18 января 2022Молодая Россия
6480

Что такое Crooked Mirror

Рассказ Алексея Николаева о радикальном дополнении для обработки фотографий будущего

текст: Алексей Николаев
Detailed_picture© Colta.ru

Мы продолжаем публикацию лучших работ, присланных на конкурс «27 сентября 2050 года»: мы предложили молодым представить себе будущее России через 30 лет.

Работы публикуются в специальном разделе Кольты «Молодая Россия», который делается при поддержке Фонда имени Фридриха Эберта.

Напомним, что конкурс был проведен на Кольте в связи с выходом книги «Россия-2050. Утопии и прогнозы» под редакцией Михаила Ратгауза.

Сегодня мы предлагаем вам почитать пришедший на конкурс рассказ Алексея Николаева.



Описание приложения в All the Stores

2-я волна обновлений приложения Let's try! стартует самой радикальной программой персонификации последних лет!

— используй золотое сечение, пентакль, вписанный цилиндр Архимеда и десятки других безупречных пропорций для модификации своей фотографии!

— ищи новые соотношения красоты в Случайном режиме!

— примерь на себя готовые пресеты, основанные на реальных: София Гинзбург, Антон Мицкевич, Мариам Сандерс и другие!

— добавь уникальный, востребованный и прибыльный контент к своим социальным сетям!

Let's try!

Crooked Mirror — дополнение для обработки фотографий согласно Альтернативной теории пропорций (англ. APT). Пользователь загружает в приложение фотографию человеческого лица или тела. Приложение пересобирает изображение тела, подгоняя его детали под совершенные математические пропорции или случайным образом (на выбор).

Сервис работает по системе френдли-фри — использование программы бесплатно, но за просмотр чужих фотографий нужно платить: 0,15 фунта, 100 рублей или 6 криптокопеек в зависимости от вашей расчетной системы.

Права на авторские пресеты защищены законом. Подключено к системе «Микроиск».

Обзор

Приложения серии Let's try! выходят одновременно на всех платформах, включая линзы и четырехточечный экран. Для обзора я выбрал версию на четыре точки, потому что:

а) еще не отвык от удовольствия ставить точки на окно своей лоджии с сигаретой в зубах;

б) детальный вывод графиков на фотографию удобнее смотреть на большом экране.

Разработчики Let's try! повернули наше время на другой бок. Изначальная идея ролевых анонимных сервисов позволяла опробовать себя в непривычных ролях — профессиональных, половых, гендерных и проч. Родившиеся в 20-х точно помнят звонкий треск вызова на пожар, когда школьники просились в туалет и мчались в соседний квартал тушить цифровые язычки пламени в магазине обуви. Затем в сервис добавили новые социальные роли, общение с чатботами и перешли к актуальным повесткам. Выбор пола и предпочтений мало влиял на отыгрыш профессии, но менял содержание сюжета и внутриигровых переписок. Один круг (жизнь персонажа) сократился до месяца реального времени. Реиграбельность обеспечивалась выбором новой профессии и роли, из-за последней проект многие восприняли как просветительский.

Приложение запретили, отчего, разумеется, выросла его популярность, потом — опять разумеется — стали смотреть на него сквозь пальцы.

В итоге Let's try! выросло до состояния гибридной социальной сети и успешно монетизировалось. Не жалко выложить немного денег, чтобы увидеть бисексуальный флирт одноклассницы с чатботом. С другой стороны, пользователь сам выбирает участки активностей для демонстрации, разработчики не стали играть в Большого Брата. Даже наоборот — каждый круг история действий полностью стиралась. Механика сработала отлично, автоудаление активностей стимулировало пользователей сохранять как можно больше. А сохранять иначе, чем в сторонних социальных сетях, нельзя (спасибо системе быстрых микроисков). В итоге каждый пользователь Let's try! хотя бы однажды выкладывал в свой аккаунт потрясающий опыт свадьбы, рождения/усыновления ребенка и даже поведения родственников на его похоронах.

В 2045-м издатель приложения Electronic Arts сотрясался от исков со стороны движений за права и свободы кого угодно. Некоторые из этих процессов тянутся до сих пор, но издатель все равно остался в выигрыше. Выскажу банальную мысль: избыточные запросы нового поколения ускоряют принятие воззрений поколения предыдущего. На фоне экстенсивного расширения воззрений в 2010-е и 2020-е годы классическая ЛГБТ-повестка быстро стала консервативной и «меньшей из зол» для натершего руки камнями социума.

Социум — это широкий круг граждан, который был адресатом экзобайтной по объему полемики тех лет (да и этих).

Акция Alternate Proportion Theory Софии Гинзбург гарантировала легализацию (равнодушие) всей полигендерной тематике 2030-х годов. Радикальные операции по изменению внешности — первое, что потрясло общественность в 2040-е годы. Огрубление лица и частей тела до состояния геометрических фигур, добавленные наросты и несимметричное удлинение частей тела. Причисление к лику фриков. Публичное принятие ислама. Несколько покушений. Ни одного публичного выступления после демонстративной акции в Дрездене. Смерть в море во время акции в защиту экологии. Каким-то чудом Гинзбург нашла первых последователей, которые сплотились в первое радикальное движение невоенного характера в XXI веке. Все, кто искал новый панк, отгрызли себе локти.

Let's try! включили APT в обойму безопасных симуляций раньше, чем кибернетиков. Люди с протезами и имплантами организовали упредительную атаку в отзывах, наотрез отказавшись рассматривать себя в качестве носителей отдельной роли. А быть приверженцем APT — это роль?

Теория альтернативных пропорций, вопреки названию, не имеет теоретического обоснования. Единственный программный текст движения — это комментарий Софии Гинзбург к акции «Кривое зеркало». Там есть такой отрывок: «…Тело человека — естественный барьер между сознанием и бессознательным. Уничтожая привычный облик своего тела, личность нарушает работу сознания и смотрит на свое тело как на посторонний мыслительному процессу объект… Нас завораживают детали. Этот эксперимент призван превратить тело в комплект совершенных деталей, собранных воедино по правилам математической, а не человеческой гармонии».

Роль состоит из врожденных установок личности. «Кривое зеркало» Гинзбург задумано и исполнено как философский эксперимент или, если угодно, риторический вопрос.

Фактически APT не является ролью, это духовная практика. Никто не может утверждать, что чувствует себя вписанным в шар цилиндром с коллекцией сложных графиков вместо конечностей. APT — это ультрааскетизм, насилие над плотью. Это нарушает цельность игровой среды, которая исключает различие по идейным или религиозным признакам.

Получается, что разработчики Let's try! зашли на чужую территорию. И это сильно портит игровой процесс. Даже хуже: с точки зрения геймплея APT это провал. В основе симуляции лежит цисгендерный чатбот с набившими оскомину беседами. Уникальных ситуаций всего две: интервью (более-менее интересно реализованное) и предложение о киносъемке. Киносъемку явно достали из запасников для очередного обновления. Ситуация подходит для любой роли, и конкретно идея APT в ней ничем не выражается. В следующем патче эти добавки наверняка станут общими для всех ролей, как уже было с массовым собранием у пантрансов.

Но Crooked Mirror все-таки хочется похвалить за эстетику. Алгоритмы Let's try! выдают завораживающие кадры, которые — ура! — наконец-то можно обработать фильтрами. Микроиски за обработку игровых фотографий больше не предъявляют, и в этом огромная заслуга юристов Electronic Arts. К сожалению, это едва ли не единственный повод радоваться обновлению.

Интерфейс не претерпел значительных изменений. Панель фильтров свайпом кверху раскрывается на удобное поле иконок, под каждой из которых расположен ползунок интенсивности. Сказанное верно для четырехточечных экранов, но коллеги уверяют, что на других устройствах новая панель тоже удобная.

Режим просмотра персонажа для APT-фотографий выглядит оригинально и необычно. Помимо стандартных сведений «рост-вес-возраст-прочее» режим показывает графики функций и геометрию построения персонажа. Выглядит очень эффектно и, чего уж, красиво, но в случайном режиме это не работает. Случайный режим вообще напоминает стандартную обработку нейросетью, но в целом в концепцию вписывается. Вообще, конечно, жаль, что в обзоре столько «но» и «не».

Плюсы:

2-ю волну дополнений открыли живым, интересным и спорным концептом.

Две новые ситуации, которые наверняка перекочуют в список общих.

Фильтры для внутриигровых фотографий.

Красивый режим просмотра информации о персонаже.

Удобная монетизация со всеми тремя ходовыми валютами на выбор.

Минусы:

Кроме красивой картинки, игра ничего не предлагает, вжиться в образ не получится.

В основной режим не внесли никаких изменений.

APT доступны все профессии, включая хирурга и ювелира. Глядя на руки игровых персонажей, в это слабо верится.

Разработчики нарушают базовую идею Let's try! и не обосновывают свое решение новыми игровыми механиками.

