22 декабря 2020She is an expert
7417

Леда Гарина: «Ужасно, когда чувствуешь гнев и ярость и ничего не можешь с этим сделать»

Легенда петербургского феминизма — об акционизме, театре, политическом искусстве и городских фем-пространствах

текст: Леда Гарина
Detailed_picture© Дана Кавелина

Леда Гарина не нуждается в представлении: четыре года назад, опираясь на минимум ресурсов и максимум единомышленниц, она организовала «Ребра Евы» — крупнейшую в России платформу, соединившую искусство, феминистское просвещение и гражданские инициативы. Для раздела She is an expert Леда прокомментировала несколько основных направлений своей работы, рассказала о том, как соединяет театр с акционизмом, куда двигаться дальше, что дает силы и что их отнимает.

Как все началось

Не могу сказать, что мне был интересен фем-активизм. Вначале я старалась помогать левым организациям, которые выступали за честные выборы, независимые профсоюзы и так далее. Но я поняла, что они были скорее пассивистскими организациями, чем активистскими. В смысле, очень инертными и не планирующими развития. Я поняла, что мне их не сдвинуть. Людям нравится что-то долго обсуждать, использовать способы, которые уже 100 лет как неактуальны... Как будто это какая-то ролевая игра. А феминистки были очень активны и подвижны, и я поняла, что это те люди, с которыми действительно можно работать.

«Скажите когда хватит». Марсово поле, 23 февраля 2017 года«Скажите когда хватит». Марсово поле, 23 февраля 2017 года© Архив Леды Гариной
Уличное искусство

Мне кажется, я стала заниматься уличным искусством после акции «Х∗∗ в плену у ФСБ», потому что для меня стало очевидным, что вот это искусство, а то, что происходит в театрах... Эм-м-м... Самое подходящее слово — дрочерство, не знаю, как сказать более этично. Искусство для искусства, вот. Закрытый пассивный элитистский кружок. Ну и, так как я пришла в активистскую среду, желающие всегда находились. Это вообще моя главная суперсила с детства — находить желающих для своих инициатив, будь это путешествие, постановка или ремонт. Главным ощущением после акций было облегчение. Ужасно, когда ты чувствуешь гнев и ярость, но ничего не можешь с этим сделать. Высказывание в публичной среде — это всегда облегчение. Ты чувствуешь, что делаешь то, что должна. То, чего не могла не сделать.

© Архив Леды Гариной
Fake news про захват Кремля

Ну, прежде всего, новость была не фейком. Мы совершенно точно были в Кремле на четырех разных точках. И это была сложноспланированная симультанная акция сама по себе. Даже фото на башне не было полностью фейковым — мы реально сшили баннер, зажгли фаеры и сфоткались на фоне красной кирпичной стены.

Но был ряд недочетов, которых мы не учли. Во-первых, мы не учли, что нас сдаст собственный фотограф, додумавшийся опубликовать «расследование» с метаданными, которые показывали, что это фотошоп. Какой смысл был в том, чтобы «топить своих», особенно если не ты это снимал, — до сих пор не понимаю. То, что это фотошоп, открылось бы в любом случае, но позже дня на полтора.

«Захват кремля». 8 марта 2017 года«Захват кремля». 8 марта 2017 года© Оксана Замойская

Во-вторых, мы не предполагали, что журналистки «Новой газеты» поедут с нами в отделение, что публикация материала будет затягиваться и что мы не сможем пользоваться мобильными, чтобы координировать работу питерской группы. По нашим расчетам, сначала должна была выйти публикация в «Новой газете», а только потом пойти рассылка по остальным СМИ с добавочным кадром.

В-третьих, мы не рассчитывали, что «Новая» решит делать расследование против нас и долбать всех, кто с нами общался. Я расцениваю это действие как «бей своих, чтобы чужие боялись». Абсолютно бессмысленное. Но, увы, акция была слишком сложной для планирования за неделю, какая-то лажа обязана была случиться — вот она и произошла. Не худший вариант.

Самым неприятным оказалось то, что все это пришло со стороны условно «своих». А реакция «чужих» была ожидаема, тут уж что женщина ни сделай — она виновата тем, что женщина.

«Правила ведения войны», репетиция. Киев, 2016«Правила ведения войны», репетиция. Киев, 2016© Архив Леды Гариной
Об активизме и театре

Для меня исчезла грань между активизмом и профессиональным театром, потому что я выпускаю только политические спектакли. Разница — только в работе с исполнительской командой.

В театральных вузах воспитывают намеренно аполитичных людей, которые боятся любого высказывания. Поэтому часто месседж приходится от артистов прятать либо они его не видят в упор. Они выходят, чтобы «играть на сцене», гражданских высказываний от них ждать бесполезно. Зато они прекрасно танцуют и поют, знают, что это их работа, и т.д. Если на сцене активисты — то это как раз твои единомышленни_цы. Исполнительская схема для них будет проще. Но на результат это не влияет.

Конечно, со вторым вариантом работать намного интереснее, чем с вариантом «пешки». Люди не хотят думать, принимать решения и говорить от своего лица. А самое обидное, что это не личностный дефект профессиональных артистов и артисток — это дефект всей российской системы образования вообще и художественных вузов в частности.

«Правила ведения войны». Киев, 2016«Правила ведения войны». Киев, 2016© Архив Леды Гариной
«Ребра Евы»

«Ребра Евы» — это та идея, которую я вынашивала с 2010 года, когда еще не знала слова «феминизм». Проект по работе с изменением общественного мнения путем политического искусства, которое развивается в разных регионах. Это основная суть. Потому что для того, чтобы изменять проблему, нужно сперва признать ее наличие. А площадка — это одно из средств, которые мы используем.

Сперва мы хотели просто офис, потому что работать приходилось очень много и в основном мы делали это у меня на кухне или шли в кафе. Но как только мы его открыли, мы поняли, что на фем-пространство в городе очень большой запрос. И буквально за несколько месяцев наше расписание стало выглядеть как семь мероприятий в неделю. А потом и все десять. Сейчас «Ребра» — это разветвленная структура, включающая 13 направлений работы. Это и сайты, и книгопечать, и группы поддержки, и фестиваль, и еженедельные лекционные программы, и фем-школа, в общем — много всего. В идеале феминизм должен победить в стране при нашей жизни, если все пойдет хорошо :).

Если говорить о том, что нравится конкретно мне, — всегда нравится неизвестность. Из тех направлений, которые работают хорошо, я устраняюсь, потому что они работают и так. И придумываю новые, чем занимаюсь и сейчас.

Феминистская колонна на первомайском шествии. 2018Феминистская колонна на первомайском шествии. 2018© Архив Леды Гариной
Помехи

Самая острая проблема российского феминизма — это страх. Страх общества признавать наличие ключевых проблем. Страх признать наличие гендерной дискриминации. Потому что жизнь каждого человека после признания проблем изменяется. Как только ты признаешь наличие проблемы, ты понимаешь, что она везде.

Твоя жизнь состоит из дискриминации, насилия и несправедливости. И большую часть мировой истории было именно так.

А это крайне неприятная мысль.

© Дана Кавелина

Этот раздел мы делаем вместе с проектом She is an expert — первой базой женщин-эксперток в России. Цель проекта — сделать видимыми в публичном пространстве мнения женщин, которые производят знание и готовы делиться опытом.

Ищите здесь эксперток для ваших событий.

Регистрируйтесь и становитесь экспертками.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU