19 апреля 2018Кино
247

Бергман и современность. Восемь сходств и два отличия

Ретроспектива Ингмара Бергмана на ММКФ: как на все это смотреть

текст: Василий Корецкий
9 из 10
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureКадр из фильма «Из жизни марионеток»© Bavaria Film
    Нелюбовь

    Точка, в которой счастливая любовь двух свободных людей превращается во взаимную ненависть скованных одной цепью неврастеников, была обозначена Бергманом четко: законный брак, рождение ребенка. Лето анархической любви юных Моники и Харри заканчивается с их визитом в службу регистрации браков. Дальше — каторжный ад работы, заботы о детях, измен. Буржуазный брак уничтожает не только любовь, но и людей: управленец Петер («Из жизни марионеток») в какой-то момент начинает фантазировать об убийстве жены (и в итоге убивает проститутку). Выхода из карусели разочарований нет — «Сцены из супружеской жизни» наглядно показывают, как всякая новая любовь превращается в нелюбовь. В отличие от нашего соотечественника Звягинцева, Бергман не делает из этих грустных обстоятельств большой алармистской истории: его фильмы не бьют в набат, а раз за разом буднично констатируют неизбежность такого положения вещей в европейской цивилизации (сегодня скорбную эстафету Бергмана успешно несет Михаэль Ханеке — в его вселенной высшим проявлением любви тоже оказывается убийство партнера).

    Кстати, Звягинцева объединяет с Бергманом не только скептическое отношение к институту брака (см. «Нелюбовь», «Елену», «Изгнание» — да и героиня «Левиафана» тоже не слишком верна мужу). Как и кино Звягинцева у нас, фильмы Бергмана воспринимались шведской критикой с легким раздражением: его тоже считали режиссером экспортным, главным шведским сувениром и обидно называли «дала» (шведская деревянная лошадка, знакомая каждому посетителю IKEA).


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322711
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327558