Оценка: 6

Запись в блоге

Редактор на моей первой работе учил нас трюку, сбивающему лишнюю критическую спесь. Ставить оценку собственному обзору. Я иногда читаю работы коллег, вышедших из-под его крыла или оставшихся. Нас всех отличают осторожность формулировок и строгость уровня бабушки-охранника — все очень мило, но без паспорта не пройдешь, хоть убейся.

Не таков старый хрыч. Он из той породы, что разносит неугодное в пух и прах и даже любимое защищает с яростью. У него на доске висела бумажка «Превосходно с чистым сердцем», и на столе лежала такая же печать. Наши обзоры он правил чисто механически, вычищал штампы, убирал речевые обороты. Мы сами ставили себе оценки. И те, кто ставил «отлично», очень скоро покидали уютную редакцию. И я ушел, хотя и с тройками. В гробу видал, я не такой, как он, не такой, как они, у меня повышенный порог самокритики, меня вообще не следует печатать, я мечтал о журналистике в школе, стал на рельсы и теперь не могу выпутаться, не потеряв комфортного уровня дохода.

Больше всего бесит интеграция рекламы. Четырехточечный экран я вытащил из шапки с бумажками и теперь должен вворачивать его в половину написанных текстов. «Рабочее пространство для анализа данных с полным набором мультимедийных функций». Пробковая доска и стикеры в тысячу раз удобнее. Экран бледный. Если расставить точки шире, чем на полметра, изображение прореживается полосками, а жесты глючат. Но я и правда прикипел к этой бессмысленно дорогой побрякушке, мы друг друга стоим.

Издалека человек с удачной карьерой похож на специалиста. Энтузиасты последний хлеб без масла доедают, пока ребята вроде меня ноют о жизни в трехкомнатных квартирах. Хотя чушь это все, всегда так было, а мне надо взять себя в руки и записаться на терапию.

Когда я печатаю по ночам, при свете монитора мне мерещится один и тот же кошмар: в комнату заходит человек, лица его не видно. Он заходит быстро, меня захлестывает паника, я вскакиваю на ноги и хватаю в руки выкидной нож. Но незнакомца уже нет, есть только остывающий страх, который будоражит и мешает уснуть.

Примерно по этой же причине я не могу спать в самолетах. Я не боюсь летать, но понимаю тех, кто боится. Мои ощущения от полета стандартные, самолет — как маршрутка с необычным видом из окна. Но если я засыпаю, в сознание просачивается понимание происходящего. Километры подо мной становятся осязаемыми, а самолет пропадает. Я чувствую, что падаю из кресла прямо в пропасть, страх смерти возвращает мне бодрость, а с ней и душевное равновесие. Я опять в маршрутном такси. Но я понимаю тех, кто боится летать, и не осуждаю тех, кто переживает полет пьяным.

Я часто думаю о том, что страх и тревога тесно связаны с осознанием происходящего вокруг. Может, это только первая ступень или полступени, но в необычном направлении. Мне кажется, что вокруг стало больше тревоги. 15 лет ковидно-лемного сенокоса привели к тому, что человечество помолодело лет на двадцать. Мы как будто остались без родителей. Как будто скатились в XIX век, когда люди за пятьдесят считались глубокими стариками.

Когда начались всероссийские забастовки с требованием снизить пенсионный возраст, я ничего не ощутил как потребитель. Паникующее население за неделю высосало полки магазинов дочиста, но я-то не хожу в магазины. Рестораны и службы доставки спокойно перенесли этот месяц, разве только выросли цены — ну, выросли и выросли. Обвинения ресторанов в штрейкбрехерстве звучали неуместно при открытых магазинах. Пусть даже открылись не все.

IT и медиа в бытовом сознании — это параллельная экономика, гиперкапитализм (как же опостылело это словечко). Обеспеченные люди родом из интернета заняли свое место среди таких же обеспеченных людей родом из других мест. Снизу плещется море.

Но это я к чему: неделю назад я написал обзор на дополнение Crooked Mirror для приложения Let's try! и поставил ему шестерку. И оценка моя не изменилась. Вот только я все равно запускаю его каждый день. Растягиваю четыре точки и смотрю свои фото и фото друзей. Обязательно с графиками функций. Я ни черта в них не понимаю, но и взгляд оторвать не могу.

Добровольное уродство состоит из красивых, безупречных деталей. Сама эта мысль настолько прекрасна, что я могу тратить часы и часы, погружаясь в нее с головой.

Автор

Алексей Николаев

Возраст: 30 лет
Город: Санкт-Петербург
Род занятий: контент-редактор, спикер по истории искусства


Понравился материал? Помоги сайту!