Проклятый, злой и русский

Хиты корейского бокс-офиса и фильмы Дени Коте (новые и не очень)

текст: Василий Корецкий, Наталья Серебрякова
3 из 4
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    «Вопль»Режиссер На Хон Джин (2016)

    В уездном городке Коксоне открылась дверь в ад: то тут, то там обнаруживаются трупы, покрытые сантиметровой копотью и ужасными язвами, вскоре зараза перекидывается на живых, и те, обезумевшие и воющие, начинают грызть, рубить и резать близких. Здесь мать перебила своих детей и сожгла себя вместе с домом. Там голая женщина стучалась ненастной ночью в окна полицейского участка, а потом повесилась на дереве. В лесистой долине видели японского туриста с горящими глазами и в полиэтиленовом подгузнике — голый демон рвал зубами сырого кабана.

    Расследовать происшествия — точнее, быть онемевшим свидетелем, а потом и невольным соучастником этого инферно — приходится упитанному участковому Джун-го, местному Анискину (вечно забывает взять на работу оружие, едва помнит правила обращения с уликами). Пока начальство и медики пытаются списать все на злоупотребление псилоцибиновыми грибами, сентиментальный милиционер робкими шажками входит в самое сердце тьмы: ночью ему является голый турист, днем — тревожные знаки сатанинского культа. И вот уже оборотни мяукают на чердаке его собственного дома, а родная дочь, увидев во сне страшного незнакомца, начинает грубить отцу и рисовать в тетрадке Люцифера. Здравствуй, Каркоза!

    «Вопль» действительно напоминает доведенный до гомерического экстремума «Настоящий детектив»: мимика играющего протагониста Квак До Вана, похожего здесь на изумленного Карлсона, заметно превосходит своей немой экспрессией бровки Колина Фаррелла, а того количества ада (и сюжетных твистов), которое вываливается на него, хватило бы на четыре сезона иного сериала. Как это обычно бывает в хорошем корейском фильме, сюжет тут не ограничивается одним жанровым каноном — корчи комических зомби перебиваются действительно леденящим саспенсом, а моменты лирического «доброго кино» служат идеальным топливом для общей мизантропии и нигилизма, так характерного для корейского триллера вообще; не гнушаются авторы проливать и слезинку ребенка (а также, само собой, кровь мам, пап и бабушек). Масса улик и сюжетных ответвлений разбросана (точнее, брошена) на периферии сюжета так, что разобрать, где тут черти, а где — просто духи мертвых, можно только со второго, а то и третьего просмотра (возможно, этим обстоятельством и объясняются внушительные сборы «Вопля» в корейском прокате). Отдельным бонусом идет моноспектакаль Хван Чон Мина, великого характерного актера, играющего тут шамана-«решалу» (экстатические хореографические номера прилагаются). В полной же мере насладиться игрой этого мастера кривой усмешки и блатного прищура можно, посмотрев главный хит корейского проката «Злой прокурор» (см. ниже).


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Письмо человеку ИксВ разлуке
Письмо человеку Икс 

Иван Давыдов пишет письмо другу в эмиграции, с которым ждет встречи, хотя на нее не надеется. Начало нового проекта Кольты «В разлуке»

21 мая 20241772
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202326975
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202330718