13 марта 2017Кино
143

Полуподвал, полукошмар

Дни берлинского кино в ЦДК

текст: Василий Корецкий, Анна Меликова
3 из 4
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture© Martin Neumeyer
    «Лотта» («Lotte»)Режиссер Юлиус Шультхайс

    30-летняя Лотта работает медсестрой в одной из берлинских больниц, саму ее нельзя заподозрить в здоровом образе жизни. Лотта легко могла бы оказаться среди героинь «Oh Yeah, Berlin» — она живет в постоянном движении, любит вечеринки, алкоголь и приключения. Когда после ссоры с бойфрендом Лотта оказывается на улице с чемоданом, то быстро находит куда приткнуться. Не привязанная ни к чему и ни к кому, она наслаждается свободой и беззаботностью. Ухаживать за другими — это ее работа, но никак не личная потребность. Когда в больничной палате оказывается девочка-подросток Грета, Лотта надеется, что отделается как всегда: предложит сигарету, наложит пару швов — на этом всё. Но Грета начинает навязчиво требовать к себе внимания. И, как следует из нечеткой логики фильма, имеет на это право.

    Начинающаяся как фильм-портрет, «Лотта» постепенно превращается в семейную драму и в обоих случаях выглядит не очень убедительно. О прошлом главной героини и вообще о ее жизни за пределами кадра мы узнаем немного — и, кажется, потому, что для самого режиссера она остается загадкой. Там, где у него появляются вопросы без ответов, Юлиус Шультхайс предпочитает обрывать сцены, а не раздумывать над достоверностью ситуаций и характеров. Свой дебютный фильм Юлиус снял при помощи краудфандинга: финансирование осложнялось из-за сценария, мало кто был готов поверить, что 60 страниц превратятся в 90-минутный фильм, а отсутствие мотиваций — в изысканную драматургию. Собственно, сырой сценарий и остается главной проблемой «Лотты», которая не лишена, однако, забавных сцен и актерского запала.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Письмо человеку ИксВ разлуке
Письмо человеку Икс 

Иван Давыдов пишет письмо другу в эмиграции, с которым ждет встречи, хотя на нее не надеется. Начало нового проекта Кольты «В разлуке»

21 мая 20243481
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202327331
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202330912