20 июня 2016Искусство
8315

Огонь, вода и музейная коллекция

Что меняется, когда работу российского художника приобретает крупный западный музей

текст: Ольга Данилкина
4 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureРабота Анатолия Осмоловского «Chaos — My House» (1993) в Moderna galerija (Любляна)© Moderna galerija
    3. Анатолий ОсмоловскийРаботы находятся в собраниях M HKA (Антверпен), Moderna galerija (Любляна), Museum der Moderne Mönchsberg (Зальцбург) и других.

    В большинстве музеев, где есть мои работы, делали большую сборную выставку русского искусства, после чего работа покупалась в собрание. Иногда на меня выходили и без выставки, а просто потому, что где-то прочитали или услышали. Мне, конечно, очень серьезную информационную поддержку оказала «Документа» (Анатолий Осмоловский участвовал в Documenta XII в 2007 году. — Ред.). Участие в этой выставке многократно усиливает известность и востребованность. Один из галеристов, с которым я сейчас сотрудничаю, даже говорил, что увидел мои работы на «Документе», но боялся подойти и предложить сотрудничество, потому что на «Документе» выставляются только суперзвезды. Таким образом, можно сделать вывод, что самую большую роль играют периодические выставки типа «Документы» или биеннале, хотя стоит отметить, что «Документа» на порядки выше всех биеннале вместе взятых, даже Венецианской. Музей — это ротация, выставка типа «Документы» — одноразовое событие. Их сложно сравнивать: первое — это постоянный замедленный эффект, второе — одноразовый и взрывной. Но с музеем есть и еще одна тонкость: важно попасть не просто в запасник, а именно в ротацию.

    Когда работа художника попадает в музей и его ротацию — это как песня, которая попала на радио, и это самое важное в приобретении твоей работы каким-либо музеем. В идеальной ситуации музей устраивает разнообразные выставки в разных местах. Мою работу многократно показывали в M HKA и на их вывозных выставках, присылали потом оттуда каталоги.

    Наличие работы в коллекции зарубежного музея не особенно влияет на коммерческую востребованность. Особенно в России это слабо работает. Если сравнить с приобретением в коллекции российских музеев, то разница очевидна: все мои работы, которые там оказались, никогда закуплены не были. Это либо так называемое временное хранение, либо Андрей Ерофеев без особого согласия на то художника создал сам его работу — например, достал негативы, напечатал фото, сделал монтаж. В России с этим вопросом полный бардак. Что касается ротации — то здесь она точно так же происходит, как и за рубежом. Мои работы появляются на тех или иных выставках в Третьяковской галерее, это обычная практика. Насколько это действенно и полезно для художника, сказать трудно. Арт-рынок умер в России после известных всем событий, и я думаю, что такой хрупкой системе необходимо много времени, чтобы заново настроиться: другая эпоха предполагает другую систему ценностей, другие мотивации по приобретению, наконец, наверное, других людей.

    Понравился материал? Помоги сайту!

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте