9 августа 2021Кино
12995

Гид по MIEFF-2021

Эволюция киноглаз, 16-миллиметровые фильмы Натаниэля Дорски и новый Мэтью Барни

текст: Дарина Поликарпова
5 из 10
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureКадр из фильма «Письма о конце света»© MIEFF
    «Письма о конце света» (2021) / «Неудавшаяся пустота. Время» (2021)Режиссер Дина Караман / Режиссер Мика Таанила

    Кажется, ни одна фестивальная программа 2020-х не сможет обойтись без рефлексий о пандемии — не обязательно как о событии социальном и политическом. Напротив, в чести более интимные повествования. «Письма о конце света» Дины Караман работают с карантинным локдауном как пространственным явлением: когда область, открытая взгляду, внезапно сузилась до рамы домашнего окна. К тягучим кадрам нецентральных петербургских улиц прикладываются данные того органа чувств, которому оказалось по силам преодолевать ограниченное пространство, — уха. Караман собирает со всего мира рассказы о приватных грезах и сновидениях, не вмешиваясь в аутентичность звучащих голосов и уличных шумов. В теории кино не раз отмечалось, что слышимое, в отличие от видимого, лишено пространственной определенности: у него нет подобия «кадра», опирающегося на замкнутые границы. Вряд ли когда-либо еще наше восприятие пространства так сильно напоминало кинематографическое. Неподвижная точка взгляда и охота за звуками, дающими надежду: где-то там, за пределами видимого, что-то дышит, живет, становится.

    Фильм Мики Таанилы — частого гостя российских экспериментальных фестивалей — тоже резонирует с превращениями пандемической чувственности, но работает со временем, а не с пространством. «Неудавшаяся пустота. Время» точно нуждается в герметичности кинозала: бóльшую часть хронометража зритель поглощен черным/белым экраном. По замыслу Таанилы, эти условия должны спровоцировать переживание темпоральности, где ничего не происходит, где всякое движение лишено прогресса и цели, а привычные маркеры временного течения (вроде шкалы или секундомера) ничего не значат. Многие мечтали о таком времени — «открытом поле», освобождающем, вырывающем из убогой одномерности последовательных шагов, — но его же, ощутив, испугались сильнее замкнутой комнаты.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202240273
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202235817