но и как организаторы культурных программ. Реально работать мы сейчас не можем; полагаю, пройдет еще несколько месяцев, прежде чем мы сможем возобновить наши мероприятия.

— Когда, по вашим ощущениям, мир сможет вернуться к нормальной жизни?

— Я думаю, что никакой «нормальной» жизни в прежнем смысле уже не будет. Но у нас появится реальный шанс создать новый, лучший уклад. Прежде всего — в смысле устойчивости общества.

— Как вы сами переживаете карантин и что самое сложное в этом новом опыте?

— Поскольку я обычно много путешествую, в первые недели карантина наслаждался возможностью побыть дома. Но теперь, когда погода в Берлине становится все более солнечной, я считаю дни, когда снимут карантин и можно будет проводить мероприятия на свежем воздухе. А пока отдыхаю, бегаю в парке и выгуливаю собак — правда, это не помогает бороться с перееданием. Главный лайфхак пребывания на карантине — строго разграничивать рабочее и личное время, иначе вы будете работать без перерыва.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU