10 марта 2021Кино
8292

Берлинале-2021: коронавирус на экране

Анна Меликова о четырех фильмах из конкурса Берлинале

текст: Анна Меликова
4 из 5
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture© Lilies Films
    «Маленькая мама»Режиссер Селин Сьямма

    Восьмилетняя Нелли идет по дому престарелых и прощается с чужими для нее старушками. С собственной бабушкой попрощаться она не успела, и от этого ей грустно. Вместе с 31-летней матерью Марион и отцом они едут в дом, где мать провела детство. Им нужно отчистить дом от памяти. Нелли мало знает о детстве матери. Ей запомнилось только то, что она хотела запомнить: когда-то в лесу мать построила хижину. На следующий день мать исчезает — уезжает куда-то, чтобы побыть со своей потерей наедине, а Нелли идет гулять среди деревьев и опавшей листвы. Там она встречает девочку, очень похожую на нее саму (актрисы — сестры-близнецы). Ее зовут Марион, как и мать Нелли. Несложно догадаться, в каких родственных отношениях состоят девочки.

    Предыдущий фильм Селин Сьямма «Портрет девушки в огне» был большим феминистским высказыванием, интеллектуальным конструктом, иллюстрацией к актуальным гендерным теориям и превратил Сьямма в икону феминизма. На фоне его «Маленькая мама» выглядит очень скромным, тихим, неамбициозным и, возможно, именно поэтому таким честным и живым фильмом. Он рассказывает о желании, которое хоть раз посещало, наверное, каждого человека: увидеть собственных родителей до того, как они стали родителями.

    В другом конкурсном фильме Берлинале, ливанском «Ящике памяти», девушка Алекс тоже «встречается» со своей матерью и видит ее примерно в том возрасте, что и сама Алекс. Эта чудесная встреча происходит благодаря ожившей памяти, которой полон ящик, пришедший по почте: в нем собраны старые дневники, письма и аудиозаписи ее матери, которые та много лет назад посылала свой подруге, оставившей Ливан во время гражданской войны. Селин Сьямма отказывается от таких объяснений. Ей не нужны ни ящик, ни машина времени — достаточно леса. Сценарий фильма «Маленькая мама» Селин Сьямма начала писать одновременно с «Портретом девушки в огне». Когда она вернулась к нему во время локдауна, то обнаружила параллели с тем, что произошло за это время в мире, где многие старики умерли в доме престарелых, не успев проститься с близкими. Тогда она решила, что эта история и должна стать ее следующим фильмом.

    «Маленькая мама» говорит еще и о женской депрессии, передающейся из поколения в поколение. Маленькая Марион растет со страхом, что мамы может не стать в любой момент: та все время повторяет, что каждый ее день может быть последним. Дочь идет в прошлое, чтобы успокоить свою мать: операция на ноге, к которой готовится маленькая Марион, пройдет успешно, ее мать умрет нескоро, а когда Марион станет взрослой, к тому времени у нее уже появятся муж и дочь, которые помогут ей справиться с этой потерей. И маленькая мать в ответ успокаивает свою дочь. «Ты не причина моей грусти», — говорит она ей, грустными детскими глазами глядя в другие грустные детские глаза.

    После того как Нелли наигралась со своей маленькой мамой в ролевые гендерные игры («инспектор» и «красавица»), поплевала вместе с ней в тыквенный суп, напекла блинов, она возвращается домой и спрашивает свою настоящую/сегодняшнюю мать: почему ты мне так мало о себе рассказывала? В ее лице она пытается разглядеть ту маленькую Марион, которую ее мать будто бы от нее скрывала. Но как вообще можно по-настоящему рассказать о себе кому-либо — детям, родителям, друзьям, любимым? И как можно по-настоящему услышать, не упустить тот момент, когда кто-то — родители, дети, друзья, любимые — еще может нам рассказать о себе?


    Понравился материал? Помоги сайту!

    Ссылки по теме
Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202241858
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202236991